Реальность, с которой мне нужно жить. И умереть. И воскреснуть. Пасхальные размышления

Одним из самых радостных пасхальных праздников, помню, была ночь в подвале абсолютно нищего храма: мы только-только начали его восстанавливать. Даже электричества еще не успели провести — сидели при свечах, кутаясь в изношенные пальто и куртки, пишет автор портала Tribuna.ee, писатель и журналист Пётр ДАВЫДОВ.

869

На дворе «перестройка», в кармане мелочь инфляционная, с неба накрапывает противненький такой дождик — а лица у людей светятся. Как будто изнутри светятся, я заметил. И такой свет не требует громогласных торжественных здравиц, громкость, суета ему только помешают, мы это чувствовали. Поэтому сидели и переговаривались вполголоса. Не хотели мешать радостному свету.

Что значит лично для меня давнее событие: воскрес Тот, Который на днях был казнён и похоронен? Причем, по Его словам, убит Он был и за меня лично. Получается, и воскрес лично для меня. Интересно меняются времена: ещё недавно оспаривался сам факт воскресения Христа, а нынче, похоже, неприятие Бога обосновывается по-другому — простым «и чё?» Ну, воскрес Христос, и чё? Что поменялось от этого — лично для меня или в жизни мира? Та же серость, болезни, маски, войны, санкции, торговля, обманы, пропаганда, смерть, несправедливость — чё поменялось-то, я спрашиваю? «Скока вешать в граммах» это ваше Воскресение? Да и сами-то вы, христиане, как-то вот не то чтобы обосновываете своим поведением свою веру: сидите (стоите) в своих церквях, а как выйдете — и чё? — всё те же. Где действие ваших слов «Христос воскрес»? Две тысячи лет прошло — где их сила?

В нашем нынешнем мороке мы перестали видеть простые вещи, похоже. Священник Александр Шмеман пишет в своих «Воскресных беседах»:

«Боже мой, как часто христиане опускают голову и даже не пытаются свести концы с концами. Оставьте нам — как бы говорят они миру — эту нашу последнюю драгоценность, утешение, радость! Не мешайте нам в наших запертых храмах утверждать, что радуется и ликует весь мир. Не мешайте нам, а мы не будем мешать вам строить этот мир и управлять им и жить в нём, как вам угодно…

Однако на последней глубине нашей совести мы знаем, что это малодушие, этот минимализм, это внутреннее бегство в тайный и сокровенный праздник — несовместимы с подлинным смыслом и подлинной радостью Пасхи. Или воскрес Христос, или не воскрес. Или — или! Но тогда и на нас, верующих, радующихся, ликующих, лежит ответственность, чтобы другие узнали и поверили, увидели, услышали и вошли в эту победу и в эту радость. Древние христиане свою веру называли не религией, а Благой Вестью, и своё назначение в мире видели в её возвещении и распространении. Древние христиане знали и верили, что воскресение Христово — не просто причина ежегодного празднования, а источник силы и преображения жизни.

Но, отвечает мой трезвый или, как говорят теперь, реалистический разум: но что же я могу? Как могу я возвещать, свидетельствовать? Я —бессильная песчинка, затерянная в массе? Но это возражение разума и так называемого «здравого смысла» — ложь, может быть, самая страшная и дьявольская ложь современного мира. Этот современный мир каким-то образом убедил нас, что силу и значение имеет в мире только число, количество, масса. Что может один против всех? Однако именно тут, именно по отношению к этой лжи и должно раскрыться во всей своей силе основное утверждение христианства, его ни на одну другую не похожая логика. Христианство утверждает, что один человек может быть сильнее всех. И именно в этом утверждении благая весть о Христе».

Священник Александр Шмеман. Фото: facebook.com/shmemanad

 

У Пастернака читаем:

«Он отказался без противоборства,

Как от вещей, полученных взаймы,

От всемогущества и чудотворства

И был теперь, как смертные, как мы».

Ведь именно в этом образ Христа: человек без власти, без противоборства, без какой бы то ни было земной силы. Один! Оставленный, преданный, брошенный всеми. Но, по какой-то неизъяснимой, непонятной нынешнему миру логике, побеждающий.

«Ты видишь, ход веков подобен притче

И может загореться на ходу.

Во имя страшного её величья

Я в добровольных муках в гроб сойду.

Я в гроб сойду

И в третий день восстану,

И как сплавляют по реке плоты,

Ко мне на суд, как баржи каравана,

Столетья поплывут из темноты…»

Борис Пастернак, 1958 год. Источник: Wikimedia Commons

 

В этом «может загореться на ходу» — заключён ответ на сомнения трезвого разума. Хотя, какой он трезвый, этот разум, если от каждой новой безделушки впадает в паническую зависимость… Отец Александр продолжает:

«О, если бы каждый из нас, знающих пасхальную радость, слышавших о победе, поверивших в то, что неведомо для мира, забыв о числах, количествах и массах, эту радость и веру передал ещё только одному человеку, тронул ею одну человеческую душу? Если бы эта вера и радость тайно присутствовали в каждом, пускай самом незначащем разговоре, были с нами в наших трезвых буднях — они начали бы сейчас, здесь, сегодня преображение мира и жизни. Не придет Царство Божие приметным образом, — сказал Христос. Царство Божие приходит каждый раз — в силе, свете и победе, — когда я, когда каждый верующий выносит его из храма и им начинает жить в своей жизни. Тогда всё, всё время, в каждую минуту «может загореться на ходу…»

Получается примерно так: если меня «достала» несправедливость этого нашего мира с его войнами, визами, враждой, если я чувствую его тотальное несоответствие своей вере, которая основывается на Воскресении Христа, то вместо поджатых губ и проклятий разумнее было бы поделиться хоть с одним человеком действенной радостью этого Воскресения вот тогда мир поменяется. Более того преобразится. Патриарх Сербский Павел совершенно справедливо говорил: «Никого не приведёте вы к Богу, если сами Богу не близки. Никого не поведёте вы путём Божьим, если сами не пошли этим путём по жизни». Он же говорил: «Если построим мир в себе, поистине построим его и вокруг себя».

Автор рисунка — о. Сергий Круглов

 

Сегодня и в последующие пасхальные дни в церквах будут звучать такие слова, приведу их сначала на церковнославянском:

— Воскресения день, и просветимся торжеством, и друг друга обымем. Рцем братие, и ненавидящим нас, простим вся Воскресением, и тако возопиим: Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав.

На современном русском:

— Воскресения день! Засияем торжеством и друг друга обнимем; скажем: «Братья!» и ненавидящим нас всё простим ради воскресения и так возгласим: «Христос воскрес из мертвых, победив смертью смерть и дав жизнь находящимся в гробах».

Задачка не из простых простить всё ненавидящим (обидевшим, оскорбившим, издевающимся и т.п.). Братьями людей считать не на словах только, а подтверждать их делом. Серьёзная задача. Но это необходимое условие как для меня самого, если я действительно хочу быть с Христом, так и для мира, над преображением которого я должен вообще-то трудиться. И ничегошеньки я не сделаю, если не осознаю, что Христос, Его Воскресение не теория, не «просто исторический факт», не сборник красивых и благочестивых цитат и правил, а реальность, с которой мне жить нужно. И умереть. И воскреснуть.

Поздравляя читателей с Пасхой Христовой, публикуем добрую песенку «У Бога всего много» протоиерея Олега Вроны, настоятеля Никольского храма на ул. Вене в Таллинне.

 

Отец Олег, как сам говорит, «просто так взял да и написал, может, кто-нибудь и улыбнётся, порадуется».

Олег Врона. Фото: stnicolas.ee

 

Желаем всем нам доброй, светлой, подлинной радости. Христос воскресе!

Читайте по теме православия:

Путешествие в страну монахов — Святой Афон

Кричать «Всё пропало!» не нужно. И вот почему… Беседа со священником Фомой Хирвоя из Таллинна

В Таллинне отреставрировали памятник Алексию II

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline