Кайе Кырб: Россию покорила Клеопатра, а я всегда мечтала о «Лебедином озере»

Прима-балерина театра "Эстония" Кайе КЫРБ в отпуск не ушла — в Таллиннском балетном училище она проводит летний мастер-класс для молодых танцоров. Автору портала Tribuna.ee Александру Айсбергу Кайе рассказала о совместных гастролях с Майей Плисецкой, иголках в балетных пачках и своём кавалер-кинг-чарльз-спаниеле по кличке Санни.

1 679

— Прощальный бенефис давно позади, но вы по-прежнему в форме.

— Особенно ничего не делаю — не хочу, но когда три часа подряд даёшь уроки, чувствуешь, что форма возвращается.

— Таллиннские балетные мастер-классы проводятся каждое лето?

— Уже четвёртый сезон. По сути это международный балетный лагерь. В этом году мы вновь смогли его провести, несмотря на вирус. Но карантин, конечно, внёс свои коррективы: студенты из многих стран не приехали, представлены лишь Бельгия, Япония и Латвия. Всего 37 человек. Заключительный гала-концерт состоится 3 августа.

Не приехали также и иностранные педагоги, лишь первую неделю работал репетитор из Германии. Так что основная нагрука легла на плечи местных учителей. Зато этим летом впервые была задействована наша подготовительная группа — совсем маленькие дети, до 10 лет, ещё не поступившие в балетную школу.

— А поступают когда?

— После четвёртого класса, в 11 лет. В Вагановском балетном училище в Санкт-Петербурге, например, точно так же.

 У вас двое детей, мальчиков. Они балетом тоже занимаются?

— Один поступал в школу, но неудачно, к тому же он переросток. Будь он по-настоящему одарён, я бы, конечно, хотела, чтобы он занимался.

— Значит, факта того, что мама знаменитая прима-балерина, ещё недостаточно для учёбы в Таллиннской балетной школе?   

— Нет, конечно. Да и зачем мучить ребёнка, если у него нет соответствующих данных? Нужна стопа, нужны выворотность, гибкость. Зато мой сын акробатикой занимается.

«Клёпочка ты моя, дорогая»

— Ваша жизнь самым тесным образом связана с театром «Эстония».

— Да, на его сцене я танцевала с перерывами 25 лет. Полгода, даже год, работала в Штаатсопере в Германии, позже являлась в ней приглашённой солисткой. В этом театре готовила Жизель, танцевала с известным немецким танцовщиком Оливером Матцем. Это 90-е годы.

Но я много ездила и на гастроли. Они порой длились долго — два-три месяца. Спасибо тем директорам нашего театра, которые меня отпускали. Впрочем, тогда в «Эстонии» существовало несколько составов, и проблемой для театра мои отъезды не были. Сейчас ситуация, когда балерина уезжает на месяц на гастроли, просто нереальна.

В основном, я гастролировала в Европе, США, России. С Вячеславом Гордеевым ездила по Германии, Австрии. С Владимиром Васильевым — в Америку, Мексику, Францию. Он называл меня «Клёпочкой», говорил: «Клёпочка ты моя, дорогая». Это после моей партии Клеопатры в балете «Антоний и Клеопатра», которая мне удалась.

Два месяца гастролировала по Испании с Майей Плисецкой. Она ко мне хорошо относилась (играли с ней даже в карты), но близкой дружбы не было.

Помню случай, произошедший там же, в Испании. С партнёром Виктором Барыкиным из Большого театра я танцевала номер в испанском стиле на музыку Вилла-Лобоса. Чёрные костюмы, роза. Публика нас очень хорошо принимала.

А Плисецкая в тот же вечер танцевала Кармен, тоже «испанский номер». И наш дуэт чуть ли не сразу из программы исключили. Взамен мне предложили танцевать па-де-де из «Корсара». Это же всего две минуты! Зато в Вилла-Лобосе полный набор: есть вариации, кода, адажио, 32 фуэте. Но я каждый день танцевала «Корсара»!

— Слишком уж вы приблизились к Плисецкой в тех концертах. Испанка же, по её мнению, должна быть только одна — она!

—Наверно. Но я всё равно её обожала. Я смотрела все её выступления, стоя за кулисами. Уникальная балерина, умная женщина, настоящая «звезда».

Прекрасные были времена

Сегодня эпоха больших «звёзд» ушла, уходит?

— Сейчас все «звёзды». Все всё делают, всё умеют. Куда ни посмотри, везде пишут — «звезда». Но эпоха явно другая, студенты другие, подход к балету другой. Сейчас в балете всё как-то ровно, чисто, техника у танцоров умопомрачительная. Но вот эмоции,..

— Что же особенного было в балерине Кайе Кырб, если спектакль с её участием ждали и в Германии, и в России, и в Америке?

— Наверно, привлекал образ, который я создавала на сцене. Техника в танце очень важна, но публика, кроме этого, хочет видеть душу героини, её переживания, её любовь.

— Расскажите о своих связях с Россией.

— Я ездила туда постоянно, начиная со своих первых конкурсов в середине 1980-х годов. Особенно часто — в Москву, где выступала на сцене Большого театра. С труппой театра гастролировала по российским городам — Самаре, Казани (кстати, не так давно вновь побывала в ней, но уже в роли репетитора). «Лебединое» — «Жизель», «Лебединое» — «Жизель».

Часто ездили в Грузию, с Ниной Ананиашвили вместе танцевали в Тбилиси. А вот в Мариинке ни разу не удалось выступить. В Санкт-Петербурге я только в Вагановском училище совершенствовалась у Дудинской и Комлевой. В 2000-х был ГИТИС в Москве, который я окончила по специальности педагог-балетмейстер.

Кайе Кырб в балете Е. Лазарева «Мастер и Маргарита». Премьера балета состоялась в 1985 году. Фото: Estonica.org

 

Работала с Борисом Эйфманом, Азарием Плисецким. В Большом театре занималась с Асафом Мессерером, хорошо помню его фантастические уроки. Прекрасные были времена.

— Вам завидовали?

— Учась в балетной школе, я была наивной девочкой и ни о чём таком не думала. Придя в театр, не знала, что меня, оказывается, могут не любить. За что? Я же танцевала, у меня получалось. Потом только осознала, что есть другие балерины, которые, возможно, надеялись на новую роль, но её отдали мне. После того, как получила звание и премию, окончательно поняла, что некоторые коллеги были бы рады моим неудачам.

Случалось, во время спектакля находила в балетных пачках иголки (в театре «Эстония» в своём же гардеробе), порой на моём столе оказывались какие-то оккультные книги. И всё-таки таких случаев было немного. Знала также, что есть и те, кто искренне болеет за меня.

 Занавес не опускаем!

 Назовите свои самые счастливые партии.

— Думаю, что больше всего публике, особенно в России, запомнилась моя Клеопатра. Помню, когда я танцевала на конкурсе, меня в этой роли заметили Володя Васильев и Катя Максимова. Но я, когда ещё в училище училась, мечтала о «Лебедином озере», танцевать Одетту-Одиллию. И в первый же год в театре мне удалось получить эту заветную роль. Героиня в «Лебедином озере» — моя первая большая партия в театре и, можно сказать, моя последняя: балет Чайковского стал последним большим спектаклем в моей карьере, который я танцевала на сцене.

Многие «звезды», прощаясь, не уходят. Вы ушли сразу?

— Да. Свой юбилей — 50 лет — я отметила на сцене и с тех пор на неё не выходила. Предложения поступали, но я сказала себе: «Хватит, нужно дать дорогу молодым». Сегодня радуюсь тому, что свой опыт и мастерство передаю другим.

 Сейчас вы возглавляете Таллиннскую балетную школу. 

— Да, уже несколько лет. В июне был новый приём, много свободных мест осталось, поэтому 15 августа проведём дополнительный. Очень ждём учеников, особенно мальчиков, их катастрофически не хватает. Но у меня ещё есть собственная студия для детей от 3 до 11 лет. Занимаемся с ними общей подготовкой — как физической, так и музыкальной.

— А что это за «любитель балета» у вас под столом?

— Это моя собака породы кавалер-кинг-чарльз-спаниель. Зовут Санни, что с английского означает «Солнечный». Ему всего три с половиной года, молод. Сегодня взяла его с собой.

Санни. Фото: facebook.com/kaie.korb

 

— Что пожелаете всем остальным любителям балета?

— Если хотите танцевать, приходите к нам в Таллиннскую балетную школу. Классический балет, возможно, не самое лёгкое занятие (с другой стороны, какое лёгкое, если хочешь чего-то добиться?), но он способен сделать вас счастливыми. И это главное.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline