Вячеслав Иванов: Эстонское правительство формирует «пятую колонну»

Что значит этот расхожий термин-клеймо, русскоязычным жителям Эстонии хорошо известно. Но, возможно, не все знают историю его происхождения. Для общего развития и большей убедительности текста вкратце напомним.

1 631

Во время Гражданской войны в Испании (1936—1939) на Мадрид, который защищали республиканцы, наступали четыре армейские колонны мятежного генерала Франко. При этом франкистская пропаганда усиленно распространяла по всем каналам деморализующую информацию о том, что среди самих защитников действует глубоко законспирированная агентура сторонников каудильо (титул Франко), составляющая пятую колонну, которая в решающий момент ударит с тыла и тем обеспечит победу наступающих колонн.

Броский образ прижился и в дальнейшем активно употреблялся как пропагандистское клише для обозначения внутренних врагов самыми разными режимами. Скажем, в СССР всех евреев называли «пятой колонной мирового сионизма и империализма». Правда, слово «еврей» политкорректно заменялось маловразумительным, но прозрачным эвфемизмом безродные космополиты.

Тушить пожар лучше бензином

Чтобы ответить на вопрос, кто в Эстонии «пятая колонна», напрягаться не надо. А вот кто эту колонну формирует? Не в смысле из кого она состоит, а именно кто формирует? Уверен, что вы мне сейчас начнёте талдычить о прокремлёвских СМИ, о российской пропагандистской машине…

Этим всем вы уже никого не удивите. Да, всё это имеет место. И что в том необычного? Им ведь (и тем СМИ, и той машине) за это деньги платят, и немалые. А денежки надо отрабатывать, вот они и стараются. Но становится всё очевиднее, что зря стараются. Потому что за них из местных русских успешно формирует «пятую колонну» само правительство Эстонии.

Определимся. Россия как обычная империя ведёт настоящую войну — с Украиной и гибридную войну — со всем остальным демократическим миром. Сам по себе, впрочем, этот мир тоже не весь белый и пушистый, но, во всяком случае, не от него сегодня исходит агрессия. А для империи агрессия — её естественное поведение/состояние.

Почему, как и зачем — все эти вопросы являются предметом рассмотрения мудрёной науки политологии. Нам сегодня достаточно признать сам факт и «танцевать от этой печки».

Тогда уместным становится вопрос: если вы уверены, что ваш сосед способен напасть на ваш дом, то логично ли (я уж не говорю — разумно ли) настраивать против себя значительную часть людей, проживающих в этом доме рядом с вами? Уместно ли постоянно упрекать их в том, что они готовы поддержать этого плохого соседа? Пусть не все они — ваши ближайшие или хотя бы дальние родственники, но они живут не в соседском доме, а в вашем.

Совершенно очевидно, что сосед заинтересован в том, чтобы эти люди поддержали его в тот момент, когда (и если) он решит напасть на вас. Он, собственно, этого и не скрывает.

Но тогда почему вы подыгрываете ему? Почему при этом вы не просто постоянно упрекаете своих сожителей в том, что они симпатизируют враждебно настроенному соседу, но ещё и делаете всё, чтобы вызвать у них антипатию — не к соседу, а к самим себе? Зачем вы постоянно, как выражается герой одного фильма про Одессу, постоянно дёргаете их за нервные окончания?

С точки зрения простейшей обыденной прагматики это всё равно что пытаться погасить едва зарождающийся очаг возгорания, периодически плеская на него бензином. Или хотя бы керосином…

«Как же хорош ваш родной язык!»

После 24 февраля 2022 года мир действительно стал иным. И в гораздо большей степени, чем, например, после 11 сентября 2001-го. Масштаб этих перемен может сравниться разве что с тем, что произошло после 21 августа 1991 года.

Но сущность этих изменений выражается не в том, что (по мнению журналиста Павла Соболева из русскоязычного варианта портала Postimees) отныне глава государства может свободно носить на публике футболку с матерным слоганом по-русски. Эти изменения куда глубже и значительнее, чем щеголяние обсценной лексикой в знак солидарности со страной, подвергшейся агрессии.

А ещё нелепее выглядит попытка объяснить ношение на рукаве такой надписи желанием показать, насколько господин президент проникся терпимостью к русскому языку и даже восхищён его экспрессивной мощью. А ведь именно так и пишет автор колонки журналиста: «Русскоязычные жители Эстонии могли бы в футболке Алара Кариса увидеть вовсе не неуважение к себе, а — среди прочего — и выражение солидарности с ними, различив в появлении президента на акции по плетению сеток в таком наряде примерно такой сигнал для себя: „Как же хорош ваш родной язык для выражения некоторых мыслей и эмоций, которые у меня и у вас в этом случае уж точно общие“».

Сам же слоган, пожалуй, уместен там и тогда, где и когда он был произнесён украинским пограничником в ответ на предложение российских военных моряков сдаться и где он стал мемом, символом справедливой борьбы.

Впрочем, носить или не носить такую футболку — дело сугубо личное. Просто как-то трудно представить себе на месте нашего президента в такой ситуации, скажем, Эмманюэля Макрона или Джо Байдена…

Красноречивый язык жестов

Хотя в одном я готов согласиться с коллегой: вряд ли носителей русского языка в принципе мог поразить или тем более обидеть сам по себе факт употребления в публичном пространстве ненормативной лексики.

Гораздо оскорбительнее для представителей нетитульной нации выглядят такие события последнего времени, как, скажем, история с Нарвским танком. Или неадекватно жёсткая реакция на избыточно эмоциональные высказывания бывшего худрука Русского театра Филиппа Лося и депутата Рийгикогу Михаила Стальнухина.

Кстати, кроме огромного разочарования действиями республиканских властей в русскоязычной аудитории, единственное, чего реально добилось своей оперативной решительностью (или решительной оперативностью — это кому как приятнее) правительство Каи Каллас, так это взрыва пропагандистской эйфории на противоположном берегу реки Наровы. Где немедленно, стволом в сторону Эстонии, был водружён на постамент «брат-близнец» нарвской тридцатьчетвёрки, по каковому поводу произвели символический залп…

Следует ли после этого удивляться итогам недавнего социологического опроса, показавшим, что безоговорочно осуждают российскую агрессию против Украины всего 43 процента русскоязычных жителей Эстонии? А остальные 57% примерно поровну поделили между собой: а) те, кто оправдывает в этой ситуации Россию, и б) до сих пор (!) не определившиеся. Хорошо бы понять, что больше повлияло на такой расклад: реплики нынешних диссидентов или действия правительства?

Мотивируя необходимость убрать Нарвский танк, Кая Каллас ссылалась на то, что памятники советской эпохи бередят раны эстонцев. Раны, нанесённые прежним режимом в течение полувека, после чего вот уже тридцать второй год Эстонская Республика является свободным независимым государством.

Сколько лет будут давать о себе знать раны, нанесённые местным русским уже этим государством? После «Бронзовых ночей» 2007 года прошло только пятнадцать лет, а Нарвским танком проехались по памяти о тех событиях и вовсе месяц назад.

…Андрус Ансип своими действиями весной 2007-го обеспечил почти космический взлёт рейтинга своей партии накануне парламентских выборов. Но акции по переносу Бронзового солдата не предшествовала российская агрессия против Украины. Кроме того, сам Ансип нашёл для себя возможным 8 мая того же года возложить цветы к подножию перенесённого на Военное кладбище монумента. Ждать ли подобного жеста от нынешнего премьер-министра?..

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать. 

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline