Собирательный герой Леонида Куравлёва — от простодушного «чудика» до настоящего мудреца

Материал, посвящённый памяти великого артиста, пишет для портала Tribuna.ee Игорь Круглов.

496

Кинокарьера Леонида Куравлёва стартовала с участия в учебных картинах. Но каких! Первая роль состоялась в ленте не чьей-нибудь, а одного из самых великих впоследствии мастеров мирового класса. В «среднеметражке» (46 мин.) «Сегодня увольнения не будет…», которую в 1958 году студент ВГИКа Андрей Тарковский снял вместе с однокурсником Александром Гордоном (в будущем — тоже известным постановщиком, работавшим в редком для СССР жанре «жёсткого» приключенческого кино), 22-летний Куравлёв сыграл солдатика сапёрного батальона, участвующего в разминировании немецкого склада боеприпасов, найденного в небольшом городке спустя 15 лет после Великой Отечественной войны.

В роли солдата-сапёра Морозова (© кадр из фильма / «Сегодня увольнения не будет…»)

 

А вторую роль ему доверил Василий Шукшин — однокашник Тарковского, но представитель совершенно иного направления в кинематографе.

Если Андрей Арсеньевич вошёл в анналы «десятой музы» как режиссёр-интеллектуал, соратник и продолжатель традиций Ингмара Бергмана, Микеланджело Антониони и Пьера Паоло Пазолини, то Василий Макарович стал глыбой «простонародного» кино. Однако не менее глубокого и потрясающего своей искренностью, сердечной болью за людей и родину, поисками правды. Близкого и понятного всем — от простых крестьян до академиков.

В дипломной работе Шукшина «Из Лебяжьего сообщают» Куравлёв сыграл простосердечного паренька — сельского механика, который наивно верит в коммунизм, обещанный Никитой Хрущёвым к 1980 году, и даже ссорится со своим приятелем из-за антикоммунистических сомнений последнего.

Интересно, что творческая «разнополярность» Тарковского и Шукшина не помешали обоим мастерам привлекать Куравлёва в свои проекты. Это свидетельствует об универсальном таланте артиста, о его даре перевоплощения вместе с умением сохранять личностную целостность, о мастерстве, позволявшем абсолютно достоверно изображать самые разные типажи.

Видимо, по этой причине его заметил Лев Кулиджанов, создатель очень популярного тогда кинобестселлера «Дом, в котором я живу», и пригласил в свою новую картину «Когда деревья были большими» (1962). Сейчас она считается одной из жемчужин советского кино. Партнёрами Куравлёва были Юрий Никулин, Василий Шукшин и Инна Гулая. Леонид, трогательно сыгравший простого работягу — любящего жениха главной героини, не только не поблек на их фоне, но и заявил о себе как очень глубокий исполнитель.

Юрий Никулин и Леонид Куравлёв в фильме «Когда деревья были большими». Источник: «Пикабу»

 

После пронзительных «Деревьев» Шукшин пригласил его на роль Пашки Колокольникова в свой первый полнометражный фильм «Живёт такой парень» (1964). Он не только стал «звёздным» для молодого актёра, но и причислил его к когорте знаменитых шукшинских «чудиков», без которых невозможно представить творчество Василия Макаровича.

Понятие «чудик» вошло в обиход именно благодаря Шукшину. «Чудик» (от названия одноимённого рассказа) означает честного, наивного, простодушного человека, который искренне желает добра ближним, пытается им помочь, но по простоте душевной и по нерассудительности порой попадает в незавидные ситуации.

В сущности, и сам Шукшин был таким «чудиком». Потому в автобиографическом рассказе и изложил собственную историю (потом он вспоминал об этом в книге «Вопросы самому себе» ). Описал, как нашёл на полу в гастрономе 50 рублей (немалую по тем временам сумму!) и весело объявил магазинной очереди о своей находке. Дескать: «чудики, кто ж тут такими огромными деньжищами разбрасывается???»

Все в очереди поахали, посочувствовали неизвестному потерявшему, а потом положили деньги на прилавок, на случай, если хозяин спохватится и вернется. Сам же Шукшин (как и его герой в рассказе), довольный своим поступком, отправился восвояси и… вдруг обнаружил, что это его же собственная купюра и была. Львиная доля только из только что полученной зарплаты. Однако же — чудик есть чудик! — постеснялся после всего произошедшего возвращаться, да так и ушёл ни с чем.

«Чудиком» являлся и сельский водитель Пашка Колокольников в фильме «Живёт такой парень». С виду легкомысленный балаболка и трепач, а на деле — герой, который без раздумья, рискуя собственной жизнью, бросается к загоревшемуся бензовозу, чтобы отогнать его подальше и спасти находившихся рядом людей.

В роли Пашки Колокольникова (© кадр из фильма / «Живёт такой парень»)

 

«Чудиком» был и герой Куравлёва в следующей картине Шукшина — «Ваш сын и брат» (1966). По сюжету простой деревенский парень Стёпка, осуждённый за драку, устраивает побег из заключения за три месяца до окончания срока. Прибегает домой, где на радостях отец и братья устраивают ему всеобщую сельскую пирушку по случаю «освобождения». Однако в самый радостный момент появляется милиционер, вновь «пакует» беглеца и обещает добавить два года. На вопрос, зачем же он такое учудил, Стёпка ответил: «А было невмоготу, каждую ночь деревня снилась…»

В каком-то смысле «чудик» — это и Аркадий, возлюбленный Паши Строгановой (Инна Чурикова) из фильма Глеба Панфилова «Начало». Добрый, но слабовольный семейный человек, из жалости станцевавший с некрасивой девушкой на дискотеке, а затем принесший боль этой самой жалостью и ей, и себе, и своей семье.

Вероятно, «чудиками» (в определённом и, конечно, хорошем смысле) стали и многие последующие персонажи, сыгранные великим актёром. Шукшинская школа и умение выделять лучшее в человеческих душах, видимо, навсегда органично слились с народным талантом Леонида Куравлёва.

И Афоня из одноимённого фильма Георгия Данелии (1975), и Шура Балаганов («Золотой телёнок», 1969), и банщик Ваня Кашкин («Ты — мне, я — тебе», 1976), и Митяй Пряжкин («Живите в радости»,1978), и уж, конечно, прораб Лёня Шиндин («Мы, нижеподписавшиеся», 1981) — все они и есть в какой-то степени те самые «чудики». Последний — персонаж из картины постановщика «Семнадцать мгновений весны» Татьяны Лиозновой — самый натуральный самоотверженный «чудик», только уже из позднего брежневского «застоя». Который (отнюдь не для собственной выгоды, а ради спасения от увольнения бюрократами и махинаторами своего честного начальника) готов прибегнуть и к фальсификациям, и к обману государственной комиссии. Дескать, «на войне как на войне».

В роли Афанасия Николаевича Борщова (© кадр из фильма / «Афоня»)

 

Рискну утверждать, что «чудиками» были и сыгранные Куравлёвым иностранцы — Робинзон Крузо из одноимённого фильма (1972) и даже … гитлеровец Айсман из тех же «Семнадцати мгновений». Вспомним, как Айсман единственным из всех «телеэсэсовцев» не испугался поручиться за своего друга Штирлица перед жестоким и хитрым Мюллером. К ним можно добавить и блистательно-нахального Жоржа Милославского из культового «Ивана Васильевича» (1973) — несмотря на внешнее пижонство и род деятельности, сей прохвост весьма трогательный и симпатичный.

Леонид Куравлёв сыграл в кино более 200 ролей. Работал он и в ансамбле с прибалтийскими коллегами. Например, в «Балладе о Беринге и его друзьях» (1970) его партнёрами по съёмочной площадке были звёзды театра и кино Карл Себрис, Дзидра Ритенберга и Вия Артмане.

В постсоветские годы он не остался без работы и не потерял популярности, поскольку артиста такого масштаба всегда были рады заполучить режиссёры и продюсеры. Он снимался и в односерийных проектах, и в сериалах. Последнюю роль великий мастер сыграл в 2015 году в картине «Весь этот джем». С 2012 года, после смерти любимой и единственной жены Нины Васильевны, с которой они прожили вместе 52 года, Куравлёв стал практически затворником. Он почти не общался с прессой, избегал богемных сборищ и светских тусовок.

Вот его грустные слова о современном кино, прозвучавшие в одном из редких интервью:

«Боюсь, что наше кино уже умерло. То, что делают сейчас, — это жалкая пародия на Голливуд. Почему-то наши продюсеры и режиссёры считают, что чем больше в кино выстрелов, пошлости и тупого юмора, то это «кассовое кино». Может, оно и так, но только отчасти. Я хочу сказать, что если бы сейчас снимали наше кино, то нашлись бы люди, которые ходили бы на него. Так сказать «Soviet Format» тоже может показать неплохие сборы. А быдло пускай таскается на «Самый лучший фильм 1,2,3…..500».

В роли Барина, 2009 год (© кадр из фильма / «Книга мастеров»)

 

Леонид Вячеславович был верующим православным человеком.

«Вера… помогает сохранить и тело здоровым — потому что следуешь ориентирам и не ударяешься в пьянки-гулянки. Вера должна сопровождать человека всю жизнь. И в этом отношении Россия как христианская страна очень крепко стоит на ногах. Бывает, слышу: человек рассказывает, что зашёл в тупик, не видит просвета в жизни. Я сразу понимаю: значит, давно не был в церкви, не читал Евангелие. В Библии ведь всё написано, всё сказано. Но, к сожалению, к пониманию этого многие люди приходят только с годами. Вера всегда даёт нам силы, даже в самые сложные времена. И когда близкие твои уходят, и когда проблемы…» — сказал он в интервью для издания «АиФ».

Наверное, если бы довелось замечательному художнику сыграть шукшинского «чудика», дожившего до наших дней, мы бы увидели его эволюцию от простодушного доброго парня до настоящего мудреца.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline