Вячеслав Иванов: Лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас

А то, что происходило в течение последних тридцати лет вокруг и около темы «перевод образовательной системы страны на эстонский язык обучения», иначе как ужасом назвать трудно. Это, конечно, не «ужас-ужас-ужас!», но тихий ужас — точно. Типа тихого помешательства.

1 297

А временами даже и не тихого: когда случалось очередное сезонное обострение и начиналась охота на ведьм, в роли каковых оказывались подвернувшиеся по каким-то признакам учителя и/или директора русскоязычных школ. Иногда ещё чиновники от наробраза (как правило, местного уровня).

Однако в целом предыдущая история вопроса напоминала известную поговорку про доброго хозяина, который жалеет бедную собаку и поэтому рубит ей хвост не сразу, а по частям… Теперь за дело наконец-то берутся основательно.

Если не по частям, то хотя бы по очереди

Составлен более-менее чёткий график (насколько в наше время вообще может идти речь о чёткости): когда и в каком объёме, с вычислениями до долей процента, должны перейти полностью на эстонский язык детские сады и начальные классы школ, а когда наступит очередь основных школ и гимназий. И каковой, к такому-то сроку, должна быть доля другого (чаще всего — русского) языка обучения. И так далее, и тому подобное, и др., и пр., и вообще…

Правда, на то, что складывающаяся ситуация больше всего выглядит как желание сначала поставить телегу перед лошадью, а затем бежать впереди паровоза, указывают инициаторам реформы не только «скрытые агенты Кремля» центристы, но даже и явные единомышленники из правого лагеря. Так, сайт ERR цитирует председателя Консервативной народной партии (EKRE) Мартина Хельме, который считает, что реформа неотвратима, вопрос только в том, как она будет претворена в жизнь: «Эти установленные сроки нереалистичны, процесс займёт больше времени и, конечно, потребует дополнительных денег. Больше всего мы беспокоимся о том, чтобы переход на эстоноязычное образование не остался бы на бумаге в виде лозунгов и чтобы эстонские дети не стали, скажем так, интеграторами».

Впрочем, критика со стороны EKRE может быть объяснима плохо скрываемой досадой на то, что партия Isamaa чаяниями своего министра-пассионария окончательно закрепилась в роли монопольного радетеля чистоты eestlus (эстонскости) во всех проявлениях, тем самым навсегда оставив своих народно-консервативных конкурентов на вторых ролях.

Но останавливаться на достигнутом — значит отстать, ибо соперники дышат в затылок и наступают на задники башмаков всё чувствительнее и чувствительнее. Надо срочно придумывать что-то новое, что-то безусловно креативное.

И на обломках гегемона напишут чьи-то имена…

И тогда в недрах ведомства, возглавляемого Тынисом Лукасом, рождается по-комсомольски бодрый почин: «Министерство образования и науки желает снизить долю преподавания русского языка в местных школах путём предоставления учащимся большего выбора: с сентября в эстонских школах, помимо английского, который является иностранным языком категории «А», должно предлагаться, по меньшей мере, два иностранных языка «Б»-категории».

Развивая эту глубокую мысль, сам министр счёл необходимым объяснить для наиболее одарённых: «Сегодня в большинстве школ Эстонии есть только один иностранный язык категории «Б», в основном — это русский язык. Это следует из традиций времени. Осенью для всех школ будет введено обязательство предоставить на выбор и второй иностранный язык. Так гегемония русского языка в качестве второго иностранного будет разрушена, и выбор увеличится». (Выделено автором. Ключевое слово: разрушена.)

Ощущение такое, что господин Лукас когда-то дал себе обет: во что бы то ни стало, каким угодно способом, рано или поздно (но ещё при своей активной деловой карьере) разрушить всё, что так или иначе причастно к преподаванию на русском языке. Желательно бы вообще окончательно решить вопрос о русском языке, но надо быть реалистом…

Комментируя ситуацию, радионовости ERR приводят пример небольшой школы Меэлисте, что неподалёку от Тарту, где, помимо английского языка, учащиеся вынуждены изучать русский, поскольку другого выбора в качестве второго иностранного языка в школе нет.

Директор школы Айле Кильги признаёт: «Когда-то выбор был. Однажды был случай, когда учащиеся захотели изучать немецкий язык. Мы попробовали всё организовать, но не нашли учителя. В последующие годы интерес к немецкому был уже не столь явным, а учитель русского языка у нас имеется. Вот мы и продолжили только с русским языком».

При этом проблема, как найти дополнительных учителей иностранных языков, для многих школ общая, это признают практически все директора школ и многие чиновники того же Министерства образования и науки. На неё же указывают большинство политиков, принимающих участие в дискуссии. И только министр считает, что нехватки учителей с введением новой учебной программы не возникнет.

Похоже, у него припрятан в рукаве джокер. Не иначе как уже подписаны трудовые договоры с десятками преподавателей из большинства европейских государств, готовыми во имя идей Нового Просвещения покинуть свои дома и влиться в ряды учителей иностранного языка категории «Б» для школьников Эстонии. Просто пока не разглашается этот факт — ну, чтобы не сглазить…

Есть ещё вариант, практически безотказный: пригласить лекторов из дружественной Монголии. Уверен, что монгольские учителя охотно приедут в Эстонию как место постоянного проживания и работы…

…Итак, по мнению министра образования и науки Тыниса Лукаса, принятый в декабре Рийгикогу закон, создающий основу и условия для перехода на эстоноязычное образование, стал главным достижением нынешнего правительства Партии реформ, Isamaa и социал-демократов.

Добавим: главным — после достигнутого, неизменно рекордного среди стран Евросоюза, уровня инфляции в течение как минимум последних нескольких месяцев. А в остальном… не извольте волноваться, прекрасная маркиза!

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Читайте по теме:

Рийгикогу принял закон о переходе на эстоноязычное образование

Министр культуры объяснила, для чего нужен переход на эстоноязычное образование

Суслов: Переход на эстоноязычное образование уже начался

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline