Толстиков: Ноблесснер — завод №7(?) — Ноблесснер

О секретном советском предприятии на территории нынешнего элитного таллиннского района, который, в общем-то, ничего секретного и не производил, но "скрылся" из исторических хроник, пишет в своём материале для портала Tribuna.ee инженер-журналист Ярослав ТОЛСТИКОВ.

1 865

Читатель, возможно, спросит: а почему это в заголовке вашей статьи красуется слово “завод №7”, да ещё с вопросительным знаком? Сразу отвечу: и для меня это большой вопрос. Такого знака я ставить не собирался.

Но всё по порядку. По окончании в 1954 году Ленинградского кораблестроительного института я был направлен на работу в Таллинн — тогда столицу Эстонской ССР — инженером на судоремонтный завод №7 ВМФ. Это было тогда закрытое предприятие, упоминание которого в печати запрещалось. Хотя ничего секретного на нём не производилось. Завод военно-морского флота СССР ремонтировал тральщики, маломерные военно-морские суда, подводные лодки. Располагался завод в Калининском районе города (Пыхья-Таллинн) на улице Тёэстузе. А его цеха находились пониже улицы на берегу Таллиннской бухты Финского залива Балтийского моря. Уютное местечко. А напротив здания заводоуправления, через дорогу находился завод «Вольта», «переквалифицированный» сегодня в офисные помещения и элитное жилье.

О рабочем процессе на закрытом предприятии

Проработал я на судоремонтном заводе семь лет. Вначале инженером-конструктором, затем начальником Бюро рационализации и изобретательства, мастером плазового участка — завод приступал к строительству самоходных морских барж.

Замечу сразу, что работа конструктора в заводском СКБ вовсе не означала постоянного сидения за столом с логарифмической линейкой в руках (компьютеров тогда в природе не существовало) и рейсшиной перед собой. Прежде всего конструктор должен был сделать тщательный осмотр судна, прибывшего на ремонт, определить объём предстоящих конструкторских работ, а потом уж садиться за стол.

Помню, во время одного из таких походов на стоявшее у причала судно, я, торопясь, прыгнул с верхней палубы, пренебрегая расположенным подо мною трапом. Эдак, по молодчески, прыгнул. И — угодил в расположенный внизу, рядом с трапом, люк. К счастью, провалился сразу обеими ногами. Обошлось ушибами. Так что поспешишь — людей не рассмешишь, а без ног, возможно, и останешься.

Интересным способом проводилось тогда у нас кренование судна, то есть определение его остойчивости. На палубе мы собирали 15-20 матросов, прикидывая их общий вес. По команде они должны были быстро перебегать с одного борта на другой и обратно. А находившиеся в трюме во время такой матросской “тусовки” двое наших сотрудников регистрировали показания прибора, который определял остойчивость корабля во время волнений на море.

Трудились на предприятии более тысячи человек, русские и эстонцы, все, разумеется, постоянные жители Таллинна. В руководстве этим военным заводом стояли высокие чины офицеров ВМФ. Начальник завода, главный инженер и ещё два-три чина.

Для семей заводчан было построено два четырёхэтажных здания на улице Калинина (Копли), именовавшихся общежитиями гостиничного типа. Впоследствии неподалеку от Балтийского вокзала был построен четырёхэтажный жилой многоквартирный дом, также для семей заводчан.

Имелся на заводе клуб, где проходили собрания, культурные мероприятия. Располагался он на улице Нахимова (Эрика).

Работники предприятия могли по профсоюзной путёвке отдохнуть в домах отдыха в Вызу, Нелиярве или отправиться в туристическую поездку на юг, к Чёрному морю.

Просуществовало это военно-морское предприятие примерно шесть десятилетий: с середины сороковых годов ХХ века вплоть до 1996 года, когда оно находилось уже в составе BLRT Grupp.

О царском времени память не стёрта

А вот сегодня, в 2020 году, читаю газеты, слушаю радио, смотрю ТВ. И всюду слышатся слова “Ноблесснер”, завод “Ноблесснер”, научно-развлекательный центр “Ноблесснер”. А весь этот разговор-ажиотаж ведётся о территории, на которой и в советское время, и теперь уже в Эстонии, восстановившей свою независимость, находился и успешно действовал судоремонтный завод, предоставлявший работу тысяче жителям столицы.

Субмарины «Гепард» и «Вепрь» в Ноблесснере в 1915-1916 годах. Фото: Eesti Meremuuseum, Noblessner.ee

 

Да, здесь, на территории, прилегающей к Таллиннской бухте Финского залива Балтийского моря, был по указу Николая II основан в 1912 году завод по строительству подводных лодок, и до начала Первой мировой войны ему удалось спустить на воду с десяток таких субмарин. А сегодня, в 2020 году, здесь разместился научно-развлекательный и культурный центр, получивший название “Ноблесснер”.

Прекрасно, замечательно! Но у меня не укладывается в сознании: как это в течение более тридцати лет независимости страны умалчивать в печати (как и в советское время) о существовании на этой же территории судоремонтного завода советских времен. И ещё одно, помимо завода №7, выброшенное из истории предприятие — судоремонтный завод №36 ВМФ, располагавшийся тогда на территории нынешнего Таллиннского морского порта. А ведь из истории фактов не выбросишь.

Теперь, пожалуй, самое любопытное: на судоремонтном заводе №7 ВМФ, где я, как уже говорилось, проработал семь лет, имелся музей, который, в частности рассказывался об истории завода. И именно здесь, в заводском музее советских времён я узнал из его экспонатов, кто же основал в 1912 году завод по строительству подводных лодок. Ими были российские учёные-специалисты шведского происхождения — Эммануил Нобель (племянник всемирно известного Альфреда Нобеля) и его соратник Артур Лесснер. Их фамилии и составили в сокращённом виде название «Ноблесснер».

А совсем недавно я на машине (такси) проехался по хорошо известной мне с молодости заводской территории. Удивило, что практически все здания бывших цехов сохранились: естественно, коренным образом перестроенные под магазины, отели, кафе, небольшие предприятия. А литейный цех стал уже упоминавшимся Центром аттракционов, открытий и чудес техники.

Ноблесснер в настоящее время. Фото: Noblessner.ee

 

Неплохо сделано. Но буду откровенным: тёмно-коричневый цвет производственных зданий слегка отпугивал, он явно не соответствовал нашим представлениям о современных городских кварталах.

А у самого берега появились жилые дома, судя по их виду, предназначенные отнюдь не для бедных людей. Тем не менее: всем создателям таллиннского центра “Ноблесснер” я хочу сказать большое спасибо, а заодно убрать вопросительный знак из заголовка этой статьи.

 

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline