Вячеслав Иванов: На один гектар не садиться!

Бывший премьер-министр, бывший председатель Центристской партии, а ныне (пока ещё) вице-спикер Рийгикогу Юри Ратас на днях в эфире программы Terevisioon, как сообщает портал ERR, «говоря о предстоящих выборах в Европарламент, заявил, что баллотироваться по одному списку с Яной Тоом не намерен».

934

Автор понедельничной публикации на портале уточняет: «Он [Ратас] объяснил это тем, что их принципы и взгляды в отношении эстонско-русского вопроса не совпадают». То же издание приводит слова самой Яны Тоом из её поста в соцсетях: «Ратас сказал сегодня в интервью Terevisioon, что не видит себя в одном списке со мной на евровыборах — на одном поле, как говорится… Я зампред [партии], через пару месяцев окажусь вторым номером в общереспубликанском списке на выборы… Эмоций особо нет, если честно. Усталость. И помыться». Обменялись верительными грамотами…

Танцы на фоне

Со стороны может показаться, что Центристской партии уделяется слишком много внимания. Хотя в действительности это не так. И не просто «не так», а фатально «не так». То есть в принципе словосочетание «слишком много внимания» имеет здесь право на применение, но только когда обсуждаются мелочные расчёты — кто у кого шляпку спёр, кому что пообещали и кто/куда следующий «на вылет». Вот эта жареная клубничка обсуждается бурно, многословно и со смаком.

Тогда как главное — причины кризиса, перспективный вектор развития эстонской демократии — остаётся вне поля зрения. Во всяком случае, вне зоны глубокого анализа. Самое смешное заключается в том, что большинство экспертов прекрасно отдают себе отчёт: случившееся с Центристской партией (не в смысле препирательства Ратаса и Тоом, а вообще) — это не просто рутинная заминка. И на кону даже не перераспределение электората между остающимися на сцене партиями за счёт колебания численности их рядов. В действительности речь идёт о трансформации всей политической системы страны.

Просто в порядке напоминания: нынешние центристские «танцы вокруг парового котла» происходят не в безвоздушном пространстве. Фоном для них (если хотите — декорациями, но не статичными, а тоже постоянно меняющимися) служит не только продолжающееся обструкционное противостояние в Рийгикогу, «эстонский Уотергейт» с фирмой мужа Каи Каллас, непреходящий кризис в Ида-Вирумаа, но ещё и перевод школьного образования на эстонский язык, постоянно колеблющиеся критерии налоговой реформы и масса других проблем. Не говоря уже про войну в Украине, которая — хотим мы этого или не хотим — постоянно вносит коррективы в экономику, политику, социальную жизнь и в развитие внутренних и внешних связей Эстонии…

В сослагательном наклонении

История, как и политика, не знает сослагательного наклонения. Но мы-то его знаем. И поэтому можем себе позволить роскошь — попытаться, пусть схематично, сконструировать вероятность развития событий, если бы… И даже не столько вероятность, сколько причинно-следственную связь.

Если предпринять попытку извлечения корня (не математического), то несложно прийти к выводу, что основа всех бед, поразивших Центристскую партию, — это переоценка, допущенная большинством её действующих лиц. Переоценка не как изменение цены, а как завышенная оценка своих сил и возможностей. И начался этот процесс в 2015 году, когда… ну, собственно, все помнят ту ситуацию.

Мог ли уже тогда стать преемником железного Эдгара на посту лидера партии Михаил Кылварт? И если да, то что это изменило бы?

Скорее всего, ответ отрицательный. И не только потому, что всё сложилось так, как сложилось, а просто по-иному быть не могло. А главное — не должно было сложиться и восемь лет спустя, когда столичный городской голова всё-таки стал председателем своей партии.

Из всех ближайших соратников Сависаара Юри Ратас был, пожалуй, самым способным учеником и самым пригодным претендентом на наследование партийного трона. Для полной идентичности ему не хватало двух вещей: харизмы и достаточного владения русским языком. Конечно, бросалась в глаза и разница в возрасте, но это недостаток со временем, так или иначе, сглаживается.

Чем сердце успокоится

В течение двух лет (2005–2007) выступая в роли местоблюстителя Сависаара на посту мэра Таллинна, Ратас, которому даже к концу этого срока ещё не исполнилось тридцати, изрядно преуспел в усвоении эдгаровского стиля руководства. Это почти виртуозное умение лавировать между интересами как внутрипартийных группировок (а в какой партии их нет?), так и внешних партнёров/соперников, практически постоянно сохраняя желаемый баланс сил.

У Михаила Кылварта этого нет. Хотя как спортсмен он и умеет быстро отреагировать на вызов и уйти от острой ситуации, но по-человечески он слишком прямолинеен. И даже когда он, утрачивая инициативу, молчит — в отличие от Ратаса, который умело маскирует свою заминку (растерянность) бесконечным потоком слов, — это молчание свидетельствует не в его пользу красноречивее любого откровенного признания.

К тому же и признания не заставляют себя ждать. На внеочередной пресс-конференции мэрии в минувший четверг Кылварт допустил непростительный для лидера парламентской партии промах, заявив: «Основная претензия ко мне заключается в том, что я недостаточно эстонец». Эстония, конечно, открытое демократическое государство, но у всякой открытости есть свои рамки. Политический дресс-код допускает глубокое декольте, но не топлесс.

…Когда-то Эдгар Сависаар значительно укрепил позиции своей партии путём дружественного поглощения Объединённой народной партии Эстонии (ОНПЭ), которая представляла интересы леволиберальной и умеренной частей русского электората (учитывая муниципальные выборы — немалая политическая сила).

Сегодня эта часть, благодаря умелым действиям госструктур разного уровня и профиля, раздроблена, её представители разбредаются по другим партиям. О миграции эстоноязычных центристов сказано и написано тоже немало. Таким образом, для Кылварта самой актуальной остаётся одна задача: сохранить хотя бы товарный вид свой партии, чтобы повторить в «зеркальном варианте» процедуру купли-продажи ОНПЭ.

Главная опасность такого шага заключается в том, что самый заинтересованный покупатель в рассматриваемом случае — это EKRE. Однако объективно это самый нежелательный вариант. И если два других потенциальных «купца» (реформисты и/или «Отечество») допустят его реализацию, то получат такой геморрой, что нынешняя обструкция покажется пикником с ананасами и шампанским.

В любом случае, Центристская партия Эстонии уходит. Это неизбежно нарушит баланс политических сил и усугубит дальнейшую поляризацию общества, причём поляризацию абсолютно нетрадиционной ориентации: на правых (Партия реформ + Eesti 200), крайне правых («Отечество») и ультраправых (EKRE). Остающаяся как бы слева Социал-демократическая партия становится неким разновесом, гирькой на весах Истории. Хорошо бы нам всем не зависнуть…

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Читайте по теме:

Кылварт: Какую партию в итоге выберет Ратас — вопрос времени

Ряды фракции Центристской партии поредели — некоторые перешли к соцдемам

Самой популярной партией Эстонии стала Isamaa — опрос

Комментарии закрыты.

Glastrennwände
blumen verschicken Blumenversand
blumen verschicken Blumenversand
Reinigungsservice Reinigungsservice Berlin
küchenrenovierung küchenfronten renovieren küchenfront erneuern