Курорты Белого моря: в поисках русской души

Иногда говорят, что за пределами Москвы и Санкт-Петербурга цивилизованная Россия заканчивается. Мои многочисленные поездки по другим российским регионам наглядно показывают, что это абсолютно не так. Именно в провинции можно увидеть глубину русской души, оценить эту огромную страну во всём её многообразии.

1 020

Поездка на Русский Север была для меня долгожданной. Два года назад я побывал в Мурманске на «курортах Баренцева моря». И с тех пор мечтал вернуться в эти широты, чтобы, будучи человеком русской культуры, лучше понять истоки формирования российской нации.

Архангельск встретил морозцем, глубокими сугробами и гостеприимством. Это лишь со стороны люди с Севера выглядят сурово. На самом деле тут гостей любят и готовы показать им лучшее. А посмотреть тут есть что.

Первое «окно в Европу»

«Очень надеюсь, у нас тебе понравится. Нам есть чем удивить», – говорит встречавший меня в аэропорту архангельский друг. И, правда, удивляться тут есть чему.

До первой поездки на Русский Север у меня было довольно смутное представление об этих краях. В моём воображении рисовалось что-то холодное и мрачное. В действительности это оказалось не так. И в Мурманске, и теперь вот в Архангельске.

Величественная набережная Архангельска. Фото Р.Денисова

Вероятно, многие из курса истории помнят, что Архангельск – первый полноценный русский порт. Именно через него, до того как Пётр I прорубил «окно в Европу» на Балтийском море, осуществлялась морская торговля российского государства с Западной Европой. И, несмотря на то, что после обретения других портов Архангельск несколько растерял свой статус, облик города по-прежнему отражает основательность и материальный достаток, привнесённые имперской морской историей.

Архангельск стоит на Северной Двине, и самое яркое впечатление о городе оставляет его величественная набережная, представляющая собой одновременно и одну из главных улиц. Тут расположены добротные купеческие усадьбы XVIII-XIX веков, бывшие склады, монастырские здания, церкви, образовательные учреждения и, конечно, порт. А у одного из причалов стоит пароход-клуб со знаковым для многих именем «Паратов».

Пароход-клуб «Паратов». Фото Р.Денисова

Нумерация зданий здесь не следует общему правилу, когда чётные и нечётные номера домов располагаются на разных сторонах улицы, поскольку тут почти все здания находятся на городской стороне набережной. Речная сторона набережной является левой по направлению возрастания номеров (которое совпадает с направлением течения Северной Двины), городская сторона – правой. Направление улицы вначале западное, затем она поворачивает на север и в конце – на северо-восток, охватывая весь центр Архангельска.

Ледокол пошёл туда! Пешеходный мостик через проложенный ледоколом судоходный
канал на Северной Двине.

Одной из проблем Архангельска в качестве порта в прошлые века считалось  то, что он не был круглогодичным. В зимнее время Северную Двину и часть Белого моря сковывал лёд, и навигация становилась невозможной. Лёд на Двине в зимние месяцы есть и сейчас, однако теперь он, скорее, помогает городу, чем препятствует его развитию. Посреди широкой реки зимой ледоколы постоянно держат открытым проход для торговых судов, однако остальной лёд остаётся нетронутым, и он настолько крепок, что прямо по нему проложены пешеходные ледовые тропы для горожан с подсветкой во время полярной ночи или в тёмное время суток. Там, где ледоколы прокладывают канал, перекидываются специальные мостики, которые быстро убираются тогда, когда по каналу нужно пройти судну.

Вдоль по Чумбаровке

Впрочем, Архангельск – это не только набережная. В центре сохранилось немало традиционных для Русского Севера деревянных зданий, которые, с одной стороны, сильно контрастируют с ультрасовременными бизнес-центрами и яркими витринами, а с другой стороны, придают городу особый шарм.

Традиционный дом Русского Севера. Фото Р.Денисова

В центре городскими властями организована традиционная пешеходная улица, призванная продемонстрировать «дух» старого Архангельска. Официально она называется проспектом Чумбарова-Лучинского, но местный народ её кличет просто Чумбаровкой. Почему организована? Потому что это особый регенерационный проект. Около тридцати лет назад по фотографиям и чертежам здесь начали воссоздавать старые деревянные дома, разбросанные по самым разным уголкам города. Таким образом, многие архангельские дома получили своеобразную «реинкарнацию». И получилось весьма неплохо. Притом внимание прохожих привлекает тут не только архитектура, но и расставленные вдоль всего проспекта бронзовые фигуры местных замечательных людей и героев архангельских сказок.

Памятник герою сказок Степана Писахова Сене Малине. Фото Р.Денисова

Возможно, некоторые читатели помнят интересный мультипликационный альманах «Смех и горе у Бела моря», снятый по произведениям архангельских писателей-сказочников Степана Григорьевича Писахова и Бориса Викторовича Шергина. Так вот, на Чумбаровке можно встретить скульптуры и самих сказочников, и героев их сказок. А также просто тематические, например, памятник русским жёнам-берегиням семейного очага.

Малые Корелы

Но в северную сказку русского деревянного зодчества можно погрузиться не только в самом Архангельске. Каждый интересующийся историей этой земли турист непременно должен побывать в расположенном в 25 км от города музее под открытым небом «Малые Корелы».

Малые Корелы. Фото Р.Денисова

Малые Корелы – не просто музей. Это удивительный мир северной деревни. В экспозиции – около ста гражданских, общественных и церковных построек, самые ранние из которых датируются XVI веком. Среди экспонатов – крестьянские, купеческие избы, амбары, колодцы, изгороди, ветряные мельницы, баня. Как и в эстонском музее Рокка-аль-Маре, старинные постройки для перемещения на территорию музея раскатывались по брёвнам, а затем  собирались заново.

Малые Корелы и их гости. Фото Р.Денисова

Часто возникают споры о правильном написании названия (Корелы или Карелы). В названии музея отражён факт проживания на территории Беломорья в XII-XIV веках угро-финского племени корелы, именем которых славянские поселенцы, заселившие эти территории, и назвали деревню.

Мечта мальчишки

Ледоколы – неотрывная часть жизни Архангельска. В зимнее время они ни дня не стоят на месте,  прокладывая путь торговым судам по Северной Двине и близлежащему Белому морю. Для меня, как, вероятно, и для некоторых других родившихся в советское время людей, в самом слове «ледокол» содержится что-то героическое, к чему хочется хоть ненадолго прикоснуться. А уж попасть на настоящий ледокол было пределом мечтаний почти любого советского мальчишки. И вот теперь это стало реальностью – кают-кампания, машинное отделение и святая-святых – капитанский мостик. Аж дух захватывает!

Ледокол «Капитан Чадаев» и другие ледоколы Северной Двины ждут эстонских туристов. Фото Р.Денисова

Впрочем, теперь всё это может увидеть в Архангельске каждый. И не просто побывать на ледоколе с экскурсией, но при желании даже отправиться на нём на несколько дней в рейс.

Родион Денисов. Кто не мечтал попасть за штурвал настоящего ледокола? Фото из личного архива.

«Путешествие к Северному полюсу стоит дорого, однако быть записанным в экипаж настоящего действующего ледокола, питаться на камбузе вместе с моряками и участвовать в проводке судов по Северной Двине и Белому морю, являющемуся частью Северного Ледовитого океана, вполне бюджетно и представляет собой незабываемое приключение», – рассказывает директор туристической компании Pomor-Tour Сергей Никулин. По его словам, если раньше его компании удавалось организовывать рейсы на ледоколах лишь для отдельных туристов, то теперь с изменением законодательства начинается формирование целых групп. «Заинтересованных уже сейчас много, но мы будем рады гостям и из Эстонии», – приглашает Никулин.

К истокам

Но Архангельск с его портом, современным аэропортом, промышленностью, музеями, качественными ресторанами и развесёлыми ночными клубами – это всего лишь одна из частей северной жизни. Духовные истоки местной культуры, оказавшие огромное влияние на формирование самосознания всей русской нации, имеет смысл поискать всё-таки вдали от него. Именно поэтому наш путь лежал в деревни Архангельской области, расположенные на берегах реки Онеги и в районе её впадения в Белое море.

Белое море – часть Северного Ледовитого океана. Это стоит увидеть каждому. Фото Р.Денисова

О поселении в устье реки Онеги впервые упоминает устав Новгородского князя Святослава в 1137 году. До прихода новгородских насельников край был заселён угро-финскими племенами под собирательным названием «чудь белоглазая». В новгородских географических картах на месте города Онеги значилось поселение «Погост у моря». Затем это место обрело название Усть-Онега, а все деревни по реке Онеге вплоть до Каргополя по грамоте царя Алексея Михайловича были приписаны к новому, созданному патриархом Никоном Кийскому Крестному монастырю. В 1780 году императрица Екатерина II повелела называть поморское поселение в устье реки Онеги городом Онегъ.

Церковь Николая Чудотворца 1636 года в Ворзогорах. Фото Р.Денисова

Как уже упоминалось, до начала XVIII века Белое море для России было единственным «окном» в Западную Европу, и порт Онеги был важным звеном  торгового пути Астрахань-Москва-Архангельск.

Порт в Онеге работает и сейчас. А ещё сюда круглый год приезжают многочисленные любители охоты, рыбалки и горнолыжного спорта. Леса вокруг густые, об онежской рыбалке складываются легенды. А летом в Белом море даже… купаются. Несмотря на то, что Белое море – часть Северного Ледовитого океана, около Онеги побережье довольно мелкое, а потому летом вода там прогревается до 20 градусов и выше. Ну чем не курорт?

Шанс для инвесторов

В советское время в Онеге действовала известная база горнолыжного спорта, где тренировалась даже союзная олимпийская сборная. Здание гостиницы и разнообразные лыжные трассы тут остались до сих пор, однако для того, чтобы вывести объект на современный уровень, нужны инвестиции.

Известный онежский предприниматель Алексей Нестеренко душой горит за родной город: «Хочу, чтобы сюда пришли инвесторы, в том числе из Эстонии, и готов им всячески помогать».

Алексей Степанов и краевед из села Ворзогоры Николай Гунин не дают забыть о поморских традициях. Фото Р.Денисова

«Местная администрация также готова к обсуждению любых проектов. Природные условия для организации горнолыжного курорта тут идеальные – оставшуюся от советского времени инфраструктуру вполне можно привести в должный вид, рядом – удобная гора для трамплина, возможности для установки подъёмников», – подтверждает первый заместитель главы администрации Онежского муниципального района Андрей Вепрев.

Краевед из села Ворзогоры Николай Гунин. Фото Р.Денисова

О хороших перспективах города говорит и депутат Архангельского областного собрания Эдуард Володенков. «Мы рады поддержать любой инвестиционный проект, который будет способствовать развитию Онежского района. Онега – первая в Архангельской области территория опережающего социально-экономического развития, что позволяет предоставлять приходящим сюда бизнесменам налоговые и прочие льготы. Тут возможно развитие и спортивного туризма, и паломнического, и участие в инфраструктурных проектах», – констатирует Володенков.

Родина Царевны Морошки

Предприниматель Алексей Степанов имеет дело с туристами каждый день – у него тут два мини-отеля, внедорожник, снегоход, набор водного транспорта. «Вот недавно прикупил заброшенный купеческий дом, чтобы восстановить его и создать в нём для детей Царство Царевны Морошки. Бренд «Онега – родина морошки» был придуман группой творческих работников в 2015 году. Тогда же появился визуальный образ этого бренда – Царевна Морошка.

Алексей Степанов. Фото Р.Денисова

«Хочу, чтобы сюда приезжали ребята со всей области, будем проводить мероприятия. Уже некоторые расписные предметы для царства заказал у местных умельцев», – говорит Степанов.

Жители далёкого села Большой Бор зимой не скучают, а занимаются творчеством. Фото Р.Денисова

Правда, едва начавшись, инициатива чуть не закончилась провалом. «Дом стоял заброшенным, и когда я его выкупил, то решил сперва хотя бы выбросить из него мусор и вставить окна. Так пришла инспекция и меня сразу оштрафовала – дом оказался под охраной государства в качестве памятника старины, и нужно было составлять дорогостоящий проект его восстановления», – рассказывает автор идеи. Впрочем, Степанов не унывает. «Больших денег у меня нет, но проект нужный, так как приведёт сюда новых туристов. Буду пытаться потихоньку идти к своей цели».

Общее дело

И я уверен, что у Степанова всё получится. Как получается восстановление уникальных деревянных храмов Севера, в котором он принимает активное участие.

Сам Степанов хвастаться не любит. Говорит, что просто помогает, чем может – куда-то за свой счёт доски подвезёт, куда-то краску, где-то организует приём добровольцев, которые всё лето бесплатно восстанавливают в дальней деревне деревянную церковь XVII или XVIII века.

Церковь Николая Чудотворца 1636 года в Ворзогорах. Фото Р.Денисова

Кстати, о поморских деревнях. В Архангельской области их сотни. До некоторых  добраться летом можно лишь по воде, а в холодное время – по зимнику. И во многих остались уникальные деревянные церкви, которые теперь местные жители пытаются восстановить всем миром. Назвали проект «Общее дело». Инициатором его стал в 2006 году 75-летний житель деревни Ворзогоры Александр Порфирьевич Слепинин, который на свои средства стал перекрывать крышу местной колокольни. Узнав о добром начинании, ему начали помогать прихожане московских храмов.

Колокольня 1862 года в Ворзогорах снова недавно обрела колокола. Фото Р.Денисова

С храмом XVIII века в Ворзогорах связан поучительный случай. С приходом большевиков церковь решили превратить в амбар, а деревянные луковки куполов спилить. Долго не могли найти того, у кого поднимется рука на это. В результате один местный житель согласился. Однако после того как спилил два купола, у него дома возник пожар. Безбожник побежал спасать спрятанные  ценности и погиб в огне. Так и остались ещё три купола целыми. Сейчас идёт воссоздание церкви – спиленные купола восстановили по фотографиям и водрузили на место.

Снятые большевиками традиционные для Русского Севера оригинальные «небеса» церкви в Подпорожье были обнаружены под полом и слоем мусора совершенно случайно. Теперь они отреставрированы и водружены на прежнее место. Фото Р.Денисова

Добровольцы проекта «Общее дело» расчищают завалы и убирают из храмов мусор, проводят противоаварийные и консервационные работы, устанавливают иконы и приглашают священнослужителей для совершения богослужения. За годы осуществления проекта на Севере России было проведено более 150 экспедиций, в ходе которых обследовано 320 храмов и часовен, в 112 из них проведены противоаварийные и консервационные работы. В одиннадцати храмах впервые за десятилетия были отслужены божественные литургии.

Восстанавливаемая добровольцами «Общего дела» церковь Владимирской иконы Божией Матери XVIII века в Подпорожье. Фото Р.Денисова

Во время поездки мне удалось побывать в уникальных восстанавливаемых деревянных храмах в Ворзогорах, Подпорожье и деревне Большой Бор. А ещё Алексей Степанов отвёз на снегоходе по льду Онеги и Белого моря на расположенный в 15 км от Онеги Кий-остров, где стараниями добровольцев ведётся восстановление церкви бывшего прославленного монастыря.

По следам Патриарха Никона

Кийский Крестный монастырь был создан известным реформатором Русской православной церкви Патриархом Никоном. По преданию, Никон, попав в жестокий шторм и потеряв спутников, нашёл спасение на Кий-острове. В память о своём чудесном спасении Никон основал тут монастырь – один из трёх монастырей, созданных по его личной инициативе и являвшихся оплотом его власти и проводниками идей церковной реформы.

Кийский Крестный монастырь помнит Патриарха Никона. Фото Р.Денисова

Из многочисленных монастырских построек до наших дней сохранились лишь Крестовоздвиженский собор, Надкладезная церковь с примыкающими к ней каменными кельями, двухъярусная церковь Рождества Богородицы с трапезной и келарской палатами, примыкающими к ним колокольней и усыпальницей. В советское время тут располагался дом отдыха, а в здании главной церкви были столовая, танцплощадка и кинотеатр.

Входим в храм. Алексей Степанов кивает на сохранившуюся у двери надпись «Столовая». Внутри пусто, по углам стоят рядовые сиденья бывшего кинозала. «Представляете, какая акустика была тут, когда крутили патриотические фильмы», – грустно шутит Степанов.

Суровый Кий-остров. Фото Р.Денисова

Затем ведёт в нижнюю часть храма и показывает на огромный железный бак. «Под храмом есть колодец, мы поставили насос, который качает воду для нужд посетителей острова. Вообще, на острове с водой трудно, а так вода прямо из-под храма, считай святая», – замечает Алексей Степанов.

Кстати, дом отдыха на острове в летнее время действует до сих пор. Пару лет назад тут даже открыли главную «магистраль» – Кийский Арбат. И таблички на домиках повесили соответствующие.

Неизведанный туризм

Для туриста из Эстонии Архангельская область – неизведанный край.

Трапеза в Свято-Троицком Антониево-Сийском монастыре. Фото Р.Денисова

Местные жители и припомнить не могут, когда в последний раз видели гостей из нашей республики, но рады будут встретить вновь. Представители местной туриндустрии обещают, что при необходимости подберут потрясающий тур на любой вкус и кошелёк, на любом удобном языке. Это может быть рыбалка и охота в местах, куда не ведут обычные дороги и где почти не бывает людей; либо путешествие по дальним поморским деревням и деревянным церквям.

Свято-Троицкий Антониево-Сийский монастырь привлекает гостей круглый год. Фото Р.Денисова

А ещё зимние походы на ледоколах, снегоходах, собаках, оленях,  русская баня и многое другое. Ну где ещё такое увидишь и испытаешь?! Притом всё это легко укладывается в бюджет средней эстонской семьи.

Родион Денисов. По Белому морю на снегоходе. Фото из личного архива

Добраться до Архангельска просто – из Петербурга и Москвы сюда ежедневно летают самолёты и ходят поезда. Было бы желание. Русский Север никому не откажет в гостеприимстве!

Редакция портала Tribuna.ee выражает признательность за помощь в организации поездки главе муниципального образования «Талажское» Андрею Рыженкову. 

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline