Воскресный антидепрессант Любиной: цыганский темперамент в Эстонии

С раннего детства цыганские танцы завораживали магией гипнотизирующих движений и красотой ярких женских костюмов. В современной жизни эти танцы – воплощение любви к жизни вопреки невзгодам и препятствиям. Но цыганский танец, вольный, душевный, страстный, всегда ассоциировался с кочевым цыганским племенем. Каково же было удивление, когда я обнаружила, что его мастерски исполняет моя близкая приятельница, жительница Таллинна. Из-за ярких юбок, кружащихся в танце подобно гигантским бабочкам, я стала называть приятельницу и ее подругу жар-птицами. Ибо, согласно славянским сказкам, это птица с золотыми и серебряными крыльями, от которых идет волшебное сияние, и глаза сверкают. Полное совпадение с нашими героинями – Татьяной Спириной и Еленой Пылински. В сценических костюмах и на сцене –дуэт Dance Studio Ruzal.

— Глядя на вас вне сцены, думаешь, что дуэт исполняет исключительно русские народные танцы. Но вы исполняете цыганские. Почему?

— Т.Спирина: Нам близки эмоции, взрывной характер, пластика этого танца, тема любви, проходящая красной нитью через его рисунок. Можно сказать, что цыганский танец и есть любовь. Перемещаясь на протяжении веков из страны в страну, он впитывал все лучшее из народного фольклора различных народов. Именно поэтому танец цыган, проживающих в России, перекликается с русским народным танцем: элементы «дробушек», ритм, некоторые движения рук.

— Судя по уровню подготовки, танцами вы обе занимаетесь давно. Как начали танцевать?

— Е.Пылински: Я — по воле случая. Двенадцать лет назад жизненные перипетии заставили искать применение накопившейся энергии, пути трансформации отрицательных эмоций в положительные и созидательные. Посоветовали — увлеклась восточными танцами. Они и дали вторую жизнь.

— Т.Спирина: А я танцевала с детства. Воспитатели детского сада запомнили маленькую Таню танцующей. В школьные годы занималась в ансамбле народного танца «Сувенир» (г.Силламяэ). Потом был длительный перерыв. Уже во взрослой жизни мы встретились в студии восточного танца у Натальи Бахиры. А потом спустя в шоу-театре «Ягори» произошло первое знакомство с цыганскими танцами. Начали ими заниматься, поняв, что восточные танцы уже переросли. Возраст — с ним не поспоришь, а цыганский танец не имеет возрастных ограничений.

Фото Натальи Остриковой-Островской

— Много репетируете?

— Е.Пылински: Не реже трех раз в неделю. Чтобы не думать о движениях, танец нужно повторять постоянно. Отрабатывается техника, потом поверх отточенных движений «накладываются» эмоции. Техника на высоком уровне плюс эмоции – итого связь со зрителем. Это и есть мастерство, к которому мы стремимся все два года, что существует дуэт Dance Studio Ruzal.

— Как вам удается перевоплощаться на сцене?

— Т.Спирина: Врожденный темперамент и многочасовые упорные репетиции. Стимулирует и воодушевляет энергия зрительного зала. Это взаимообмен, без которого танцевать невозможно. Я человек сдержанный. Мне проще дается техника. А Елена по характеру взрывная, импульсивная, ей легче проявлять чувства. Возможно, оттого, что в ее жилах, пусть и немного, течет цыганская кровь. Мне, чтобы настроиться, помогают сценические костюмы. В них перевоплощаешься в другого человека и находишь эмоции, которые даришь зрителям.

— Как пришли к созданию собственного коллектива?

— Е.Пылински: Если углубляться в историю цыганского танца, то изначально он не предполагал ни парных, ни коллективных выступлений. С течением времени мастерство танцоров росло, стали практиковаться совместные выходы. Симметричная работа усиливает впечатление, подчеркивает, что цыганский танец – великое мастерство и искусство. Вот и решили пару лет назад танцевать вдвоем. А для роста профессионализма продолжили занятия с профессиональными педагогами и хореографами. В нашу танцевальную копилку попадают танцы с мастер-классов ведущих хореографов: Александра Рубенчика (театр «Ромэн», г.Москва), Натальи Кулишенко (школа танца DANCE HAYAT, г.Киев). Регулярно занимаемся в студии «Кхаморо» у Натальи Ильвес в г.Таллине. Это талантливая танцовщица и требовательный преподаватель, у которого мы многому научились и продолжаем учиться.

— Почему «Рузаль»?

— Е.Пылински: Хотелось найти красивое, звучно название, которое подходит не только к цыганским танцам. Рузаль — имя персидских цыган. Обозначает «Имеющая Свою Счастливую Долю». Нам понравилось и звучание, и перевод, и символичность. Места под солнцем должно хватить всем, в том числе и нашей маленькой студии.

— Какую смысловую нагрузку несут движения в танце?

— Е.Пылински: Каждое движение цыганского танца изначально наполнено смыслом. Красивые элементы — посыл зрителю слов любви, переживаний и страсти. У мужчин смысл танца один, у женщин – другой. Женщина в цыганском танце несет себя плавно и величаво. Всем видом она показывает своенравие и гордость. Одно из чисто женских движений – тряска плечами с плавным прогибом в спине назад. Но самые грациозные и зрелищные – манипуляции с платком и пышной юбкой, когда танцовщицы рисуют подолом восьмерки. Нам танцевать чуть проще, потому что зритель видит неземной красоты костюмы, напоминающие сказочных жар-птиц. Но при этом требуется безукоризненное владение техникой, ведь парящая ткань предательски выдает все огрехи и нечетко выполненные движения.

Фото Натальи Остриковой-Островской

— Женское любопытство: поделитесь секретами пошива цыганских нарядов?

— Т.Спирина: В самом начале мы самостоятельно шили себе концертные вещи. Могу сказать, что это долгий и кропотливый труд.

В цыганских танцах недопустимо оголять живот, ноги. Как правило, на пошив одного костюма требуется до 15 метров ткани, длина волана — 25 метров. Из этой ткани должно получиться два «солнца», плюс два-три ряда оборок. Некоторые шьют юбки и в 2,5 «солнца», но справляются с таким количеством ткани только опытные танцовщицы. Основная юбка для традиционного цыганского костюма делается из ткани с рисунком, обычно цветочным, с одноцветной оборкой для контраста. Помимо основной шьется нижняя юбка. Фасон блузы четко не регламентируется, рукава бывают и облегающими, и широкими «цыганскими». Сейчас требования немного смягчились, и мы позволяем себе блузки, завязывающиеся спереди и оставляющие животик слегка открытым. Ни один цыганский костюм не обходится без такого танцевального аксессуара, как шаль. А это еще не менее полуторов метра ткани, чтобы ее свободно повязать на талию, бедра или накинуть на плечи. Мы предпочитаем павловопосадские платки.

— У «Рузаль» есть мечта?

— Е.Пылински:Добиться такого мастерства, при котором зрители в восторге от выступлений. И приходят на них снова и снова. Нужен и финансовый результат. В танцы вложено много сил, времени и средств. Отдача всегда мотивирует. Считаем, что мы хорошо танцуем. Но на достигнутом не останавливаемся. В нашем репертуаре теперь есть и украинский, и русский танец. Думаем, что дальнейшее развитие Dance Studio Ruzal связано с русскими народными танцами. Татьяна разрабатывает хореографию, я «колдую» над сценическими образами.

Хорошие результаты уже есть: мы стали лауреатами первой степени на международном фестивале Maardufeestis 2019. Но цыганский танец — это любовь на всю жизнь. 

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline