«Северный флот»: акустика, Одесса

После того, как из культовой группы «Король и Шут» сначала ушел Андрей Князев, а потом в июле 2013 года умер Михаил Горшенев на официальных интернет-ресурсах группы было объявлено о прекращении её деятельности с окончанием 2013 года и создании новой группы «Северный флот». Функцию фронтмена взял на себя Александр Леонтьев. С тех пор уже прошло шесть с лишком лет. Группа издала три альбома и много синглов, регулярно гастролирует как по России, так и за ее пределами, неоднократно выступала в Одессе. В этот раз в зале филармонии произошел акустический концерт двоих участников «Северного флота».

822

«Космос будет наш», в футболке с такой надписью вышел на сцену лидер группы «Северный флот» Александр Леонтьев. Гитарист Яков Цвиркунов был одет попроще – в обычной пестрой футболке и традиционной шапочке. Как и было анонсировано, звучала традиционная двухгитарная акустика. Причем звук был чистым и слова можно было разобрать. Наконец-то появилась возможность погрузиться в атмосферу текстов знакомых песен вместе со всеми прямо в концертном зале. Редкий случай, когда в на рок-концерте была уютная атмосфера, ведь собрались именно те, кто любит творчество группы и эти песни. Зал постепенно начал подпевать.

Все-таки достаточно неожиданной оказалась акустическая версия композиций обычно звучащих жестко и громко. Оказалось, что их тоже можно петь в компании под гитару во дворике или дома, а не только «врубать на всю катушку».

После концерта мы пообщались с Александром Леонтьевым.

— Вы используете в своей атрибутике символику викингов – руну Валькнут. Что вы имеете в виду?

— В группе я отвечаю за все основные творческие моменты. Изначально хотелось ввести в наш образ что-то скандинавское. Это связано с тем, что сама идея названия группы «Северный флот» должна быть максимально дистанцирована от понятия «Российский Северный флот» — большой военной величины. Чтобы было понятно, что это о варягах. Так было на начальном этапе. Я искал скандинавскую руну, которая не запятнана ни одной гитлеровской дивизией. Таких рун оказалось очень мало и «валькнут» — одна из них. А потом новый смысл возник сам по себе в нашем творческом процессе. Эти три треугольника с девятью углами, имевшие изначально мифологический смысл, стали символом нашей группы. И вот каким образом: у нас три альбома и в каждом по девять песен! В том числе эта руна символизирует единство музыкантов нашей группы.

Фото Алеси Карелиной — Романовой

— Акустический концерт обычно знаменует определенный этап в жизни группы. А что вы имеете в виду этой программой?

— На самом деле эта программа делалась абсолютно не для фанов. Прежде всего, я ее сделал для себя. Я совершил такой прыжок в прошлое. С такой формы я начинал. Когда есть только гитара и только ты. Я стремился понять, способен ли я с помощью полурасстроенной гитары и только своего голоса вызвать у людей какие-то чувства. Без всякой техники, практически без световых эффектов, без ничего. Для меня – это эксперимент и мне дико нравится, что публике это «по кайфу». Я сам получаю удовольствие от того, что могу под гитарку попеть и доставить людям удовольствие. Это чисто эгоистичная тема.

В разговор вступает Яков Цвиркунов: Я тут так, в качестве раскрашивающей гитары, чтобы поплотнее все звучало.

Леонтьев:  Тем более так вышло, что в моем прошлом этот элемент имелся, а Яков сразу начинал со ступени выше. Он не сидел по дворам с гитарой и не орал песни.

Цвиркунов:  А я в трех стройотрядах был и там играл на гитаре и пел.

— По оценке рок-гуру Николая Мейнерта, современная рок-музыка и прежде всего ее русскоязычная версия, утратила предназначение «вечевого колокола», а вот «чашу для пиров» успешно использует. То есть стала, прежде всего, развлекательной. А как вы себя позиционируете в этом смысле?

— Я считаю, что это ошибочно себя как-то позиционировать. Я считаю, что рок-музыка в странах, где она произросла, с самого начала была абсолютным шапито, абсолютной развлекухой. В самый расцвет рок-музыки, когда каждый пацан на планете слушал хоть одну рок-группу, во времена хард-рока, хэви металла, когда были модны патлы, джинсы в обтяжку, заклепки и всякая прочая ерунда это было шоу. Кстати, во многом рок-символика тех времен пришла из гей-культуры… «Вечевым колоколом» это могло быть только в нашей стране. Русский рок – это отдельная история, где по факту, люди декламировали свои стихи под, мягко говоря, очень «говеный» звук. А так – это часть шоу-бизнеса. А смысл шоу-бизнеса – развлекать. Мы тоже хотим, чтобы у нас было шоу, но при этом, теряем в народе. У нас нет развлекательных смешных песен, типа гопнических. Но я, как автор не хочу терять какой-то смысл в моих песнях. Я не хочу петь про ляльку, я хочу петь про то, что меня реально волнует. Поэтому у нас на концертах и не так много зрителей… «Вечевым колоколом» в западной музыке были люди, у которых в группе был минимальный набор инструментов: Боб Дилан или Джоан Баез, например. Самая известная группа в мире – «Битлз». Они изначально пели исключительно о любви с примитивными, но запоминающимися ритмами и простейшими аккордами.

Фото Алеси Карелиной — Романовой

— Прошло уже шесть лет с того момента, как группа начала все сначала и доказала свое право, по-прежнему, быть среди лидеров русскоязычного рока. И что дальше?

— Мы не считаем себя лидерами русского рока, мы просто играем свою музыку. Учитывая адовую культовость коллектива, где мы когда-то все играли, творчество которого уже вписано в историю русского рока. Это уже не изменишь, это совершившийся факт. А шесть лет были потрачены на то, чтобы потихоньку людям объяснять, что мы тоже что-то можем без «Короля и Шута». Мы прошли много стадий. Первая была: а что вы можете без Горшка? Потом была стадия: Ренегат поет плохо, потом была стадия – поет он нормально, но текста у него гавно. Потом была стадия – текста ничего, но все-равно это уныло. Мы все время должны что-то доказывать. И все потому, что наша предыдущая группа была очень крутой.

— Вы не балуете своих слушателей полноформатными альбомами, а пошли по пути издания синглов. Почему?

— Я очень трепетно отношусь к материалу. Наши композиции подолгу делаются. Сейчас рок-группа может выживать только за счет концертов. Все мы – мужики. У кого-то дети, у всех семьи и всем просто тупо надо жрать и кормить свои семьи. И если люди перестанут зарабатывать в группе деньги, а деньги, как я уже сказал, идут только с концертов, то кто-то пойдет работать в другое место и это будет началом конца. Поэтому лучше выпустить сингл, чтобы был повод поехать в тур по стране, чтобы заработать денег на поддержку штанов. Вот, по-честному, как все у нас сейчас складывается. Жизнь подбрасывает нам новые темы и нужно им следовать. Уже давно никто не покупает диски. Есть цифровые площадки. Уже появляются новые соцсети типа «Тик-Ток», ориентированные только на телефон. Люди начинают другой формат песен выпускать специально под эти соцсети. Это элемент раскрутки и зарабатывания денег. Песня более трех минут уже не покатит. Клипы уже снимают ориентированные на телефон в вертикальном формате, чтобы на нем было удобно смотреть. Песни длятся две минуты с хвостиком, с каким-то коротким запоминающимся припевом. И делают тупые движения, чтобы потом подростки по миру их повторяли. И если в Тик-Токе песня попадает в топ, то она сразу взлетает в чатах – у нее набирается количество цифровых прослушиваний. Вот почему вышли на поверхность многие американские рэперы. Есть примеры и российских групп. Но мы продолжаем идти своим путем.

Фото Алеси Карелиной — Романовой

— «Северный флот» – одна из трех ведущих российских групп, кроме «Аквариума» и «Машины времени», кому разрешают выступать в Украине. Как вам это удается?

— В Украину попасть очень просто. Достаточно для этого не играть в Крыму и соблюдать украинские законы. Мы бы очень хотели сыграть в Крыму, нас туда давно зовут. Но мы находимся в той ситуации, когда нам лучше иметь возможность когда-то приехать в Одессу, в Харьков и сыграть. Я уже не говорю о том, что у меня в Одессе куча родни. Один концерт в Симферополе не стоит того, чтобы меня потом в эту страну не пустили никогда вообще, и я не смог увидеть своих многочисленных родственников. Украина – это огромная страна, где можно играть концерты.

— Александр, вы в этом году в соцсетях объявили, что перестали употреблять алкоголь. И как ощущения сейчас? Многие фаны последовали вашему примеру?

— Хорошие ощущения. Если бы было плохо, я бы начал опять. Я не знаю, пошел ли кто-то по моим стопам. Я не интересовался. Но я был бы рад кому-то в этом помочь. Если кто-то на моем примере вдохновится, то это будет просто замечательно. Мне для того, чтобы к этому прийти понадобилось довольно много времени. В прошлом моим любимым напитком было красное сухое вино.

— И каковы ваши впечатления после концерта?

— Одесса – это очень тяжелый город в плане публики. Сегодня мне очень понравилось потому-что   люди внимательно слушали. И есть такая особенность, что мы здесь редко бываем и для России – это страна на отшибе. Здесь другое информационное поле и до сих пор попадаются люди, уже спустя много лет, которые придя на концерт, считают, что мы будем играть Короля и Шута. В России это уже давно закончилось, мы там уже всем доказали, что мы другая группа и этого не будет. Часть зрителей мы потеряли, но на их место пришли другие.

— А в Эстонии вам приходилось играть?

Цвиркунов: в Таллинне у нас был одни концерт, который прошел хорошо, в хорошем клубе. Но у нас там пока мало публики, мало нас знают, а жаль.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline