Николай Мейнерт: Случайные диалоги на околополитические темы

Чаще всего в такси. Или всё-таки в поезде с попутчиками? Уж точно не с соседями в кухонных беседах – там они не случайные. Кто его знает, когда и где встретишь очередного собеседника… С запомнившейся точкой зрения.

Разговор 1

Так вот, такси. В Иордании, в Аммане. Если таксист говорит по-английски, что отнюдь не гарантировано, то с восторгом демонстрирует своё знание, словоохотливо общаясь на самые разные темы. Например, по ходу разговора: «Нам, иорданцам, запрещен выезд за границу…» «Как же так? — отвечаю я ему, — Мне доводилось встречать иорданских граждан в самых разных европейских, да и в других странах.» «Да, — поясняет собеседник, — но им для выезда требуется специальное разрешение.» «То есть?» – пытаюсь уточнить я. «Мы же не можем просто так взять и выехать за границу. По внутреннему паспорту, как обычно в современных странах, это невозможно. Надо ходатайствовать об особом документе, специальном паспорте для выезда за пределы страны. Т.е. получать персональное разрешение. А это значит, свободное передвижение нам запрещено, и за границу просто так, свободно, выезжать нельзя.»

Получалось, что рядовой иорданец воспринимал обращение за разрешением как запрет. Мы ещё с ним забавно пообщались также на тему многоженства в Иордании, но это уже из другой области.

Разговор 2

Албания. Ехали мы с Любой в некий отдаленный замок в сопровождении сотрудника местного муниципалитета. Вообще-то он журналист, но, по его словам, журналистикой в Албании не проживешь, пришлось идти на гос. службу – лучше платят. «Поводы для нынешних постоянных албанских беспорядков возникают из-за того, что у нас смена государственной системы произошла мирным путем!» – прозвучала высказанная им парадоксальная мысль. И её продолжение: «Мирный – значит осталась вся прежняя элита. Да, она отстранена от власти, но только внешне. Сохранились связи, скрытое влияние, в политику и бизнес пришли дети прежних правителей, пользуясь родительской финансовой и личной поддержкой. Мыслят многие из них тоже по-родительски. Принимаемые новой властью решения саботируются, возникает очень сильное противодействие. В результате – реформы не проводятся, их эффективность нулевая, инициируются беспорядки. Революция же, настоящая революция с применением силы, сметает власть, уничтожает её приспешников, и тем самым расчищает площадку для новых людей, изменений, переустройства, которому нет препятствующей силы.»

Разговор 3

В такси в Киеве на пути в аэропорт Борисполь после последних президентских выборов, на которых я имел возможность присутствовать в статусе международного наблюдателя. По дороге мой коллега, журналист из Литвы Артурас Манкявичус, поинтересовался у водителя, что он думает о прошедших выборах. «Как бы там ни было, а в пользу Порошенко говорит то, что его смогли победить на выборах, и власть сменилась демократическим путем. Значит, за годы его правления сложилась такая система, при которой победа действующего правителя при всех его возможностях – легальных и нелегальных – вовсе не гарантирует переизбрания на следующий срок и уж тем более пожизненного президентства. А это уже плюс.»

Чего только не услышишь от случайных собеседников… Честное слово, ничего не придумал.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline