Воскресный рассказ: Наш Пертович

Недавно мы рассказывали о не самом удачном примере для путешественников – португальце, который, имея горячее желание попасть в Книгу рекордов Гиннеса, уже 18 лет мечется по Европе на велосипеде, но страшно боится заехать в Россию. Даже Европейская ее часть существенно бы облегчила его задачу, как показывает практика. Впрочем, его дело. Сейчас мы рады привести пример обратного.

720

Дэвид из австралийского Перта уже третий месяц путешествует по России, не имея при этом, правда, ни малейшего желания попадать в книгу рекордов, устанавливать эти рекорды да и вообще громко заявлять о себе. Не то чтобы стеснительный – скорее, скромный. Тихий такой Дэвид Пертович (фамилию мы не спрашивали, поэтому выбрали такую), средних лет дядька, всерьез интересующийся историей и культурой Европы. Встретились с ним в Печорах, оказавшись первыми, кто кроме “Good morning” может произнести еще что-то на родном наречии путешественника, чем привели его в немалый и благодарный восторг. Понятное дело, разговорились.

Месяца три назад Дэвид, пройдя эти кошмарные мытарства с получением визы (уберите визы, а?), впервые появился в России. «А интересно просто, — сказал. – Прочитал пару ваших классиков, посмотрел несколько фильмов – художественных и документальных – и влюбился в страну. Чтобы любовь не была заочной, явился вот к вам».

Дэвид Пертович. Фото Петра Давыдова

Начал с…Башкирии, со Стерлитамака. «Классику оставил на потом – Петербург, Москва, то-сё – это я завсегда успею. Захотелось вот посмотреть на Россию провинциальную. Посмотрел и восхитился. Похоже, тот самый менталитет, та доброта, гостеприимство и юмор с меланхолией, о которых речь идет в ваших фильмах и книгах, именно здесь-то, в глубинке, и сохраняются на совесть. Так что езжу, хожу и радуюсь».

Потом уже были Москва и Питер, конечно – тут Дэвид просто делает большие глаза и заявляет кратко: «Даа! Это вещь, скажу я тебе!» Но в глубинку тянуть продолжает со страшной силой, поэтому за обеими столицами последовали Казань, Нижний Новгород, Смоленск, Псков, а сейчас вот Печоры.

Особое внимание Пертович уделяет монастырям: по нескольку дней остается здесь ночевать, днем ходит на службы, пытается в силу весьма скромных языковых способностей – что своих, что местных – узнать о христианстве побольше. Иногда получается. Вот, например, в Псково-Печерском монастыре он убедился, что христианство – это не только и не столько архитектура, гимны, ладан, иконы, в общем, не столько внешность, сколько то, что внутри. «Знаешь, с какой любовью со мной разговаривали монахи здесь? – спрашивает. – Помогали, показывали монастырь, улыбались. Чаем поили, что-то спрашивали, смеялись. Один английский немного знал, так спросил: “Are you searching for God?” («Ты ищешь Бога?») Я ему такой: “Sure!” Он и говорит: «Это хорошо. Ищи!» Потом снова чай пили. Хорошо у вас.

На днях Дэвид рухнул. Свалился в темноте с высокого крыльца гостиницы. Лежит, не шелохнется. А тут мы подходим. Собственно, так и познакомились. Good evening. Небольшая паника хозяев, поднимание стонущего тела, осмотр, обработка пораненной руки, перевязка, снова чай, пара крепких шуток про австралийского подранка и лишний бокал пива. «Ничего, — говорит, потирая руку. – Шутка, если добрая, иногда больше лекарства помогает. Но свет иногда лучше включать. Да и с пивом, если честно, поосторожнее бы надо». Мы вовсю головами закивали.

Как-то, после очередного похода в монастырь, спросил, а что, собственно, интересного есть в Эстонии. Ну, тут мы развернулись вовсю: и про Пюхтицу рассказали, про Причудье, Принаровье, про красоты местные. Утешили, что и с английским полегче будет. «А люди там хорошие есть?» — спросил. – «Пертович, ты прям как с луны свалился, а не с крыльца. Хорошие люди везде есть – съезди, проверь». Обрадовался, рюкзак стал собирать.

Если встретите на эстонских просторах этого мужика, передайте ему большой привет из Печор. Дэвид Пертович — дядька хороший, добрый. Ищущий. Наш человек.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline