tribuna.ee
- Реклама -
- Реклама -

Воскресная история: Зима, медведи и бобры с котом Федей

Бухтины помогают справиться с самой суровой погодой. Даже со снегопадами, которые не то чтобы очень сильно радуют. Прочитаешь бухтину-другую, и на жизнь смотришь веселее. Улыбнитесь вместе с нами. Улыбка и сугроб иной растопить может.

Зима в этом годе ужас какая снежная. Всё замело в округе. Ходим, тропы-туннели копаем, а иначе совсем никак. А намело этажа до третьего. В аккурат под окнами троллейбус застрял ещё с осени, да так и стоит — до весны, наверное. Это если повезет. Мы водителя подкармливаем, конечно, он и печурку соорудил, чтоб не совсем от жизни оторваться. А что остался он — а как не остаться: машину не бросишь – казенная. Да и жалованье идёт. Первое время ему веселей было, но родня быстро упиравшихся пассажиров по домам разобрала, теперь один зимует. Когда и заглянем к нему чайку попить или еще чего, это если пятница стукнет.

С или чем в эту зиму совсем беда. Морозы как вдарили, так казёнку из магазина и донести не успеваешь – замерзает, зараза, бутыль разносит. Так на магазинных полках и стоит…пылится… Поначалу самогоном спасались, так теперь одни воспоминания о нём. Весь на медведей уходит. Они, звери мохнатые, как распробовали продукт домашний, так на казёнку и смотреть не хотят. Выгребают закрома подчистую. Иной мужик и не пьющий вовсе, и не гнал никогда, да пришлось: прям данью обложили. Так что не верьте в байки про российских медведей, которые водку пьют: враки это всё. Местные медведи употребляют только самогон, и только качественный. По крайней мере у нас. Стра-ашно на Севере зимой: медведь прихотливый пошел – за некачественный продукт и порвать может. Хуже чем Михайло с больной головой поутру на пороге вряд ли что и есть на свете. Наболело!

Это то, что города касается, а вот в лесу как? В лес мы на лыжах ходим: с третьего этажа прямо – на балкон, а потом прямиком в леса. А в лесу хорошо – медведи-то все в город подались. В лесу бобры. Возьми бобра: зверюга хитрая и опасная временами. Не каждый охотник решится на бобра идти. Про охоту на него другоряд расскажу — есть, есть что вспомнить, аж холодок по спине пробежал, как вспоминать сейчас начал. Я сейчас про то, как им под снегом живётся. Уж така беда к ним пришла — ужас, а не беда. Бобер, ведь он кто, он как привык? Подгрыз дерево, свалил и потащил. А тут? Снега по макушки ёлок высоких намело! Он нору-то прокопает, положим, грызёт, старается – упорства ему не занимать, а дерево стоит! Уж и так и эдак исхитрится, а оно стоит! Животное дикое, в физике и прочих науках совсем не понимает: дерево ведь снег держит – упасть не даёт. У бедной зверушки голова пухнуть начинает, и зубы выпадают, а какой же статный бобёр без зубов? Он полполяны изгрыз, а ни одно деревце не шелохнулось. Так что в эту зиму все бобры в депрессии поголовно. Прямо хоть кабинет срочной психологической помощи в лесу открывай. От этого и дома скандалы. Разве нормальной бобрихе это всё понравится: ни зубов, ни деревьев.

Тяжело живности в лесу в такие зимы. Да и домашней не легче: даже кот наш Федька с горя гаджеты осваивать начал. На улицу гулять его не выгнать, а с кошками мурлыкать – природа зовёт, ну этот шерстяной гад мобильник осваивать начал. С утра до вечера смс-ки шлёт подругам своим. Счета приходят – хоть вой. И не запьёшь ведь с горя: самогонка-то вся на медведя уходит. Ничего, весна уже скоро, а там крапива пойдёт! Вытянем.

Текст Петра Давыдова и Антона Соколова

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.