Балканские заметки: особенности черногорских дорог и гостеприимства

«А если хотите увидеть настоящую Черногорию, то вам на север. На пляжах много ли увидишь? Да и черногорцев тут немного — всё больше приезжие. Так что искупнитесь, конечно, но страну да народ узнавать лучше в глубинке». Мы последовали совету местных, к тому же болтаться в море, пусть и изумрудно-красивом, долго мы никак не планировали: не за этим ехали — писатель и автор портала Tribuna.ee Пётр ДАВЫДОВ продолжает свой отчёт о путешествии по Балканам.

870

Отдав должное Которской бухте с её островками, на которых стоят церквушки, классической «обязательной программе для туриста» с поездкой, например, в «голубую пещеру», просто отдохнув на берегу Адриатики, мы собрались на север страны. Скорости придавал вид дорогущих яхт, зашедших в бухту: ни местные, ни мы не испытывали ни малейшего восторга, а уж тем более зависти при их виде. «А, это те самые, которым не нужны маски, как и другие ковидные ограничения, — сплюнул сквозь зубы один из собеседников. — Понтуются миллионщики со всех концов света — то ли перед „простыми людьми“, то ли друг перед другом. Скупили на побережье всё, богатые жабы. Робин Гуда на них не хватает». Каждый из нас больше походил на монаха Тука, поэтому при всём чаянии социальной справедливости мы не могли предложить свои услуги. Хотя, должен признать, впечатление от этой золотой показухи самое неприятное: эти лезвия с парусами на фоне общей нужды, вызванной кризисом, вызывают презрение. Поэтому в глубинку черногорскую ехали мы радостно.

Островки Которской бухты. Фото П. Давыдова

 

Мы-то ехали, а вот местным, похоже, понятие спокойного передвижения по дорогам незнакомо: они, понимаешь, мчатся. Серпантин, крутые повороты, узкая колея, «уступи дорогу» — вот ещё! Ладно, Миха-шваб водитель опытный и спокойный, быстро освоился, а я вот чуть не визжал от балканских дорожных реалий. Едешь по горной дороге, слева скала, справа — пропасть, а из-за поворота на тебя дед с глазами шире колес от «Камаза» шурует. Во рту уже такой металлический привкус появился от страха: «Стой, швабина, — ору. — Тут деды не ездят, а летают!» — «Не боись! — орёт в ответ. — Проскочим». Пока проскакивали, я не просто поседел — я облысел со страху. А Миха смеётся: «Опыт важен. И соблюдение правил, вот!»

Фото П. Давыдова

 

Но и на швабскую старуху бывает проруха: на ровном месте, на самой что ни на есть главной дороге, по которой у нас проезд приоритетный, в левый наш борт врезается такой вот дедуля. Удар, грохот: нам-то почти ничего, у нас «MAN» десятитонный, а вот от дедкиного автомобиля мало что осталось. Ладно, сам живой и непотресканный: вылезает, шатается, за рыло держится. Мы к нему бросились: что, как?! Тот начал было возмущаться, мол, это он прав, потому что он, видите ли, местный. Чувствую, товарищ мой начал терять хладнокровие. Отвёл его в сторону, сам — к деду: «Звони в полицию, мил человек. Сейчас всё посмотрим, проверим, заодно записи с камеры посмотрим». Тот как про камеру услышал, на колени бухнулся: «Не погубите! У меня денег нет». Да нас не деньги твои интересуют — нам протокол нужен для страховки. Тут и полиция радостная подъехала. Так и так, говорят, выбирайте: либо суд, либо решайте всё промеж собой по-мирному. А к деду уж и родня примчалась. Горячая, балканская, как на Кавказе почти. Один, увидев немецкие номера, говорит: «Мы их в 45-м без всяких ПДД встречали». Я не выдержал, подхожу: «Слышь, дядя, а давай без войнушки». Тот встревожился: «А ты кто?» — «Привет, — говорю, — от Путина». В общем, опять нам помог русско-немецкий коктейль, остепенились ребята, да и полицейские повнимательней присматриваться начали. В суд никто не хотел, все резко захотели мира. Миха с достоинством принял дедкину капитуляцию и извинения. Более того: взвалил на себя страховые выплаты: «Ладно, делать нечего. От вашей черногорской страховки мне ничего не нужно, да и муторно всё это». Дед на радостях повез нас в кафану, его семья ну нас угощать и желать всего хорошего, потащили в свои чёрные горы в гости и давай показывать красоты. В общей суматохе мы не заметили, что у дедки глаз в одну сторону смотрит. Пристально так. «А-а, так он у меня вставной, — говорит. — И ухо одно не слышит. Видишь, слуховой аппарат запиндюрили? Ваше здоровье, дорогие гости! Спасибо, что повели себя по-человечески». Тут уж я не смог промолчать: «Дедушко. Ты, получается, одноглазый. И одноухий. И ракию, смотрю, не первый раз за утро-то тяпнул. Тебя ничего не смущает?» — «А хорошо, что мы в суд не пошли, правда?»

Фото П. Давыдова

 

Но польза была от всей этой истории. А если вдуматься, то большая: во-первых, дед с одним иллюминатором живёт всё лето в домике в горах, куда и пригласил нас на стоянку; во-вторых, он тут знает всех, следовательно, все ему помогают по-соседски. Например, бесплатно устроить экскурсию для гостей по Ловчену, горе и одноимённому национальному парку, откуда открывается великолепный вид на всю почти эту небольшую, но очень красивую страну. Здесь же находится могила Петра Негоша, одного из самых почитаемых правителей Черногории. Митрополит, поэт, политик, философ Петр Негош был  горячим сторонником единства славян, убеждая черногорцев прекратить междоусобные склоки (ох, как сейчас важны его слова, обращённые, уверен, не только к черногорцам!). Да, он был очень почитаем в народе, но, будучи человеком скромным, Негош завещал похоронить себя не на самой высокой вершине (Штировник — 1749 м), а на второй по счету (Езерски врх — 1657 м), потому что не считал себя достойным быть на самом верху, а вот лежать в часовне, основанной им самим, и взирать на родную страну счёл достойной символикой. На мой взгляд, очень добрый пример скромности великого человека.

Другое дело, что сейчас часовня снесена, а на её месте в коммунистические времена заделали мавзолей со всяким гранитом, золотом и прочими подвесками — вопреки ясно выраженной воле национального героя и святого человека. Многие люди, если не большинство, задаются вопросом о целесообразности этого мавзолея. Впрочем, не только этого и совсем не в Черногории.

Мавзолей Негоша. Фото: Michael Tyler, flickr.com/photos/81402356@N00

 

Но природа пытается вразумить человека, заставляет его думать не только о политике и её сиюминутных капризах: вид с Ловчена действительно волшебный. На запад взглянешь — Адриатика тебе улыбается, на восток посмотришь — привет из Сербии, с юга — Скадарское озеро, север предстанет в виде горы Орьен, одной из самых красивых в стране, с её пещерами. Постоишь на вершине Ловчена, начнешь понимать правоту Негоша и его единомышленников: не всё в жизни измеряется желудком, кошельком и всякими цацками блестящими. Не зря в нас дед одноглазый впилился, в общем. Но расстались мы с ним на следующее утро без особого сожаления: север зовёт!

Читайте предыдущие заметки о Балканах:

Балканские заметки: боснийские бегемоты и лучший способ жить в мире

Путешествие на Балканы: в поисках светлячков и спокойствия

Косово: четыре серба в бывшем сербском городе

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline