Павел Иванов: У нас потерянные символы являются символами потерянности

Если взглянуть на историю, то можно заметить некую тенденцию - не приживается у нас постоянство и постоянность явлений, представляющих в своем контексте символическое значение. Взять хотя бы печальную историю памятников или каких-нибудь брендов. Так считает автор портала Tribuna.ee Павел ИВАНОВ.

857

История с памятником (или с попыткой увековечить память) Яаку Йоала привела к размышлениям о шкале ценностей, определяющих символичность персон, событий и явлений в истории нашей страны.

Идея ведь памятника певцу, согласитесь, прекрасная. Однако судьбоносным стало воплощение задумки, а не спор о ценности увековечивания. В итоге нет памятника и навряд ли будет в будущем. Потому что при любой новой попытке главным будет понятие ценности восприятия конкретного объекта, а не ценность личности. Да и Вильянди лишился туристического магнита.

Та же грустная история с Крестом свободы. Ценность истории при наличии проблем с сооружением пропала и стала ценностью с точки зрения девальвации символичности памятника. Да и само подножье Креста в новой истории страны стало местом паломничества мракобесов, а не ценностью истории.

Грустно было читать про то, что на Сааремаа более не будут печь традиционно любимый народом Бородинский хлеб. Новость прошедшей недели — легендарное плодово-ягодное вино из Пыльтсамаа кануло в лету.

Еще, кстати, не закончилась сага вокруг памятника Константину Пятсу — будет ли голова или дело заглохнет в поисках ценности символизма в образе спорного, но все же символа государства.

Хорошо, что есть замок Маарьямяэ, который находится за еще одним визуальным символом — за злосчастным мемориалом с обелиском, ставшим заложником пропаганды. Там можно увидеть осколки истории в символах, ценность которых определяется историческими потерями. С вином и хлебом сложнее, но рецепты остались.

Хорошо, что на «Трибуне» есть добротная рубрика с историческими справками и иллюстрациями, передающими ценность символов.

Подходишь к прилавку, а десертного пыльтсамааского нет. Нет Бородинского, чтобы сделать символ национальной гастрономии — бутерброд с килькой. Нет памятника, куда символично прийти с понятием ценности государства.

Памятник «Русалка». Фото Родиона Денисова

Вот и смотрит гордо на все это «Русалка», размышляя о потерянности народа, запутавшемся в ценностях символов и символичности ценностей.

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline