Воскресный антидепрессант Любиной: Посткоронавирусный Петербург — сказка для туриста

О том, как выглядит Санкт-Петербург глазами иностранца на исходе пандемии и как любовь к городу передаётся генетически, пишет автор портала Tribuna.ee Татьяна ЛЮБИНА.

1 210

Чтобы оказаться в параллельной реальности, необязательно покидать пределы Петербурга. В моём случае оказалось достаточно с головой уйти в общение с коллегами журналистами, приехавшими на учёбу в наше непростое время в город из-за рубежа. Если взглянуть на нашу привычную жизнь их глазами, то быстро понимаешь, какое это ни с чем несравнимое счастье, — жить, свободно перемещаясь по городу и стране.

Впечатлениями от курсов повышения квалификации журналистов РАНХиГС (Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ) по инициативе Всемирной ассоциации русской прессы за рубежом я поделюсь позднее. В этот раз расскажу о том, как и почему полезно взглянуть на родной Петербург глазами иностранца, пусть и русскоговорящего.

Укрощение стихий. Фото Родиона Денисова

 

Учились мы шесть дней в неделю с девяти до пяти, а по вечерам «окультуривались» — гуляли, ходили по выставкам, концертам и экскурсиям, бродили по книжному царству в поисках раритетов и книжных новинок, обновили весенний гардероб, наслаждались музыкальными импровизациями, ариями Мистера Икс, зависали в ночных клубах.

С первого дня я обратила внимание, насколько изменилось отношение гостей города и к Петербургу, и к горожанам, и к достопримечательностям. К этому сводился каждый наш диалог — за обедом, во время учебной дискуссии или кофейной паузы. На первый план вышло то, к чему петербуржцы и жители города привыкли и уже не обращают внимания. Мы и Петербург живём почти полноценной докарантинной жизнью. На Невском проспекте днём не протолкнуться, на Дворцовой площади полным ходом идут репетиции сводного военного оркестра, участника военного парада в честь 76-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне. Открылась туристическая навигация. Люди сидят в ресторанах, бегают вдоль набережных, катаются на самокатах, появились первые велосипедисты и роллеры. Привычно по графику разводятся мосты. Друг, приехавший в Петербург из Эстонии, гуляя по городу, заметил, что люди улыбаются. Кажется, даже больше, чем раньше. Пригляделась… А ведь так оно и есть!

Спешащий город. Фото Родиона Денисова

 

Единственное, что в Петербурге напоминает о коронавирусной реальности — маски и рекламные билборды, призывающие к вакцинации. Но горожане, да и гости города носят маски неохотно, снимая при первом удобном случае. Обязательным ношение масок является для сотрудников музеев, банков, ресторанов и магазинов.

Понимая собственную субъективность, я попросила коллег поделиться впечатлениями от постковидного Петербурга. Вот три ответа от гостей, уже не раз бывавших в Питере раньше, написанных, несмотря на загруженность и многочасовые авиаперелёты.

Сергей Апарин, Алматы:

«Город – мечта. Посткоронавирусный Питер — сказка для туриста. Пустынные музеи и набережные. Свободная Дворцовая площадь. На Невском проспекте можно пройти, не толкаясь. Свободное всё! Всё для тебя. Без несущих туриста людских потоков, лишь на миг застывающих перед шедеврами Эрмитажа и Русского музея. Порой в самых вожделенных залах мы были вдвоём с товарищем. Только вдвоём. И поверить в такое получается с трудом. 

 «В Эрмитаже билет действует всего два часа. А если нам не хватит времени?!» — запаниковали мы, как классические провинциалы. Сотрудник музея посоветовал не заморачиваться и бродить по залам сколько захочется. Можно не торопиться в скоростном конвейере культурных наслаждений. Можно одиноко бродить по Петропавловской крепости. Когда такое было — вопрос к историкам. Когда ещё такое будет? И грустно, и радостно, что никогда больше.

 Перекормленный историей. Впечатление, что город перекормлен историческим наследием. От того отношение к артефактам спокойное. Или небрежное. Пожалуйста, пушки XVII века в Военно-историческом Музее артиллерии, инженерных войск и войск связи МО РФ. Оседлай, попрыгай, дурачься. Ладно, пушки. Иные экспонаты стали бы гордостью многих экспозиций. Их держали бы под стеклом. В Москве каждый подобный предмет за оградкой с надписями: не трогать, не влезать ‒— убьём. Но это Питер. Подёргать (шутка) за ногти атлантов, покачаться на цепях у Ростральных колонн — развлечение для самых законопослушных туристов.

В залах Эрмитажа. Фото из архива Сергея Апарина

 

 Понятно, что местные реставраторы творят чудеса. Но, буду занудой, артефакт и реставрированный артефакт — совсем не одно и то же. Как гость я восторгаюсь возможностями прощупать историю. Где ещё такое счастье? Был бы музейным червём — лопнул бы от такого варварства.

Неприятен беспечный ездок. Идея прелестна. Исполнение — треш. Наводнить город самокатами и не прописать чётких правил использования. Центр города никак не предназначен для взрослых самокатчиков. Узенькие тротуары, куда не воткнуть велодорожку. Сам самокат — 15—20 кило. Плюс задорный лось на нём. Вот вам болид весом 100—120 кило. Если едет один. Что не всегда. Мчит, врубается в поток, буквально расталкивая пешеходов. Особенно устрашающе эффектно это заметно на мостах, где всадник скидывает замешкавшихся под машины. Авторы идеи, вы хоть иногда пешком по Питеру ходите?

 Мой дорогой дешёвый город. Впервые перемещаюсь по Санкт-Петербургу без опеки. Сам плачу за «выгул». Ребята, здесь великолепное соотношение цена-качество. Неожиданное 4—7 евро за самые распиаренные музеи и выставки. От 7 до 60 евро — билет в самые именитые театры. Где 60, понятно, что за лучшие места. Дешёвое такси, дешёвые кафе. 

 Питер, ты чудо! Решить вопрос с погодой, и это, бесспорно, лучшее место на земле. И верни субкультуру «Митьков». Ну пожалуйста!»

Ход конём. Фото из архива Сергея Апарина

 

 Ирина Галушко, Шимкент: «Каким я увидела Санкт-Петербург на исходе пандемии? Я увидела его таким же прекрасным, величественным и неповторимым, каким я его вижу в каждый свой приезд. На мой сторонний взгляд, сегодня город живёт полной жизнью, такой же, какой она была до пандемии. Во всяком случае, я не увидела каких-либо ограничений (требования носить маски не в счёт).

 О продолжающейся пандемии и необходимости соблюдать противоэпидемические нормы в буквальном смысле напоминают объявления в магазинах, метро, музеях и театрах, но это никак не портит общего настроения. Главное, что любимый город, как и прежде, готов делиться с нами бесценными коллекциями своих музеев, в театрах идут любимые спектакли, на Большой Конюшенной всё такие же вкусные пышки, а в полюбившемся кафе грузинской кухни в Кузнечном переулке помнят мои кулинарные предпочтения. Театры, как и в допандемийные времена, полны зрителей, а вот в музеях наоборот — свободно. Но для нас, пока немногочисленных туристов, это несомненный плюс.

В театре. Фото из архива Ирины Галушко

 

 В сравнении с городами Казахстана, в Санкт-Петербурге, как мне показалось, и сами горожане, и туристы чувствуют себя свободней. Ощущение, что всё плохое, что было связано с пандемией коронавируса, осталось позади, и жизнь в мегаполисе уже практически вошла в привычное русло. Он так же привлекателен и приветлив, как и прежде. Провела здесь две первые недели апреля и осталась довольна абсолютно всем. Спасибо, за гостеприимство, любимый Питер! Ты в моём сердце навсегда…»

 Эмиль Ахундов, Баку: «После годового заточения с закрытыми границами сам факт выезда за границу был ничуть не менее значительным, нежели повод, по которому мы собрались в Петербурге, — курсы повышения квалификации русскоговорящих журналистов. Поэтому настроение было приподнятым. Наконец-то я куда-то лечу! Ведь в допандемийное время я привык путешествовать как минимум раз в два-три месяца.

 К Петербургу у меня особая любовь. В этом городе моя мама получила высшее образование. Поэтому, если любовь к городу передаётся генетически, то, без сомнения, это мой случай.

 Так как это мой самый продолжительный визит в город, то в этот раз удалось увидеть наибольшее количество достопримечательностей. Если привычные и наиболее узнаваемые места я посетил в прошлые приезды, то в этот раз я открывал для себя другой Петербург — современный, андеграундный. Во многом это случилось благодаря тому, что я подружился с замечательной петербурженкой, которая за эти 18 дней смогла показать свой город и отвела в те места, которые, думаю, было бы затруднительно самостоятельно найти иностранному туристу.

У Петропавловки. Фото из архива Эмиля Ахундова

 

 Что касается пандемии… Здесь она ощущается гораздо в меньшей степени, чем дома, в Баку. У нас масочный режим распространяется и в помещениях, и при выходе на улицу. Ещё недавно бакинцы выходили из дома на два часа в день только по SMS. Культурная жизнь азербайджанской столицы до сих пор не восстановилась, всё ещё закрыты театры, кинотеатры, торговые центры. Здесь я отдыхал и навёрстывал. Не всё было равнозначно, но большинство мест, которые я посетил, оставили о себе основательные впечатления. Будь то театр музкомедии*, музей современного искусства «Эрарта». Даже те кафе и рестораны, в которые мы заходили, — практически все заведения имели интересную концепцию, развлекательную программу, кухню. И да, о знаменитой питерской погоде. Вот она радовала не всегда, к большому сожалению. Но тем не менее помешать не смогла. За эти 18 дней мне удалось приблизиться к тому активному социальному образу жизни, к которому я привык, посещая в течение одного дня большое количество мероприятий. За что я безмерно благодарен Петербургу, его прекрасным жителям и организаторам поездки».

Я же для себя за эти три недели в очередной раз осознала, как важно уметь ценить и использовать те возможности, которые щедро предоставляет провидение. Ну, и что пора обновить собственные познания об истории города. Ибо, как показал опыт последних трёх недель, лучше всех покажет гостю свой город только петербуржец. И это не в обиду экскурсоводам. Это констатация факта, потому что Петербург — это любовь на всю жизнь. И ещё. Ношение масок в публичных местах — минимальная плата за то, чтобы жить полноценной жизнью.

*[Санкт-Петербургский государственный театр музыкальной комедии — классический театр 1910 года, репертуар которого составляют оперетты и мюзиклы, в том числе хиты Бродвея, прим. автора]

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline