Микк Марран — от «Завтрака туриста» в Пайдра до главы RMK

В свойственной бывшему начальнику разведки манере Микк Марран, возглавляющий RMK (Центр управления государственными лесами в Эстонии) с ноября, начал с основательной подготовительной работы. Он поступил в Лууаскую школу лесного хозяйства, пытается обозначить весь комплекс проблем, связанных с государственным лесом, и хочет сделать RMK ещё более современной и открытой организацией.

1 613

Микк Марран, родившийся и выросший в Выру, считает, что годы, прожитые в Таллинне, ещё не до конца превратили его в «морского» человека: «Мои леса находятся в Вырумаа — Коннаметс, лес, находящийся в зоне отдыха недалеко от города, куда я ходил с бабушкой собирать перелески и ягоды; леса вокруг озера Пайдра».

Марран до сих пор помнит, как после окончания девятого класса они с соседом по парте на неделю уехали на велосипедах в лес Пайдра, чтобы отдохнуть и окунуться в лесную жизнь.

«Мы ловили рыбу и ели её попеременно с «Завтраком туриста» и макаронами».

Нынешний дом семьи Марран находится под ныммескими соснами, и семья не отказывается от моря и пляжного песка. Каждое лето они ездят на полуостров Тагамыйза на Сааремаа, также неизменная летняя традиция — поход на мыс Харилайу. Именно с Харилайу ассоциируется личный эмоциональный контакт Маррана с RMK, где он получил подтверждение тому, что всё может быть совсем иначе, чем кажется на первый взгляд, что не всегда стоит доверять своим эмоциям, а изучить вопрос подробнее. «Много лет назад мы выяснили, почему RMK вырубил лес на одном участке Харилайу. Оказывается, для того, чтобы увеличить популяцию камышовой жабы», — вспоминает Микк Марран.

— За недолгое время работы вы успели ближе познакомиться с RMK. На что из повседневных дел Центра вы как обычный лесопользователь до сих пор не обращали внимание? Что вас больше всего удивило?

— Все сюрпризы носили положительный характер и касались в первую очередь очень профессиональных, преданных своему делу людей — на любой из должностей в RMK. Что меня удивило, так это очень широкий спектр деятельности RMK — от традиционного управления лесом до природоохранных работ, походных троп, рыбопитомника и услуг, предлагаемых в поместье Сагади. Было очень интересно заглянуть немного глубже во все области, везде позадавать вопросы «почему?».

Я узнал, какому давлению в последние годы подвергаются лесничие и как много им приходится объяснять. Тысячи писем и встреч — снимаю шляпу перед ними. Похоже, что коллектив в сфере управления лесом отлично сработался и функционирует, как хорошо смазанный механизм: планирование, изменение планов, логистика. Я чувствую себя тут уютно благодаря моей предыдущей работе в Министерстве обороны.

— Вы работали в сфере обороны с 1999 года, в последнее время — в качестве генерального директора Департамента внешней разведки. Тем интереснее было узнать, что этой осенью вы поступили в Лууаскую школу лесного хозяйства. Как прошло обучение и какова была его цель?

— Обучение проходило на основе индивидуального учебного плана под руководством лучших специалистов в своей области, в основном — в виде обсуждений и знакомства с практической стороной в лесу. Цель — расширить свои знания в области лесоводства и стать лучшим партнёром для специалистов RMK. Помимо преподавателей Лууаской школы, я также встречался с учёными из Университета естественных наук Эстонии и Тартуского университета, и уверен, что эти очень познавательные встречи продолжатся.

— По мнению общественности, учёные Университета естественных наук Эстонии и Тартуского университета как будто говорят на разных языках. Как при управлении государственными лесами найти правильный баланс между климатическими целями и сохранением лесов?

— Ясно одно — все ученые заботятся о благополучии природы и лесов Эстонии, и все те, с кем я встретился, подтвердили необходимость дальнейшего ведения лесного хозяйства. Но вместе с тем и то, что это нужно делать разумно и умеренно. Конечно, было бы идеально, если бы эстонские ученые могли прийти к общему мнению или плану, но, думаю, этого ожидать не стоит.

