Игорь Круглов: Владимир Сапожнин — незаурядный человек-оркестр из Таллинна

Есть актёры, чьи роли (а иногда и не роли даже, а крохотные эпизодики) с первого просмотра врезаются в память на всю жизнь. Вот увидел ты его в каком-то своём далёком-далёком, младенческо-отроческом возрасте, порой в какой-то ну совершенно ничем не примечательной картине, — а он остался в памяти навсегда. Ни фильма уже особо не помнишь, ни авторов, ни сюжета, а этот исполнитель и эпизод с ним запечатлелись незабываемо.

528

Это касается не только прославленных мастеров, создателей эпизодических «нетленок» — Фаины Раневской, Сергея Филиппова, Рины Зелёной, Ирины Мурзаевой и других. Думается, эти слова можно отнести и к артисту, талантливо (и в определённом смысле парадоксально) реализовавшему себя в разных, как будто не очень сочетающихся между собой жанрах и видах искусства: цирковом, драматическом, музыкальном. Речь идёт о Владимире Сапожнине.

Владимир Сапожнин (1906—1996) родился в городе Сумы. На фото — в фильме «Шлягер этого лета». Автор: Viktor Mendunen (Filmiarhiivi kogu)

 

В кино он сыграл всего в 10 картинах, и практически все его роли были эпизодические. Иногда его имя даже не указывалось в титрах, как, например, в ленте «Красная скрипка» (1974), где он изобразил мужчину, имитирующего игру на тромбоне. А в фильме «Выше радуги» (1986) титровальщики указали, но переврали фамилию уже весьма известного 80-летнего артиста, сыгравшего там скрипача, и написали «Сапожник».

Кстати, насчёт скрипки. С ней Сапожнин, похоже, не расставался никогда. И в большинстве его киноработ она присутствовала, даже если это были роли-малютки. Впрочем, практически всего его киновоплощения были таковыми. И тем не менее они запоминались зрителям, а сам исполнитель ещё в 1956 году получил звание заслуженного артиста Эстонской ССР.

Фото: ajaloomuuseum.ee

 

Сие неудивительно, ибо, повторимся, Сапожнин имел таланты весьма разнообразные и раскрывал их в разнообразных видах и жанрах.

Его родителями были артисты цирка, выходившие на арену под псевдонимом Бояновские. Потому-то цирк, где состоялся его дебют в возрасте пяти лет, и стал ему с детства родным домом. Мальчик играл на музыкальных инструментах, жонглировал, занимался эквилибристикой и клоунадой. Как гласило семейное предание, в Санкт-Петербургском цирке его увидел император Николай II, которому настолько понравилось выступление Володи, что он подарил юному циркачу комплект оловянных солдатиков и игрушечную деревянную крепость. С той поры Сапожнин увлёкся собирательством игрушек (коллекция сейчас находится в Тартуском музее игрушек).

Владимир Сапожнин со своими игрушками, 1977 год. Фото: Oskar Vihandi / Eesti Teadeteagentuur AS (AIS)

 

Владимир в возрасте 14 лет поступил в Московскую консерваторию — на класс своей любимой скрипки (это образование дополнилось дипломом Таллиннской консерватории в 1936 году). Спустя три года, в 1923-м, перебрался с родителями в Эстонию. Там он выступал в семейном ансамбле, в дуэтах с сёстрами Валентиной и Надеждой, а также блистал с сольными номерами. В 1925 году гастролировал в США, позднее — и в других странах.

В период Великой Отечественной войны, будучи призванным в Красную армию, из-за бомбёжки не смог попасть в расположение своего гарнизона и возвратился обратно в Таллинн, где зарабатывал на хлеб насущный дирижёром «джаз-банды» и участником трупп в варьете и кабаре.

Его «фишками», на которые восторженно откликалась «почтительная публика», были голосовые имитации инструментов и «солянки» из различных джазовых мелодий. Владимир Сапожнин великолепно импровизировал на губной гармошке и ксилофоне, бил чечётку, исполнял песни на языках народов мира. Короче говоря, ни дать ни взять, настоящий человек-оркестр. После войны его визитными карточками являлись пародии на Леонида Утёсова, Луи Армстронга и других джазовых «звёзд», свинговые композиции в стиле признанных американских маэстро.

В 1944 году Владимир поступил на работу в Эстонскую госфилармонию, где стабильно срывал аплодисменты как звукоимитатор и инструменталист-«многостаночник». Некоторое время он даже руководил Государственным джаз-оркестром республики, гастролировал с ним в Ленинграде (ныне Санкт-Петербурге) и Москве. По утверждениям историков музыки, ансамбль под его управлением был в топе лучших советских джазовых коллективов первых послевоенных лет.

Эстонское телевидение, 1960-е. Владимир Сапожнин демонстрирует игру на ксилофоне. Фото: Eesti NSV Rahvamajanduse Näituse Direktsioon (AIS)

 

Параллельно, как мы уже указывали, он снимался в кино. И теперь вернёмся к этой теме и расскажем об эпизодической роли в одном из фильмов с его участием, которая западала в память зрителям с первого просмотра.

Картина называлась «Вид на жительство» (1972) и посвящалась реалиям русской эмиграции на Западе.

Сразу скажем, что она была в немалой степени пропагандистская (да и не могла быть иной), однако без набивших оскомину идеологических штампов и клише. Авторами сценария были Сергей Михалков и Александр Шлепянов. Предыдущий их совместный проект — «Комитет 19-ти», о котором мы уже писали (а ещё Шлепянов получил известность как соавтор сценария «Мёртвого сезона). Конечно, новый их фильм тоже рождался под несомненным кураторством КГБ, но тогда «конторе» не нужны были те самые штампы вроде опусов «Пятьдесят на пятьдесят» и прочих, от коих, как выразился однажды легендарный Рудольф Абель, настоящих разведчиков просто мутило.

По сюжету, некий ленинградский психиатр по фамилии Савельев (Альберт Филозов), поехав в турпоездку в одну из капиталистических стран (подразумеваются явно Франция и Париж), просит там убежища. Но не политического. Он заявляет, что ничего общего с политикой не имеет, а просто хочет работать здесь, поскольку на родине косное начальство мешало раскрытию его таланта. В фильме прослеживается грустная эволюция воззрений беглеца — от восторга до понимания своей ненужности в чуждом ему мире «наживы и капитала». Он считал себя гением, для которого Запад откроет все двери и возможности, а оказалось, никому его гениальность там не нужна. Да и вообще не такой уж он гений. Оставаясь по сути глубоко советским человеком, который привык, что, по выражению одного из эмигрантов, с ним «советская власть нянчится, бесплатно учит, даёт диплом, потом устраивает на работу», Савельев ошарашен осознанием факта, что в новых условиях приходится просто бороться за выживание.

Изображение: kinopoisk.ru

 

Нужно сказать, что картина (режиссёры Омар Гвасалия и Александр Стефанович), несмотря на всю её пропагандистскую «сверхзадачу», получилась талантливой и, как говорится, «цепляющей». Можно лишь представить, какой потрясающий успех имела бы она, если бы постановщикам удалось снять в главных ролях — Савельева и его возлюбленной — Владимира Высоцкого и Марину Влади. Ведь проект «затачивался» именно под них. Вот что вспоминал об этом Стефанович:

«Мы отправили сценарий и стали ждать. Сценарий им обоим очень понравился. Последние сомнения отпали на личной встрече. Володя и Марина приехали в Дом творчества в Болшево, где мы с Омаром срочно заканчивали режиссёрский сценарий. Володя пришёл с гитарой и спел песню «Гололёд на Земле, гололёд», которую, по его словам, написал под впечатлением от сценария. Она действительно очень точно совпадала с замыслом фильма. Потом Высоцкий сказал, что у него есть ещё одна песня, которая должна нам подойти, — «Охота на волков». Я тогда её услышал в первый раз. Впечатление было потрясающее, что уж тут говорить».

То бишь две знаменитые песни Высоцким были написаны специально под эту картину. Как утверждал Стефанович, сложись всё как надо, её посмотрели бы не менее 100 миллионов человек. Но увы: КГБ Высоцкого и Влади не утвердил. В главных ролях снялись Альберт Филозов и Виктория Фёдорова — тоже замечательные актёры, но всё-таки ожиданий авторов фильм не оправдал. Хотя вся съёмочная группа отработала, что называется, на совесть. В том числе, конечно, и Владимир Сапожнин.

Владимир Сапожнин в фильме «Вид на жительство». Источник: kino-teatr.ru

 

Он играет здесь русского эмигранта, врача-психоаналитика, коллегу Савельева, к которому тот приходит на стажировку, надеясь получить работу. Но умудрённый жизнью на Западе персонаж Сапожнина, после небольшой проверки претендента на умение общаться с обезумевшими от благополучия психопатами, даёт ему отказ, аргументируя своё решение неумением Савельева разбираться не только в психологии, но и в хитросплетениях общественного организма. Наблатыкавшийся в этом организме работодатель, научившийся стричь купоны с клиентов при полном им потакании, — таким играет психоаналитика Владимир Сапожнин. И при всём при том в его глазах и голосе, когда он отказывает бедолаге Савельеву, проступает неподдельное сочувствие. Здесь артист тоже музицирует на скрипке, как бы отвлекаясь от низменного на прекрасное. Потому так и памятен его образ.

Уже в весьма зрелом возрасте, на девятом десятке лет, Владимир Сапожнин продолжал работать. Он играл в Таллиннском варьете и кафе «Москва».

Умер Владимир Владимирович Сапожнин 6 декабря 1996 года.

Читайте по теме:

Игорь Круглов: Вольдемар Пансо и его герой, противостоявший аналогу COVID-19

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline