Будни кардиологической интенсивной терапии: в молодых пациентах больше нет ничего удивительного

Глава отделения кардиологической интенсивной терапии Региональной больницы Юлия Рейнметс рассказывает о возможностях лечения пациентов с инфарктом, однако речь пойдёт также о том, как предотвратить инфаркт. В кардиологическую интенсивную терапию большая часть пациентов поступает с острым инфарктом миокарда, здесь в прямом смысле идёт борьба за жизнь пациентов.

365

— К дверям отделения кардиологической интенсивной терапии ведёт яркая желтая линия, на которой написано STEMI. Это не элемент дизайна, что же это?

— Мы узнаём о пациенте уже тогда, когда ему вызвали помощь, а ЭКГ пациента из реанимобиля отправляют врачу телемедицины нашей больницы. Врач телемедицины связывается с врачами кардиологической интенсивной терапии, задача которых — убедиться, что речь идёт об остром инфаркте миокарда. Затем пациента доставляют в наше отделение прямо из EMO (отделения экстренной медицинской помощи — Ред.) по обозначенному жёлтой линией пути. Потеря времени должна быть минимальной, чтобы инвазивные кардиологи смогли как можно быстрее начать лечение STEMI (инфаркт миокарда с подъёмом сегмента ST). Затем пациент остаётся под наблюдением в кардиологической интенсивной терапии. 

Юлия Рейнметс. Фото: regionaalhaigla.ee

 

— Вы работаете в отделении кардиологической интенсивной терапии уже 18 лет. Как за эти годы изменилась кардиологическая интенсивная терапия?

— Я со спокойной душой могу сказать, что у нас есть как аппаратура мирового уровня, так и высоко квалифицированные сотрудники. Мы отвечаем разработанным в Европе стандартам кардиологической интенсивной терапии III этапа как по имеющимся технологиям, так и по обучению. Современное лечение очень эффективно, и если пациент достаточно быстро получил помощь, то повреждение миокарда будет минимальным, инфаркт пройдёт хорошо, однако многое зависит также от сопутствующих заболеваний и пережитых в прошлом инфарктов.

— Расскажите о ритме работы в отделении?

— Наша работа очень интенсивна. Приведу пример. В Региональной больнице четыре отделения интенсивной терапии, и если в других интенсивах больные лежат подольше, то у нас в кардиологическом интенсиве пациенты сменяются через два-три дня, а это очень большая нагрузка для персонала. В год мы лечим примерно 1800 человек. Несмотря на это, наш коллектив невероятно сплочённый, например, некоторые медсёстры проработали у нас уже 37 лет.

— В каком возрасте ваши пациенты? И каковы основные заболевания, из-за которых требуется кардиологическая интенсивная терапия после острого инфаркта?

— На самом деле возрастная шкала очень широкая, эта тенденция тоже с годами изменилась. Если раньше 40-летний пациент был редкостью, то теперь в этом нет ничего удивительного, 40–50-летних мы видим часто. Но есть и очень пожилые люди, таких тоже не припомнить годы назад. Пациентов старше 80 и даже старше 90 мы лечим точно так же, как и пациентов помоложе. Продолжительность жизни людей возросла, люди в таком возрасте ещё активны и справляются со всем сами. В среднем наш пациент — в возрасте 60–70 лет.

К нам поступают все нуждающиеся в кардиологической интенсивной терапии пациенты в тяжёлом состоянии, львиная доля — с острым инфарктом миокарда, но также есть больные с диссекцией аорты, сердечной недостаточностью, отёком легких, эмболией лёгочной артерии и опасными для жизни аритмиями.

— Повлиял ли как-то COVID-19 на работу в интенсивной терапии?

— Я не вижу больших различий по сравнению со временем перед COVID-19, статистически пациентов у нас стало ни больше, ни меньше. Однако мы предполагаем, что лёгкие инфаркты переносили дома, поскольку люди боялись обратиться к врачу в страхе перед COVID-19. Теперь такие инфаркты обнаруживают лишь на приёме у кардиолога в нашей поликлинике, куда семейный врач направляет человека на обследования.

— Чем обусловлено то, что в ваше отделение поступает всё больше молодых? Как жить так, чтобы не было инфаркта?

— Типичный получивший инфаркт человек, как правило, курящий — от курения нужно обязательно отказаться. Нужно избегать стресса, люди должны понять, что время отдыха — это время отдыха, а рабочее время — это рабочее время. В последнее время как будто стало нормой, что, работая за компьютером, люди работают постоянно. Каждый день нужно делать как минимум 6000 шагов. Я и сама замечала, что если какой-то день занимаюсь в больнице административной работой, то не набираю этих шагов, самое большее — 3000, но этого недостаточно для поддержания здоровья сердца. Часто мы забываем о таком оздоровительном движении.

— Как жить долго после инфаркта?

— 50% успеха обеспечит точное следование назначенных врачами схем лечения. Сюда относятся здоровый образ жизни и обращение к врачу при плохом самочувствии. Если следовать этим правилам, результаты будут хорошими.

Статья (автор — Стина Эйлсен) вышла в «Медицинских новостях» (Meditsiiniuudised), оригинал можно прочесть по этой ссылке.

Читайте по теме:

Заболевания сердца в Эстонии: число смертей снижается, но лечение остаётся дорогостоящим

Основа здорового сердца — физическая активность, но знайте меру

Аритмии — когда они опасны?

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline