tribuna.ee

Слово и скальпель

Неосторожное слово, неуместное критическое замечание или обидное сравнение зачастую ранят больнее скальпеля. О деликатных моментах в пластической хирургии наша беседа с руководителем Центра эстетической пластической хирургии Татьяной РАЙЕ.

– Многие из тех, кто обращается к пластическому хирургу, хотят не просто улучшить внешность, но и избавиться от комплексов, которые мешают жить, то есть по сути доверяют сокровенное и потому, наверное, очень уязвимы. Что может свести на нет изначальное стремление пациента к совершенству?

- Реклама -

– Откровенность – очень хрупкий мир, который легко разрушить. Принцип “не навреди” – единственно верный. Но как именно не навредить? Ведь даже случайно услышанные профессиональные слова, которые популярны среди медиков, способны невольно сыграть злую шутку. “Шея индюка”,“подбородок ведьмы”, “собачьи ушки”…  Для специалистов это обычные термины, которые характеризуют конкретную деформацию коротко и образно. Однако при общении с пациентом они неуместны. Анализируя, к примеру, особенности лица и обсуждая, что именно стоит скорректировать, важно предельно деликатно делать выводы и в то же время дать исчерпывающую информацию о предстоящей процедуре и возможных рисках. Наша цель – не усилить комплексы и сомнения, а, наоборот, освободить от них.

– Какие вопросы или просьбы пациентов можно отнести к разряду неделикатных?

– Весьма распространены просьбы такого рода: “Покажите мне фотографии ваших клиентов до и после операции, хочу увидеть, в чём разница”. Обычно я задаю встречный вопрос: “А вы хотите, чтобы я показывала другим ваше фото?” Тут же следует ответ: “Ой, нет, конечно”. Я нигде не показываю фотографий своих пациентов, не имею на это морального права, ведь существует защита персональных данных. Исключения возможны только с согласия клиента. Но мой немалый опыт доказывает: подавляющее большинство людей не хочет никому сообщать даже о самых изумительных результатах работы пластического хирурга. Это слишком интимный момент. Да, внешность человека – его лучшее рекомендательное письмо. Но это не то письмо, которое должны вскрывать все, кому вздумается… Другой довольно типичный пример: “Если у меня всё хорошо получится, то мои подруги тоже к вам придут”. В чём тут главное заблуждение? Ни одно учебное пособие, ни одна фотография, ни один фильм не способны передать, какой будет результат именно у вас. Потому что в мире нет абсолютно одинаковых лиц или фигур. У каждого – неповторимая анатомия и физиология. Например, люди с высокими и плоскими скулами даже стареют по-разному. Увы, многие всё равно приносят фото знаменитостей, просят сделать нос, как у Мадонны, и тому подобное. Но и самый безупречный нос может испортить лицо, для которого он, этот нос, не предназначен. Это не оправа, которую легко снять и примерить другую. Не устаю повторять: надо учитывать и выигрышно подчёркивать свои природные особенности, а не подражать кому-то.

– Считаете ли вы уместным слишком активно пропагандируемый культ молодости?

– Понимаю, что это бизнес. Потому что “борьба со временем” приносит прибыль многим, кто уверяет, что способен повернуть его вспять. Культ молодости особенно назойливо насаждался в эпоху перемен, когда было модно всё обновлять – от жён до секретарш. Сейчас, по-моему, к этому вопросу стали относиться более разумно. Я считаю, что надо стремиться выглядеть максимально хорошо в своём возрасте, с чувством меры и благодарностью за каждый подаренный судьбой год.

– Спасибо за беседу, доктор Райе.

 

 

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.