— Действительно, похоже, что существует несколько правильных ответов на многие вопросы в сфере лесного хозяйства — в краткосрочной и долгосрочной перспективе, с учётом видового разнообразия, параллельной экологической деятельности, вредителей, целей зелёного поворота, а также потребностей экономики, гособороны и экологического образования. Каковы, по вашему мнению, должны быть приоритеты следующего плана развития RMK?

— Эстонские леса (как государственные, так и частные) играют очень важную роль в достижении климатических целей. RMK обязательно должен поддерживать это направление. В ближайшие годы RMK должен уделять вопросам климата больше внимания. Пока не могу сказать, станет ли это для нас новым направлением бизнеса, но мысли движутся в этом направлении.

При составлении плана развития мы надеемся получить поддержку в виде нового плана развития лесного хозяйства. Если решение по плану развития не будет принято, нам придётся двигаться вперёд без этого очень важного руководящего документа. Мы должны обсудить с Министерством окружающей среды конкретные ожидания, потому что не сможем получить всё сразу (хороший доход от дивидендов, больше охраняемых RMK лесов, походных троп и смотровых платформ, природоохранных работ). Владелец также должен дать чёткое представление о том, насколько важен сектор деревообработки для будущей экономики Эстонии. Все эти ориентиры играют большую роль в определении будущего направления деятельности RMK и всей деревообрабатывающей отрасли.

— Должность главы RMK сегодня, наверное, одна из самых сложных в Эстонии. Вашими преимуществами можно считать то, что вы пришли со стороны, начинаете, так сказать, с чистого листа. И то, что ваши предыдущие должности предполагали наличие очень хороших лидерских качеств. Однако, возможно, у вас не было необходимости так много общаться с общественностью. Как вы продумали для себя темы публичного общения?

— RМК должен быть максимально открытым. Мы должны отвечать на любые возникающие вопросы о сохранении и управлении активами наших акционеров — всех жителей Эстонии. Конечно, RMK делал это до сих пор, но мы могли бы сделать наши процессы ещё более открытыми.

Нам нечего стыдиться: RMK работает очень профессионально, мы являемся примером для многих других европейских подобных организаций. Я думаю, что мы должны уделять больше внимания тому, чтобы дать лучшее представление о том, что мы делаем, стараться упрощать темы там, где это необходимо, но также быть готовыми объяснять очень сложные процессы.

Мы могли бы инициировать регулярные встречи с заинтересованными журналистами, чтобы посмотреть на «внутренности» различных процессов — будь то сбыт древесины или другие области. Ежегодники RMK могли бы стать понятным отчётом для наших акционеров, а не только повторять подробный обзор, представленный в годовом отчёте.

Мне всё же приходилось иметь дело с общественностью в моей предыдущей профессиональной деятельности, поэтому я уверен, что справлюсь с этим. Однако в RМК, по сравнению с Департаментом внешней разведки, у меня гораздо больше поддержки в виде экспертов. В Департаменте внешней разведки я был, по сути, единственным публичным лицом учреждения.

— Предоставили ли вам должности в оборонных ведомствах «приданое» в виде нового подхода к управлению государственными лесами?

— Конечно. Я имею опыт управления различными процессами на разных должностях. Я могу ввести элементы, которые оказались успешными на предыдущих должностях (например, долгосрочные планы развития, инвестиции в людей, внутреннюю коммуникацию), и избегать элементов, которые были неэффективными. Моё ценностное предложение для нашей совместной команды заключается в том, что я работал с различными правительствами, политиками, высшими должностными лицами. Я знаю, как общаться с людьми, как представлять свои идеи, как отстаивать интересы учреждения.

С первой недели я начал вести еженедельный блог в интранете RMK, где делюсь своими достижениями и возникшими мыслями. Я также надеюсь запустить регулярный формат, когда все руководители учреждения будут сидеть за одним столом (либо физически, либо по видеосвязи). Я хотел бы хотя бы один день в неделю посвящать тому, чтобы встречаться с сотрудниками RMK в разных уголках Эстонии и своими глазами видеть, «как варенье попадает в конфету».

— Какие вопросы или темы, связанные с повседневной деятельностью RMK, в настоящее время приоритетные для вас? Где вы планируете внести изменения?

— В настоящее время в центре внимания находятся пять основных тем.

Во-первых, соглашения с органами местного самоуправления об управлении лесами, управлении в лесах, находящихся в зоне отдыха или территориях повышенного публичного интереса. Во-вторых, изменение стратегии сбыта древесины с целью раскрытия большей информации в последующие периоды действия долгосрочных договоров, а также разработка системы, позволяющей отдавать предпочтение тем договорным партнёрам, которые максимально повышают ценность древесины в Эстонии. В-третьих, начало составление нового плана развития RMK. В-четвёртых, пересмотр структуры и функционирования RMK, включая коммуникацию. И, в-пятых, бюджет на 2023 год.

Кроме того, я определённо хочу, чтобы RMK развивался как организация, чтобы мы были примером для других эстонских компаний и подобных организаций в других странах Европы. Мы должны бороться за лучшие таланты и также хотим иметь и разные деревья разного возраста, ведь чем разнообразнее сообщество, тем оно сильнее. Я хочу привлечь в RMK больше молодых людей, женщин, а также людей, не связанных с лесным хозяйством. Я хочу, чтобы RMK был не только хорошим местом для практики, но и чтобы молодые люди действительно могли найти здесь работу.
Я хочу, чтобы RMK был ещё более современной организацией, чтобы исчезло то крошечное заметное соперничество между коллегами (лесное хозяйство против охраны природы).

— Люди больше всего недовольны деятельностью RMK из-за объёма вырубки и сплошных вырубок. Вы уже ознакомились с темой? Считаете ли вы, что критика местами верна?

— Наоборот, кажется, что во многих случаях RMK несправедливо критикуют — многие действия и грехи всего сектора часто сваливают на нас. RMK управляет примерно половиной лесных угодий Эстонии, но даёт только 1/3 всей заготовленной в Эстонии древесины. Остальные лесные угодья принадлежат примерно 100 000 частным лесовладельцам, из которых более 20% находятся во владении крупных юридических лиц.

Объёмы вырубок не устанавливает RMK, их устанавливает правительство республики по предложению министра окружающей среды. Это политическое решение. RMK представляет своё предложение Агентству по окружающей среде, и на его основе составляется рекомендация министру окружающей среды.

Сплошная или лесовосстановительная виды вырубок — это одно из видов управления лесом, и этот вид рубок обязательно останется в арсенале лесохозяйственникам и в будущем. Скорее, нужно уделить больше внимания пространственному планированию рубок, обратить внимание на нюансы, которые могут раздражать людей. Понятно, что люди не любят видеть большие сплошные вырубки, так что мы должны адаптироваться.

— Люди часто не различают, чей это лес, по которому они гуляют или который критикуют. Знаете ли вы сейчас, находясь в лесу, принадлежит ли он государству или частному лицу? Сможет ли сотрудник RMK, просто оглядевшись, сказать по каким-то признакам: «Это наш лес, мы делаем так, а этот не наш, мы бы точно так не сделали»?

— Я рекомендую использовать картографическое приложение Земельного департамента (register.metsad.ee), где по выделам можно посмотреть, какой участок принадлежит государству, а какой — частному владельцу. Если у вас есть смарт-устройство с заряженным аккумулятором, довольно легко понять, находитесь ли вы в государственном или частном лесу. Леса RMK управляются на лучшем в мире уровне, и мы поставляем эстонской лесной промышленности очень качественное сырьё.

— Заприметили ли вы во время знакомства с территориями RMK какие-то места, куда бы обязательно хотели вернуться в ближайшее время, но в выходной день и с семьёй?

— В конце лета я впервые отправился в поход с друзьями к источникам Норра-Оострику — очень мистическое место. Мы с друзьями были на болотах Какердая, Мукри, Соомаа. Я обязательно вернусь в эти места, но предстоит открыть для себя ещё много нового. Весной мы хотим побывать на небольших эстонских островах с их походными тропами. Каждое лето мы всей семьёй углублённо исследуем новый кусочек острова Сааремаа.

— Насколько хорошо вам удаётся отпускать мысли о работе в выходные дни и по вечерам в будние дни?

— Я привык работать в любом положении и в любое время суток. Я также научился отключаться. Иногда это получается лучше, иногда хуже. Я также могу сказать посреди собрания, что устал, продолжим завтра. Нет смысла напрягаться из последних сил. Нужно немного собраться с мыслями, а затем двигаться дальше с новыми силами. Мне нравится быть одному, я также пытался развить способность бить баклуши, может быть, когда-нибудь я стану в этом мастером.

Микк Марран. Фото: Raigo Pajula
8 малоизвестных фактов о Микке Марране (44)
  1. Ему нравится бег на длинные дистанции. Пробежал три марафона и пару полумарафонов.
    «Я не уверен, хочу ли я поставить перед собой цель пробежать марафон быстрее 3:30 в ближайшие несколько лет. В RMK есть несколько коллег, которые точно бросят мне подобный вызов».
  2. Супруга Микка и трое детей ещё более спортивные, чем он. 
    Его супруга Кайса в настоящее время — лучший тренер по пилатесу в Эстонии. «В нашей семье есть настоящая страсть к спорту, которую мне и детям привила Кайса. Все дети занимались плаванием на высшем уровне. Наш младший сын сейчас участвует в соревнованиях, а старший сын уже сам стал тренером по плаванию».
  3. Является отличным поваром-любителем, когда приходит вдохновение.
    «Я думаю, что утиная грудка в тайском соусе, медленно запечённая баранья рулька или севиче из свеклы получаются у меня хорошо. После работы в штаб-квартире НАТО в Брюсселе я привёз с собой внушительную коллекцию вин и начал коллекционировать их, пока воры не унесли их из погреба».
  4. На его прикроватной тумбочке лежит стопка книг, ожидающих прочтения.
    «Я читаю около десяти книг одновременно. В настоящее время на самом верху лежит подаренная премьер-министром Каллас очень интересная книга «Ничего не говори» Патрика Раддена Кифа. Генеральный директор KaПо снабдил меня ценными книгами по истории. И, конечно, есть также литература по разведке, книги по лесоводству, рекомендованные Мартом Эриком, книги по менеджменту, книга, посвящённая 15-летию RMK, и всегда немного художественной литературы».
  5. Коллекционирует виниловые пластинки.
    «Основное внимание уделяется джазу, фанку 1970-х, эстонской музыке 1970-х — 1980-х годов. В старших классах я подрабатывал диджеем в клубах Выру. Время от времени, даже сейчас, меня можно увидеть крутящим пластинки в небольшой компании».
  6. Разрешает съезжать крыше.
    «У меня была пара кабриолетов возрастом в несколько десятилетий с двигателем мощнее среднего».
  7. Постоянно ходит за грибами и ягодами.
    «Ягоды по указанию супруги я кладу прямо в рот, но несколько коробочек успевает побыть в морозилке пару недель. Маринованием грибов занимается друг в Вийратси, а так как его маринованные грибы самые лучшие в мире, то мне и в голову не приходит составлять ему конкуренцию».
  8.  Является супругом нового владельца леса.
    «В ноябре прошлого год Кайса получила в подарок от отца участок земли с гектаром леса. Мы недавно ходили туда гулять и составлять планы на его использование. Однако, скорее всего, нам придётся обратиться за помощью к профессионалам…»

Текст: Ану Йыэсаар. Источник: блог RMK (первоначально интервью было опубликовано в журнале Metsamees).

Читайте по теме:

Глава внешней разведки Эстонии будет развивать лесное хозяйство

Комментарии закрыты.

Glastrennwände
blumen verschicken Blumenversand
blumen verschicken Blumenversand
Reinigungsservice Reinigungsservice Berlin
küchenrenovierung küchenfronten renovieren küchenfront erneuern