Путешествие на Балканы: в поисках светлячков и спокойствия

«Хочу уехать отсюдова-а-а!» - орал в телефон Миха-шваб. Орал он, понятно, по-швабски: классический немецкий, который Hochdeutsch, в таких случаях у расстроенных немцев не в почете. Как еще, спрашивается, выразить свои нежные чувства к сидению на одном месте взаперти да еще в течение года? Да еще в маске. Тут только родной диалект выручит – всё эмоциональней. Так начинает серию статьей о своих путешествиях по Балканам писатель и автор портала Tribuna.ee Пётр ДАВЫДОВ.

989

Шутки шутками, но надо признать: за этот веселый год с его масками и ограничениями здравого смысла люди здорово истосковались по возможности спокойно себе ездить куда вздумается, и любые попытки ограничить свободу передвижения вновь воспринимаются со всё большим возмущением. Устали люди. Мы с Михой-швабом – не исключение. Поэтому чуть только забрезжил неуверенный свет надежды на путешествие по Балканам, мы времени не теряли: договорились встретиться в боснийском Бихаче, что на границе с Хорватией, а там уж посмотрим, куда заведут нас пути-дорожки. Нравятся нам такие авантюры. Товарищ мчал на внушительном автодоме из своей Германии, я летел на встречу из Москвы и Белграда.

Балканы для путешествия мы выбрали неслучайно: во-первых, здешние страны пораньше приоткрыли границы для туристов, на наш взгляд, справедливо полагая, что развитие туризма интереснее всяких запретов; во-вторых, положа руку на сердце, нужно признать, что при всей своей центральноевропейскости Балканы-то как раз остаются чем-то вроде «белого пятна» на карте. Мало мы о них знаем – гораздо меньше, чем, скажем, о какой-нибудь Франции или, там, Дальнем Востоке. Хотя это вовсе не означает, что та же Галлия или Якутия обходятся без нашего пристального внимания. Но Балканы-то! Что, помимо дурацкого «пороховая бочка Европы», можно еще сказать? Пляжи Черногории и Хорватии не в счёт. Всё вроде под боком, всё рядом, но толком-то ничего и не знаешь. Вот как раз за знаниями мы и отправились, хотя бы за начальными.

Над Боснией. Фото Петра Давыдова

Итак, приграничный с Хорватией город Бихач, что в Боснии и Герцеговине. Встретились, пожали руки, пожаловались на судьбинушку, думаем, чем заняться. Местные, не без гордости за родной город, рассказали, что здесь можно и по горам походить, по реке Уне поездить, всякие пещеры интересные посмотреть, водопадами восхититься, а потом говорят: «Вы лучше того – поезжайте отсюда». Мы аж привстали: «Чего это вдруг? Сами ж говорите, что красиво тут. Мы, может, на пару деньков задержимся» — «Деньков – пожалуйста, но чтоб ночью вас тут не было», — грустно так вздыхают. Всё просто: Бихач, как и многие другие приграничные города на Балканах, столкнулся сейчас с потоками беженцев – настоящих и нет – стремящихся попасть в Австрию, Германию, крайне желательно Скандинавию или Великобританию. Веселые такие ребята – молодые, крепкие, бородатые, улыбающиеся. Понятно, что некоторые особенности их поведения не устраивают тихих жителей провинциального городка. И уж совсем их не устраивают грабежи и кражи, не говоря уж о внутренних «разборках» потенциальных жителей ЕС, зачастую заканчивающиеся совсем уж печально. В общем, намек мы поняли. Но водопады на речке Уне здесь действительно впечатляющие.

Поехали на восток – думаем, хоть пару десятков километров подальше от границы. А темнеет, слушайте. Ночевать где-то надо. Это в России хорошо или в Скандинавии: чуть что – свернул с дороги в поле или лес, развел костерок себе и сиди — радуйся. Тут же найти место для «дикой» стоянки довольно сложно. Да и поля все почти заняты, обрабатываются трудолюбивыми крестьянами. С трудом, но нашли какой-то лесок в горах, разместились на ночлег. Минут через десять появляется патрульная полицейская машина: чего это вы тут стоите, граждане иностранцы? И паспорта позвольте. Как это – русский и немец в одной кабине?! Озадаченный, но улыбающийся боснийский страж порядка оглядел нас, сидящих у костра, и выдал что-то вроде: «Шо?! Опять?! Немцы с русскими вместе по Европе ходят!» Мы не могли не расхохотаться. Полицейские напомнили нам о правилах безопасной стоянки, пожелали всего хорошего и, всё ещё хихикая, поехали своей дорогой.

Яичный мост. Фото Петра Давыдова

Темнеет на юге быстро – о белых ночах здесь самое смутное представление. Чуть только скрылось за горами солнце, началось самое настоящее светопредставление, и букву «Д» здесь я ставлю не из-за вопиющей безграмотности: было именно представление. Светлячки устроили. Сверкало так ярко, но вместе с тем мягко, плавно даже как-то, что мы глаз не могли оторвать: вверху ты видишь горящие звезды, а внизу – радостную игру тысяч светлячков, решивших устроить с ними этакое состязание. Оказаться в центре такой игры сурового космоса и развеселившихся земных обитателей — и радостно, и торжественно одновременно: стираются из памяти истеричные вопли газет-телевизоров, и думать (а то и размышлять) ты начинаешь уже совсем о других материях, более соответствующих человеческому достоинству.

Городок, в который мы заявились на следующее утро, тут же заставил нас поменять планы: это тебе не просто «посмотрели – поехали дальше», а задержись здесь, всмотрись без спешки. Название, конечно, поэтическое: Яйце. Спасибо, что не Омлет-с-Беконом. Но желание отпускать шуточки пропало, когда мы увидели местные водопады. Один из них прямо в центре города, рядом со старой крепостью: здесь сливаются две боснийские реки – Плива и Врбас. Причем слияние происходит с 20-метровой высоты: шум, грохот, брызги, а если солнце выглянет, так еще и радуга на этой стене из воды – вещь! Миха-шваб, слышу, шепчет: «Чего это мы раньше сюда не ездили…» — «То-то, — отвечаю. – Не зря сюда отправились. Говорил же: Балканы – это тебе не только пляжи да ракия» — «А то! И даже не столько». Спокойная мощь водопада, окружающих гор («Какие там горы! – ухмыляются местные. — Для вас-то, похоже, равнинных жителей, любая каменная куча выше 10 метров – гора»), игры ветра и радуги может не отпускать вас часами. Что и было, пока мы не промокли полностью. Но не сильно расстроились: пока шли к машине, рассмотрели и крепость средневековую, и мост, который, как утверждают, построен по проекту гражданина Эйфеля, того самого, с башней в Париже. Наш человек: тоже Балканы ценил. Правда, утверждение это сомнительно: не очень-то верится, что мост через Пливу построен из лишних деталей, оставшихся после возведения знаменитой башни – чего их тащить в такую даль из Франции-то.

Слияние рек Врбаса и Пливы. Фото Петра Давыдова

А еще здесь есть катакомбы, музеи, парки, знаменитые кафаны и уйма всего другого. Народ, надо сказать, по-балкански гостеприимен: люди открыты, всегда готовы прийти на помощь и здорово радуются, когда иностранец говорит с ними на их языке, не обращая большого внимания на ошибки. Нет отчужденности, поджатых губ, стремления показать некую свою «особость» — радушие есть. Которое, похоже, после долгого времени невозможности принимать гостей только увеличилось. Будет время – съездите сюда, пожалуйста. Балканы – это совсем не «бочка с порохом»: ино и светлячки со звездами в горах танцуют.

Продолжение следует.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline