Вячеслав Иванов: Авгиевы конюшни — не одному Кылварту

Автор опубликованного «Трибуной» 12 сентября поста* «Чаплыгин: Впереди у Кылварта — расчистка Авгиевых конюшен» считает: «Став председателем Центристской партии, Михаил Кылварт взвалил на себя огромную ношу». Зачин по уровню пикантности очень напоминает ставшую крылатой фразу Путина, сравнившего свой тяжкий труд в должности президента ядерной сверхдержавы с рабской участью гребца на галерах.

1 777

Правда, в нашем случае эпитет принадлежит (к счастью) не самому фигуранту, а только одному его соратнику, излишне эмоциональному. Будем надеяться, что на этом сходство и закончится. Что же касается самого образа (да, собственно, и всех этих метафор), то от чрезмерно частого употребления они стали настолько стёртыми и невыразительными, что, по сути, утратили своё первоначальное значение. Поэтому имеет смысл несколько отреставрировать хотя бы отдельные их фрагменты.

Время собирать камни…

Мне особенно нравится один пассаж из упоминаемой публикации: «Центристская партия всегда была главной консолидирующей силой нашего общества. При Ратасе она стала явно двигаться в сторону Isamaa, что привело к потере почти половины русских избирателей. Вернуть их, сохранив доверие эстонского электората, трудно, но возможно. Ведь это удавалось Эдгару Сависаару».

Оставим пока в стороне рассуждения на тему консолидирующей силы и попытки глубоко проанализировать причины потери русских избирателей и способы их возврата при сохранении доверия эстонского электората. Наиболее пикантной здесь представляется ссылка — хоть и беглая, мимоходом — на опыт Эдгара Сависаара, которому «это удавалось»…

Автору, в свой черёд, удаётся деликатно, сторонкой обойти при этом тот факт, что своего гуру и учителя, если хотите — крёстного отца, практически все нынешние лидеры Центристской партии, из всех её фракций, лагерей и платформ, в строго определённый момент сдали. Иного термина здесь не применишь: не обманули, не отшатнулись, даже не прéдали — сдали! Одни — молча стоя в стороне и тайком утирая скупую мужскую, горькую женскую и/или светлую детскую слезу.

Другие — даже посещая (правда, не особо афишируясь) любимого шефа в его убежище на хуторе Хундисильма; видимо, чтобы честно и открыто глядя ему в глаза и играя желваками, с мужественной горечью констатировать: «Извини, старик, ничего личного — бизнес!..»

Слово старик в этом контексте приобретало особый — прямой — смысл.

Впрочем, на самом деле весь этот балаган — не ахти какая редкость и уж тем более не грех в политической практике. Ну, перегнул в чём-то палку кукловод, ну, устроили марионетки восстание. Не они первые, не он последние. Дело житейское…

Особую остроту ситуации, однако, придаёт то обстоятельство, что Железный Эдгар к описываемому моменту мало того, что находился под многолетним изнурительным следствием, но к тому же был жестоко и неизлечимо болен. И вытирали ноги о больного льва не только политические противники, что вроде бы даже как-то естественно, но и соратники. Те, кого он сделал, как папа Карло — своего Буратино из соснового полена.

Теперь настаёт пора собирать камни и уклоняться от объятий.

Правда, в том лицемерном паломничестве Михаил Кылварт как-то вроде не был замечен. Здесь, кстати, проявляется одна из его фирменных отличительных черт: практически всегда быть на виду и ещё более практически всегда как бы оставаться при этом в тени, на вторых планах.

Театр одного зрителя

Если абстрагироваться от классической политологии и попытаться рассмотреть тему «Центрическая партия как зеркало эстонской революции» в более широком контексте, то придётся признать самоочевидный, хотя и неприятный для многих, а потому отрицаемый ими факт.

Дело в том, что именно эта политическая организация изначально была обречена как на яркий и переполненный парадоксами, весьма извилистый путь из небытия к вершинам власти, так и на столь же яркую, но уже в духе греческих трагедий, кончину. И по одной простой причине: она создавалась под одного конкретного лидера.

