«Эстонский заговор»: зачин террора в Красной армии

В Советском Союзе ещё со времён хрущёвского доклада «О культе личности» 1956 года было принято считать, что старт к началу масштабных сталинских репрессий, т. н. «Большого террора», был дан 1 декабря 1934 года — в день убийства Сергея Кирова (Кострикова), главы Ленинградской областной организации Всесоюзной коммунистической партии большевиков. Однако, конечно, эта точка отсчёта была весьма условной. Поскольку, по сути дела, красный террор начался сразу после захвата большевиками власти в 1917 году и продолжался, с небольшими перерывами, до самой смерти Иосифа Сталина. Но советская историография несправедливыми считала только репрессии против «верных ленинцев», оправдывая их применение против остальных миллионов пострадавших — священников, белогвардейцев, крестьян, оппозиционеров и других.

1 201

Однако и эта историография имеет немало «мутных пятен». Одно из них — так называемый «Эстонский заговор», случившийся несколькими месяцами раньше убийства Кирова. Фигурантами данного сфальсифицированного дела оказались представители Красной армии и Осоавиахима.

Аббревиатура «Осоавиахим» расшифровывалась как «Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству». Это была оборонная и общественно-политическая организация, которая действовала в 1927–1948 гг. и являлась предшественником ДОСААФа (Всесоюзного добровольного общества содействия армии, авиации и флоту), просуществовавшего в СССР до самого его распада.

Создателем Осоавиахима считается нарком по военным и морским делам Климент Ворошилов. Именно он инициировал в начале 1927 года слияние двух прежде разделённых военизированных добровольных обществ (АВИАХИМ и ОСО) в одно. Председателем Центрального совета Осоавиахима стал председатель Совета народных комиссаров СССР А. Рыков, заместителями — К. Ворошилов, И. Уншлихт и В. Куйбышев; в состав президиума вошли А. Бубнов, С. Каменев, М. Тухачевский, В. Чубарь, Р. Эйдеман, Г. Ягода и др. Как видим, большинство из них относилось к военному командованию. Тому самому, что спустя десять лет будет отправлено Сталиным на плаху по обвинению в масштабном антисоветском заговоре. Впоследствии, в 1950-х, этих «верных ленинцев» Никита Хрущёв реабилитирует, а Сталина обвинит в нарушении «социалистической законности» и «культе личности». Хотя, по словам замечательного проповедника о. Димитрия Смирнова, единственной «заслугой» усатого вождя было именно уничтожение ленинской банды.

Может возникнуть вопрос: почему именно химической промышленности, наряду с обороной и авиацией, тогдашнее советское руководство придавало столь важное значение? Ответ на него содержится, например, в одной из статей (автор — И. Раневский), опубликованных в 1941 году по итогам третьей пятилетки. Вот что там говорится:

«В СССР химизация страны стала одной из важнейших хозяйственных задач. У нас широко поставлено производство химических удобрений (суперфосфат), заново выросли производства синтетического каучука, пластических масс, развёртывается строительство новых крупных заводов для производства серной кислоты, резиновых шин и т. д. Химические методы применяются для выделки искусственной кожи, для получения жиров и масел, для получения бензина из мазута, анилиновых красок, химико-фармацевтических препаратов и т. д.».

Но в первую очередь, конечно, химия играла огромную роль для производства боеприпасов и вооружений, а также средств химической защиты, противогазов и т. п. Осоавиахимовцы (их ещё назвали оаховцами) в 1920-х годах часто проводили учения по химзащите (это было связано с тем, что в Первую мировую войну немцы применяли отравляющие вещества). Вспомним, как в романе «Золотой телёнок» во время одного из подобных учений Александр Корейко сбежал от Остапа Бендера, нацепив противогаз и растворившись в толпе других добровольцев.

А ещё эта организация устраивала соревнования по парашютному спорту и стрельбе (именно в её недрах зародилось понятие «ворошиловский стрелок»). Общество, кроме того, занималось служебным собаководством, физкультурным комплексом «Будь готов к труду и обороне» и другими военно-спортивными дисциплинами, готовило лётчиков и авиаспециалистов.

Осоавиахим быстро рос и развивался, к началу 1930-х в его составе были уже целые военизированные подразделения. Одним из таких подразделений (точнее сказать, дивизионом) руководил человек, который и стал главным фигурантом дела об «Эстонском заговоре» в Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА), давшем толчок к будущим массовым репрессиям в ней.

Изображение из открытых источников

 

Его звали Артём Нахаев. Сведений о нём сохранилось крайне мало. Опубликованы лишь некоторые рассекреченные фрагменты его допросов. Родился в 1903 году. В 1925 окончил Ленинградскую артиллерийскую школу, а затем, спустя три года, демобилизовался, вроде как по болезни. В 1927-м вышел из состава членов ВКП(б), протестуя против гонений на троцкистско-зиновьевскую оппозицию. В 1931-м поступил на вечернее отделение Военной академии РККА. Жил с женой в селе Жулебино под столицей, в ужасающей нищете, на площади в 4 кв. м. (Забегая вперед, скажем, что наиболее вероятным мотивом его мятежа, устроенного против Сталина и кремлёвской камарильи, было желание отомстить за свои и народные мытарства, которые он наблюдал повсюду. На допросах Нахаев возмущался ужасами коллективизации и падением уровня жизни рабочих.)

Параллельно трудился на стройках и заводах, чтобы только заработать на кусок хлеба. В 1933 году устроился на должность преподавателя военных дисциплин в столичном институте физкультуры, а затем сделался начальником штаба дивизиона Осоавиахима. Вероятно, у него оставались некоторые прежние связи в армии — иначе бы вряд ли бывшего троцкиста приняли в Военную академию. Снова забежим вперёд и предположим, что такой связью могла быть дружба с генералом Леонидом Быковым, обвинённым в связке с Нахаевым и расстрелянным вместе с ним.

Утром 5 августа 1934 года Нахаев привёл 200 человек из своего дивизиона к Красноперекопским казармам Московской стрелковой дивизии. Там он выстроил их и обратился к ним с такими словами:

«Мы воевали в 14-м и 17-м годах. Мы завоевали фабрики, заводы и земли рабочим и крестьянам, но они ничего не получили. Всё находится в руках государства, и кучка людей управляет этим государством. Государство порабощает рабочих и крестьян. Товарищи рабочие, где ваши фабрики, которые вам обещали в 1917 году? Товарищи крестьяне, где ваши земли, которые вам обещали? Долой старое руководство, да здравствует новая революция, да здравствует новое правительство!»

После произнесения этой речи Нахаев приказал захватить караульное помещение и оружие, которое там находилось, чтобы дальше идти на штурм Кремля. Сохранилось несколько версий дальнейших событий. По одной из них, такая попытка была сделана, но военный караул отбил нападение и арестовал начштаба. По другой — его связали его же подчинённые.

Сталин в это время находился на отдыхе в Сочи, и об инциденте ему сообщил Лазарь Каганович, руководивший делами в Москве. Каганович написал вождю, что мятежник, скорее всего, — просто психически больной человек. Однако Сталину данная трактовка не понравилась. Он потребовал сделать всё, чтобы «изобличить» и самого Нахаева, и тех, кто с ним связан, руководителей Осоавиахима и РККА, в подготовке вооруженного захвата власти с целью смены государственного строя. Так и появилась версия «Эстонского заговора» с участием старого приятеля Нахаева — бывшего царского генерала Быкова. Последний якобы был дружен с главой Генштаба Эстонии и передавал шпионскую информацию об армии и Осоавиахиме лично ему.

Чекисты вырвали эти показания у Нахаева под пытками, и вскоре Быков был арестован.

Так сообщал 26 августа Сталину первый замнаркома внутренних дел Агранов: «Арестованный начальник штаба артиллерийского дивизиона Осоавиахима Нахаев сознался, что своё выступление… он сделал по указанию своего бывшего сослуживца по Институту физкультуры, бывшего генерала Быкова Леонида Николаевича. Нахаеву было известно о связи Быкова через эстонское посольство в Москве со своим однополчанином по царской армии, ныне работающим в качестве начальника эстонского генерального штаба. Особым отделом Быков разрабатывался по подозрению в шпионаже в пользу Эстонии».

Шифротелеграмма Я. С. Агранова И. В. Сталину в Сочи об аресте Нахаева. Изображение: ru.openlist.wiki

 

Такие же «признания» энкаведисты выбили и из генерала Быкова. И он, и и Нахаев были расстреляны, а РККА и Осоавиахим подверглись сильнейшей чистке. Спустя несколько лет Сталин пойдёт по проторенной «эстонской» дорожке, и обвинения в шпионаже, уже на все разведки мира, будут предъявлены тысячам командирам РККА.

Комментарии закрыты.

Glastrennwände
blumen verschicken Blumenversand
blumen verschicken Blumenversand
Reinigungsservice Reinigungsservice Berlin
küchenrenovierung küchenfronten renovieren küchenfront erneuern