tribuna.ee

Пасхальные акценты: яйца с куличами – вещи второстепенные

Когда я читаю, что «главное на Пасху» – это не работать, освятить куличи и яйца (крашеные), и что «особый запрет накладывается на стирку, уборку, рукоделие и глажение», простите, я не чувствую себя православным. Точнее, я вижу себя категорически не соответствующим тому, мда, образу, который мне пытаются втюхать в качестве подтверждения моего христианства здорово разбирающиеся в делах религиозных, как, впрочем, и решительно во всем другом, СМИ. 

Ладно, оставим яйца (крашеные) в покое. Не меньший восторг вызывает и такой пассаж: «В этот день запрещено конфликтовать, плакать и ругать других людей. Помиритесь с родственниками и попросите прощения у тех людей, кого вы обидели ранее, — сообщает портал «Х». 

Честное слово, такое впечатление, будто христиане только и ждут разрешения как следует поорать друг на друга да поскандалить как следует. А, пореветь еще случая не упускают – а тут такая недокука: нельзя сегодня. Потому что Пасха. Ну ничего: пройдет, и мы такое замутим – небо зажмурится.

Смех смехом, и, как вы понимаете, я не хочу сказать этим своим абзацем про крашенки, будто православные находят смешным и глупым увлечение бытовыми особенностями, потому что все из себя безгрешные. Уж что-что, а это я опровергнуть могу, руководствуясь личным опытом. Опровергнет, наверное, любой. Вопрос в правильной расстановке акцентов: что главное в Воскресении Христа, в Которого я категорически верю, несмотря на грехи – что собственные, что всех остальных.

Что делать, если на Пасху нет кулича или яиц? Наш ответ фарисеям. Фото П.Давыдова

Расставить эти самые акценты, на мой взгляд, поможет воспоминание об одном из наших добрых земляков, благодаря которым Эстония и Православие – ничуть не антонимы в сознании многих. Итак, отец Владимир Залипский. Тот самый, который служил в Александро-Невском соборе долгое время. Тот самый, который всех и всегда называл «братья и сестры». Тот самый священник с тихим голосом, на проповеди которого собирался чуть ли не весь Таллинн и жался поближе к амвону, чтобы не пропустить ни одного слова. Потому что слова эти были по-настоящему добрые, благие. Замечу, кстати: «благое слово» — «евангелие» по-гречески. В один из пасхальных дней священник так обратился к пришедшим:
— …заповеди Бога – это фундамент, это основа, на них все держится. Если я буду за собой следить, за разными мелочами, а не буду хранить основы – ничего не получится. Вот у Христа есть слова – Он говорит, что можно оцеживать комара, а поглощать верблюда. То есть, можно заниматься всякими рассуждениями, а не помнить самого главного. Самое главное – что? Это любовь, простота, честность, порядочность, трудолюбие, отказ от себя в пользу человека, нетребовательность, невзыскательность, неосуждение, а наоборот – прощение, терпение, приветливость, простота.

Наверное, это основное очень трудное для исполнения. Трудное, но ясное. И это возможно, любезные братья и сестры, это можно и нужно стараться делать. Конечно, заповеди Христовы – это всегда как звезды на небе: они сияют и к себе зовут. И мы Христовы заповеди выполнить не сможем, но не в этом дело – дело в том, чтобы к ним стремиться. Все дело в устремленности – чтобы у нас было устремление ко Христу и к Его словам, Его Евангелию, Его духу. А дух Христа – это дух любви, смирения и кротости.

Почему я это говорю? Потому что есть прямая связь между заповедями и Духом. Если я храню заповеди, стремлюсь к ним, борюсь с собой, стараюсь всеми силами искоренить из себя всякую неправду, зло, нечистоту, ложь, гордость, и наоборот, стараюсь насадить в своей душе настроения противоположные и дела добрые, чистые – тогда и Дух Божий будет со мной. Господь даст мне, если я буду в Него верить и Ему молиться. Обязательно даст – это закон. И наоборот: если я этого делать не буду, то сколько бы я ни молился и не постился, толку никакого не будет, это надо помнить всегда.

Древние святые, не мы с вами, чем велики? Они прежде всего велики своей простотой – простотой веры, отношением к посту, Евангелию. А в чем простота? – Как Господь говорит, так они и делают. В этом сила святых. Они понимали слова Христа не как-то так хитроумно, не начинали выискивать – а как, а что, а почему, может, иначе понять надо…Нет, не так. А вот буквально: сказано – люби врагов, молись за них, никогда не мсти, попросили у тебя – поделись, дай, спросили рубашку – отдай и верхнюю одежду, не взвешивая: а что будет, а вдруг я останусь голым, а вдруг я заболею? Вот прямо так и делай. Оттого-то и были они сильны духом, за то и хранили их, святых, не люди, а Сам Христос. Вот в этом сила христианства, в этом она была, есть и будет. И где это есть, там все есть. А где этого нет, там ничего нет…Все живут Богом, без Бога жить нельзя. Но кто понимает дело, тот это может чувствовать и радоваться этому. Потому что чувствовать Христа – это великая радость, любовь, настоящая полнота жизни. Вот этой полноты жизни и этой жизни по Христу я всем нам от души желаю. Христос воскресе!

…Конечно, много проще бегать с куличами и яйцами, не гладить, не мыться и чего там еще не делать. Попробуй – прости (искренне, от души) урода, который тебя оскорбил, заработанных денег не отдает или любую другую пакость устроил. Прости, не держи зла. Сложно? – Не то слово. Отец Владимир знал, что говорил. Но будет ли мое христианство настоящим, если я ограничусь гастрономическими домыслами и тонкостями, не обращая внимания на самого Христа, я сильно сомневаюсь.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.