Её появление на политической сцене не было естественным продолжением процессов, происходивших в недрах эстонского общества (не в этническом, а в социально-географическом понимании термина «эстонское»). Была некая, относительно свободная, ниша. И было несколько амбициозных личностей, соперничавших между собой и сменявших друг друга с калейдоскопической скоростью.

Для меня, например, стало большим сюрпризом сообщение о том, что Андра Вейдеманн, оказывается, вышла из рядов ЦПЭ после избрания её председателем Михаила Кылварта. Честно говоря, я не знал, что она вообще состояла в этой партии, а тем более — что даже какое-то время была предшественницей нынешнего столичного мэра во главе партии. А ведь я был неплохо знаком с ней как с членом правительства и даже принимал участие в её избирательной кампании 1999 года. Это говорит лишь о том, насколько ярким и запоминающимся было её пребывание на посту лидера центристов. С другими дело обстояло не намного лучше…

В конце концов партию возглавил Эдгар Сависаар, который до этого создал Народный фронт Эстонии и фактически владел этим торговым знаком. Он сумел за короткий срок виртуозно трансформировать ситуацию таким образом, что из «врага номер один» для русскоязычных жителей Эстонии превратился в их же главного друга и защитника.

Это всё — отнюдь не в упрёк, даже напротив — с огромной долей восхищения.

Сегодня с партией Сависаара (а по-иному она не воспринимается и восприниматься не может) происходит примерно то же самое, что происходило с театрами Георгия Товстоногова (Ленинградский БДТ), Юрия Любимова («Таганка»), Олега Ефремова («Современник» и МХАТ). Эти знаменитые коллективы создавали самые яркие спектакли, неизменно становившиеся событиями, сенсациями на театральных подмостках страны. Но с уходом своих создателей/руководителей — великих художников, неповторимых мастеров сцены, они угасали; какое-то время соратники титанов ещё пытались сохранить наработанный имидж, держать марку… Но неизбежно происходил распад; кто-то уходил с более или менее громкими скандалами, кто-то приходил им на смену, но не выдерживал запредельного накала страстей…

Избавившись в ноябре 2016 года от «папы Карло», его питомцы потратили все последующие годы на выяснение, кто главнее и кто больше подходит на роль нового лидера. Но новых Любимовых, новых Товстоноговых и новых Ефремовых не бывает.

А время упущено. Не сумев продать все стулья оптом, аукционист пустил их в продажу по одному, по два, по три… (Ильф и Петров, «Двенадцать стульев»)… Те центристы, что покинули ряды ЦПЭ и перешли в «эстонские» партии, поступили мудро. Чечевичная похлёбка, конечно, не ахти какая калорийная, зато её много — хватит на всех.

…Теперь о конюшнях. Геракл, как известно, обманул тех, кто не верил, что он сумеет очистить копившийся в них тридцать лет навоз только при помощи своей силы. Мифический герой поступил гениально просто: он соединил каналом воды двух ближайших рек — Алфея и Пенея, которые и смыли все нечистоты в течение одного дня.

Вряд ли Кылварту (дай ему Бог, конечно!) удастся соединить воды хотя бы рек Нарвы, Пирита и Эмайыги, чтобы достать до всех уголков, где скопилось то, что требуется убрать. Остаётся прибегнуть к услугам Озёрного старца. Но тогда придётся смириться с потерей Таллинна. Выбор небогатый. Хотя это — смотря, с чьей стороны оценивать…

*С мнением Александра Чаплыгина можно ознакомиться по этой ссылке.

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Читайте по теме:

Центристы выбрали нового председателя партии

Цингиссер: Если не Кылварт, то кто?

С Кылвартом не по пути — экс-председатель центристов заявила о своём уходе

Комментарии закрыты.

Glastrennwände
blumen verschicken Blumenversand
blumen verschicken Blumenversand
Reinigungsservice Reinigungsservice Berlin
küchenrenovierung küchenfronten renovieren küchenfront erneuern