Мария Сморжевских-Смирнова: Нарвский музей всегда был дорог моему сердцу

Скоро исполнится год, как Мария СМОРЖЕВСКИХ-СМИРНОВА возглавила Нарвский музей. Имеющая степень доктора культурологии Таллиннского университета и магистра русской филологии Тартуского университета, до того работавшая в Эстонском художественном музее и Таллиннском городском музее, заведуя его филиалами — Домом-музеем Петра I и Русским музеем, она готова все свои знания и опыт обратить на пользу Нарвы и нарвитян.

1 263

По словам Марии, Нарвский музей всегда был дорог её сердцу. Она помнит его с тех самых пор, как в башне Длинный Герман открылась постоянная экспозиция, рассказывающая об истории города. Ни одно значимое событие в жизни музея вплоть до 1996 года, времени поступления Марии в Тартуский университет, не проходило мимо неё.

— После открытия музея мы с родителями не пропускали в нём ни одной новой выставки или концерта. Местная культурная жизнь была богата на события даже в трудные 90-е годы. В 1991 году в дополнение к замку появилась Художественная галерея, разместившаяся в здании порохового амбара XVIII века. И хотя в старших классах мы с завидной частотой ездили с классом на экскурсии в Тарту и Таллинн, а также в театры и музеи Санкт-Петербурга, Нарвская художественная галерея оставалась для меня совершенно особенным местом.

Художественная галерея Нарвского музея. Фото: SA Narva Muuseum

 

Сила корней

Мария Сморжевских-Смирнова родилась в семье, в которой смешано много разных кровей: русская, польская, эстонская. Фамилия Сморжевских досталась ей от отца, у которого в роду были поляки, в XIX веке оказавшиеся в Сибири. Мария помнит своего деда — высокого, с русыми волосами.

— Когда я выходила замуж и брала фамилию мужа, я одновременно изъявила желание оставить и свою девичью фамилию, потому что к тому времени у меня под этой фамилией уже вышел ряд научных статей. Мне хотелось, чтобы и авторство последующих было очевидно.

По линии матери, до замужества носившей фамилию Мадисон, у Марии эстонские корни. Мать была из семьи эстонцев, живших в Южной Эстонии, в Вырумаа, и в начале XX века уехавших в Сибирь в надежде получить землю. Жизнь их сложилась трагически: эстонская деревня в Сибири, в которой они жили, в 1938 году лишилась всех мужчин, осуждённых по 58-й статье как «враги народа».

— Так что когда говорят, что я родилась в Нарве, — это неверно: я появилась на свет в городе Курган за Уралом и очутилась в Эстонии в 1980 году. Мы приехали в Нарву к маминым родственникам по эстонской линии. Именно с этого времени и начинается моя нарвская история.

Нарвский замок красив с любой стороны. Фото: facebook.com/narvamuuseum

 

И открылась дверь

Музейная жизнь Марии Сморжевских-Смирновой — продолжение её академической жизни. В 1996 году она поступила в Тартуский университет на кафедру русской филологии Юрия Лотмана. Самого Юрия Михайловича к тому моменту уже не было в живых, но научным руководителем Марии стала ученица Лотмана и одна из немногих его соавторов Елена Погосян. Первые научные статьи Марии посвящены древнерусской литературе.

— Когда мне нужно было выбрать тему магистерской работы, Елена Погосян, у которой в 2001 году вышла книга «Пётр I — архитектор российской истории», предложила мне обратиться к петровской эпохе. Свою докторскую диссертацию через несколько лет я защищала уже в Таллиннском университете на отделении культурологии. Она была посвящена, в частности, сакральному наследию эпохи Петра I — иконам и иконостасам Никольской церкви и Преображенского собора в Таллинне.

Благодаря работе над этими темами Марию Сморжевских-Смирнову в 2011 году пригласили в качестве научного консультанта к участию в организации в Кадриоргском художественном музее выставки «Искусство иконы Эстонии». Музейным куратором тогда была Александра Мурре, вскоре ставшая директором Кадриоргского музея.

Кадриоргский художественный музей расположен во дворце в стиле барокко. Фото Р. Денисова

 

— В нашу команду входила и Линда Лайнвоо, студентка-практикантка Эстонской академии художеств, которая сегодня исполняет обязанности директора Департамента охраны памятников старины. Были в нашей команде также замечательные художники-реставраторы Николай Кормашов и его сын Орест. Свои советы давала и Елена Погосян, в то время уже много лет работавшая профессором университета Альберты в канадском Эдмонтоне. Выставка познакомила меня с разными сторонами музейной жизни.

Служил он истово державе

После выставки Марию Сморжевских-Смирнову пригласили в Кадриоргский художественный музей проводить программы для публики и курировать образовательные программы на русском языке, а в конце 2013 года взяли на работу в Таллиннский городской музей, искавший руководителя для Дома-музея Петра I в парке Кадриорг.

Лекция Марии Сморжевских-Смирновой в Кадриоргском художественном музее. Фото: facebook.com/Кадриоргский-художественный-музей-429751673867864

 

— К тому времени Домик Петра был мне хорошо знаком: моя предшественница в нём Надежда Саар приглашала меня в течение нескольких сезонов читать лекции. Став его руководителем, важнейшим приоритетом для себя я поставила налаживание регулярной работы лектория, и скоро у нас появился огромный круг друзей, слушателей. Моим помощником стал мой коллега по Домику Петра, молодой историк Зураб Янес, проводивший такую же работу для эстоноязычной аудитории.

Мария рассказала, что работа в музее с очень маленьким штатом научила её мультифункциональности: в любой момент она была готова пообщаться с посетителями, заменить кассира и провести экскурсию по дому, в котором сохранились предметы, окружавшие первого русского императора ещё до того, как Пётр им стал. Известно, что первый раз в своём доме в Кадриорге Пётр I побывал в 1714 году.

— В 2015 году мне выделили стипендию для поездки в Москву, где я две недели провела в Российском государственном архиве древних актов. Мне удалось найти материалы, значительно уточнявшие наши знания о пребывании Петра I в Ревеле и о покупке дома в Кадриорге. Обнаружился также ряд интересных документов относительно растений, которые Пётр заказывал для садов Санкт-Петербурга и которые доставлялись сначала в Ревель.

Дом-музей Петра I в Кадриорге. Фото: linnamuuseum.ee

 

На основании собранных сведений Мария составила ряд новых экскурсионных маршрутов и подготовила несколько научных публикаций. В Домике Петра I также началась реконструкция царского погреба, после окончания которой в нем разместилась экспозиция об истории строения и о Северной войне, выигранной Петром. Наладилась и связь с туристическими фирмами, занимавшимися круизами, благодаря чему число экскурсий и посетителей в музей увеличилось в разы.

Русские в Ревеле-Таллинне

Мария Сморжевских-Смирнова призналась, что назначение её руководителем Русского музея при сохранении руководства Домом-музеем Петра I стало для неё неожиданностью. Из целевого учреждения Русский музей тогда превратился в филиал Таллиннского городского музея. При этом он должен был знакомить посетителей с русской культурой Эстонии, прежде всего Таллинна.

— Прежняя выставка в нём называлась «Вдоль по ревельским». Решив, что с темой русского Ревеля нужно выходить на улицы Старого города к тем знаковым местам, которые связаны с новгородскими купцами XIII и XIV веков, с петровской эпохой и другими сюжетами, относящимися уже к XIX и XX столетиям, мы стали активно проводить городские экскурсии. 

Параллельно с ними в музее началась подготовка новой экспозиции, посвящённой русским печатным изданиям, увидевшим свет в Ревеле в период с начала XIX века до 1940 года. Основой её стало собрание таллиннского коллекционера Александра Борисова. В рамках выставки удалось показать и отдельные экспонаты из Таллиннского городского музея, относящиеся к данной теме, печатные прессы, наборные кассы и тому подобное. Вызовом стало небольшое и не приспособленное для музейных экспозиций пространство музея.

Александр Борисов и Мария Сморжевских-Смирнова в Русском музее. Фото: facebook.com/venemuuseum

 

— Через русское печатное слово нам удалось рассказать многое о вехах истории русских, проживавших в Ревеле-Таллинне. Следующим проектом стала выставка, посвящённая истории русского образования здесь, берущей своё начало с 1715 года с указа Петра I об открытии цифирной школы. Выставка называлась «Урок-перемена. История русского образования в Таллинне». Одновременно на втором этаже мы проводили художественные выставки, своей тематикой опять же связанные с русской культурой столицы.

«Я грежу Нарвой, милой Нарвой, я грежу крепостью её»

Когда год назад был объявлен конкурс на место директора Нарвского музея и к Марии Сморжевских-Смирновой обратились с вопросом, не хочет ли она участвовать в нём, она ответила, совершенно не будучи уверенной в своей победе, согласием. Тем не менее по результатам конкурса выбрали именно её.

— После этого дома собрался семейный совет, на котором муж и дети решили, что я могу ехать в Нарву. И вот, 1 февраля исполнится ровно год, как я нахожусь в городе, в котором провела детские и школьные годы, и работаю тут директором музея, игравшего огромную роль в моей жизни. Несмотря на то, что я приняла его в трудное время, меня не покидает радостное чувство, возникающее тогда, когда человек после долгого отсутствия, обогащённый опытом и знаниями, возвращается домой в надежде их применить.

Рождественская деревня в Северном дворе. Фото: facebook.com/narvamuuseum

 

По словам Марии, команда в Нарвском музее замечательная. К её приходу его сотрудники завершили проект, осуществлённый на средства европейских фондов, когда новые экспозиционные площади появились во дворе и здании конвента Нарвского замка, и летом Нарвский музей открыл совершенно новое пространство, до того недоступное для посетителей. При этом сделано всё было на высочайшем уровне.

— В новую экспозицию включён окружающий ландшафт, ставший полноценным участником диалога с человеком, приходящим в музей: это река Нарова, помнящая путь «из варяг в греки», это Ивангородская крепость на российской стороне, это четыре стороны света, открывающиеся перед ним. То, что раньше было видно из узких окошек восьмого этажа башни Длинный Герман, сейчас широкими панорамными окнами включено в экспозицию новых помещений музея.

Новая галерея восточного крыла Нарвского замка. Фото Родиона Денисова

 

По мнению Марии Сморжевских-Смирновой, Нарва — уникальный город, находящийся на стыке двух миров, Востока и Запада. Их граница в прямом и переносном смысле — река Нарова. Одновременно мостом, переброшенным с одного берега на другой, река призывает их к диалогу, как тот, что ведут рыбаки, когда стоят по колено в воде и перекликиваются: одни — на нарвской стороне, другие — на стороне Ивангорода.

Читайте по теме:

Нарвский замок приглашает гостей в неизведанное восточное крыло

Руководитель Нарвского музея: Цены на электричество и пандемийные ограничения — путь в Средневековье

Ивангородские реалии с видом на Нарвский замок: отвечает глава администрации Ивангорода

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline