Юлия Линдвалл: Хочу, чтобы в Левой партии всё было по закону

Борьба за власть внутри Объединенной левой партии Эстонии (ОЛПЭ) продолжается уже не первый год. На очередном этапе в неё вступила Юлия Линдвалл, подавшая в суд заявление с требованием признать незаконность избрания на пост председателя партии Юлии Соммер. Мы попросили Юлию Линдвалл рассказать о себе, а также о том, что происходит внутри Левой партии, и чем всё это может закончиться.  

— Расскажите немного о себе.

— Я получила степень бакалавра в сфере управления бизнесом в Таллиннском техническом университете, а сейчас получаю степень магистра в области управления дигитальной средой в Estonian Business School. Я благодарна родителям, что с ранних лет мне привили любовь к учебе и стремление к познанию мира через науки. Для меня всегда важным была динамичная среда, новые возможности, интересные контакты, а также созидательная деятельность и базисом для всего этого, в первую очередь, является не только воспитание, но и образование.

— В 2009 году Вы были выбраны вице-мисс в рамках конкурса “Мисс Эстония”. Не думали продолжить карьеру модели?

— Да, это был интересный опыт и хорошая возможность испытать себя. Я бы не сказала, что  целеустремленно занималась карьерой модели, но удалось поучаствовать в различных международных конкурсах, посмотреть на то, как устроена эта сфера изнутри. Скажу, что у большинства людей наверняка предвзятое представление о красивых девушках, шагающих по подиуму, и в них не сразу различишь юристов, психологов, и иногда даже ученных.

— Что заставило Вас вступить в Левую партию? Ведь не секрет, что партия не самая влиятельная – она не представлена ни в парламенте, ни в местных самоуправлениях?

— В эстонском обществе однозначно есть запрос на новую политическую силу. Правящую коалицию поддерживает лишь 37% избирателей. Это говорит о глубоком разочаровании в отношении правящих партий. Нам нужны новые игроки на политической арене, такие политики как Раймонд Кальюлайд. Мне показалось, что Левая партия могла бы занять достойное место и усилить свои позиции, но…

— Вы столкнулись с проблемами как только в декабре прошлого года были избраны в правление ОЛПЭ?

— Я видела изменения, происходящие в руководстве партии, и все эти изменения вели её к краху и глубокому кризису. Была надежда, что что-то удастся изменить, но я столкнулась с откровенной некомпетентностью называющей себя председателем ОЛПЭ Юлии Соммер. Всё происходящие вынудило меня подать иск в суд, чтобы положить конец путанице внутри Левой партии. Как члену правления мне стало известно, что Соммер была избрана в нарушение закона о некоммерческих объединениях, который предусматривает, что назначение и отстранение членов правления является исключительной компетенцией общего собрания некоммерческих организаций.

— Однако, ведь, сомнения  в законности избрания Соммер высказывали и другие руководители Левой партии? Тот же «второй председатель» Мстислав Русаков.

— Совершенно верно. Но все эти обвинения относились к деятельности прошлого правления. Я же как член правления нового созыва, выбранная на общем собрании 8 декабря 2018 года, утверждаю, что Соммер не избиралась членом правления ОЛПЭ конгрессом или общим собранием ОЛПЭ. Сама Соммер сообщила Республиканской избирательной комиссии, что она была избрана членом правления Левой партии её советом, но закон не предусматривает такой возможности. Эти ошибки прошлого вызывают сожаление, и я уверена, что суд устранит нарушение. Соммер – это перевернутая страница Левой партии. Нам нужно двигаться дальше.

— А что думает об этом сама Юлия Соммер?

— К сожалению, она самостоятельно не сложила с себя полномочия, а продолжает назвать себя председателем партии. По сути, мы имеем место с узурпацией власти в отдельно взятой политической организации. Можно лишь сожалеть, что такие ошибки происходят и оперативно не исправляются Регистром некоммерческих объединений, это стало проблемой для многих НКО.

— Что Вам известно о финансировании ОЛПЭ, на какие средства партия существует?

— К сожалению, я не могу дать исчерпывающий ответ на этот вопрос, так как допуск к финансовым делам ОЛПЭ имеет крайне ограниченный круг лиц. Знаю только, что в партии существуют проблемы c некими долгами. Спонсоры от сотрудничества с ОЛПЭ также отказываются, т.к. само сочетание слов «левое движение» вызывает негативные ассоциации.

— И все-таки какие-то деньги у ОЛПЭ есть?

— Недавно выяснилось, что Объединенная левая партия получала немалые средства от европейских единомышленников и у последних появились вопросы о целевом расходовании этих средств. В связи с этим в Таллинн для проверки прибыли вице-президент партии «Европейские левые» Маргарита Милева и глава департамента внешней политики социалистической партии Германии Die Linke Оливер Шрёдер. В результате они потребовали срочно созвать собрание ОЛПЭ и встретится с руководством партии, но Соммер пригласила туда далеко не всех членов правления, не говоря уже о рядовых членах партии. Согласитесь, ситуация странная для партии, декларирующей близость с народом.

— Спасибо за беседу!

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline