Воскресный антидепрессант Любиной: Взбалмошный, но серьёзный

О том, как люди влияют на нашу жизнь, размышляет журналист и автор портала Tribuna.ee Татьяна Любина.

921

Почти у каждого есть человек, оказавший значительное влияние на его жизнь. Он может быть добрым или злым гением, но тут важен не знак — плюс либо минус, а глобальность роли. Для меня таким ангелом-демоном стала Анжелика Тараканова (имя изменено).

Первый раз мы столкнулись с нею в стенах моего вуза. Как оказалось, обе были студентками одной кафедры, только я училась на третьем курсе, а она — на пятом. Как-то раз я коротала время в ожидании преподавателя. В этот момент в коридор и впорхнула Тараканова. Эффектная платиновая блондинка с точёными чертами лица, на высоченных шпильках в роскошном меховом пончо — она была похожа на экзотическую бабочку, порывом ветра занесённую в наши мрачные стены. Казалось, от неё исходит сияние — настолько яркой и нездешней она была.

Помню, мы обменялись парой фраз — судя по вопросу, эта неземная красавица посещала институт не очень-то часто.

А следующая наша встреча произошла уже два-три года спустя. Я только-только начала работать в Сбербанке, и мне нужен был высокопрофессиональный стилист-парикмахер. Кто-то посоветовал Тараканову, но на момент записи я и не подозревала, что это будет та самая «бабочка».

Её я узнала сразу — опоздав на полчаса (пунктуальность никогда не была сильной стороной Анжелики), она впорхнула в салон. Всё та же роскошная блондинка на шпильках и в очередном роскошном пончо. Средство перемещения у неё было под стать — новенький Тoyota Land Cruiser 200, благодаря сплошной аэрографии больше похожий на шкатулку с драгоценностями, нежели на автомобиль. Удивительная роскошь даже по нынешним временам, а тогда на дворе стоял конец 1990-х.

Меня нимфа не вспомнила, но упоминание о нашей случайной встрече выслушала, благосклонно кивая головой. Тут я обратила внимание на её глаза — они казались бездонными. Глаз подобного размера я больше не видела ни у кого. А длине её ресниц могла бы позавидовать любая любительница нарощенной «красоты».

Мы разговорились. Пока прелестница ловко наводила порядок на моей голове, я успела заметить, что она не только красива, но умна, прекрасно образована и рассудительна. Стрижкой я осталась довольна, поэтому мы стали видеться регулярно — я приезжала в салон не реже раза в месяц, а то и чаще.

Помимо стильной причёски, новая знакомая каждый раз давала грамотные советы по стилю и внешнему виду. Сейчас это называется «стилист», и за это берут огромные деньги. А тогда это было мимоходом и бескорыстно. Анжелика каким-то поразительным чутьём считывала особенности характера и настроения клиента, после чего в мягкой, но уверенной форме советовала, что, куда, каких цвета и фактуры надевать, а от чего — безжалостно избавляться. Я слушалась беспрекословно: столь обстоятельно моим внешним видом занималась только мама, да и то в раннем детстве.

Анжелика обожала эксперименты над собой и над своими подопечными. Ей ничего не стоило сегодня щеголять платиновыми кудрями, а уже завтра нарисоваться в салоне жгучей брюнеткой. Казалось, ей шло абсолютно всё. Аналогичным образом она поступала и с благодарными клиентами, в числе которых была и я. За всё время нашего знакомства она не угадала лишь однажды, перекрасив меня из блондинки в «цыплёнка». Мне казалось, что у меня на голову надет апельсин. Я даже чувствовала его аромат. Терпела недолго — уже через пару дней помчалась перекрашиваться.

По мере нашего дальнейшего общения я стала различать оттенки её настроения. А они, как оказалось, сменяли друг друга, как в калейдоскопе. Помните детскую игрушку — подзорную трубу, в которую смотришь, а там каждый раз новая картинка? Таким и было внутреннее состояние моей знакомой.

Собственно, перемена цвета волос была ничем иным, как внешним проявлением радости-печали-горести. В состоянии счастья и душевного равновесия Анжелика являлась миру в облике блондинки. В зависимости от лёгких колебаний её настроения менялись и оттенки — от платинового до розоватого и золотистого. Если же она злилась на кого-то или ей надлежало проявить твёрдость духа, то миру являлась жгучая брюнетка. В состоянии же грусти, печали или тоски она красилась в шоколадный или тёмно-песочный. Но такой её облик мне пришлось лицезреть гораздо позднее — когда мы стали близкими подругами.

Рубикон отношений был пройден, когда однажды в процессе стрижки Анжелика предложила мне в следующий раз вместо салона заехать к ней домой. Недолго думая, я согласилась. Выходило дешевле, кроме того, появлялась возможность примерить несколько новых нарядов. Да и что скрывать — было безумно любопытно посмотреть, в каких же хоромах жила эта фея-красавица.

И вот тут меня ожидало первое разочарование. Как и подобает принцессе, Тараканова проживала в компании рыжего спаниеля Чарлика в огромной старинной квартире в самом центре города. На этом сходство с принцессой и заканчивалось. Дома она позволяла себе ходить в таком виде, в каком многие и мусор-то стесняются выносить: нечёсаная, с заколкой на спутанных волосах, в заляпанном борщом спортивном костюме и стоптанных тапках.

В обставленной дорогой мебелью и техникой квартире царили пыль и бардак — убирать фея не любила категорически. В противовес неряшливости она обожала готовить, что делала постоянно и в огромных количествах. Даже во времена безденежья в её холодильнике кучковались два-три супа и до пяти вторых блюд. И это не считая компотов и десертов. Маленькими порциями Тараканова готовить не умела, да и не хотела — по её мнению, каждый из гостей дома должен был быть накормлен до отвала.

Постоянными посетителями этого странного места были мама Анжелики — по совместительству владелица крупной мебельной фабрики в центре (!) Петербурга, друг детства Серёга, регулярно приводивший кого-то из приятелей, спаниель Чарлик и с некоторых пор я.

Собака была под стать хозяйке — столь же красива и породиста. По молодости Чарлик участвовал в выставках. Тогда он был мил, игрив и послушен. Но по мере взросления нрав у собаки испортился, что выражалось в нежелании гулять и в гастрономических капризах. Это злило: все, кто был вхож в дом, хором признавали, что пёс не по-собачьи умён и вредничает сознательно, а не разговаривает по одной-единственной причине — его тогда заставят убирать за собой и работать.

Мама феи выглядела ровно так, как и должна выглядеть владелица фабрики и нескольких огромных квартир: стройная, с идеальными чертами лица, всегда в костюме и туго стянутыми на затылке волосами. Бардак, царивший в квартире Таракановой, её каждый раз расстраивал и бесил — в весьма резких, хотя и корректных выражениях (в доме почти постоянно находился кто-то посторонний) она выговаривала дочери, называя ту неряхой. Анжелика покорно кивала, её огромные глаза наливались слезами, но дальше этого дело не двигалось.

Однажды, когда я уже стала постоянным гостем в этом странном доме, я не вытерпела и в преддверии очередного маминого визита, как могла, наспех сделала уборку. Мне удалось перемыть посуду, холодильник, освободить кухонные поверхности (Анжелика после готовки никогда и ничего не убирала по местам, объясняя это тем, что через полчаса ей снова к плите), намыть полы да распихать вещи по шкафам. Единственное, за чистотой чего следила хозяйка, — это санузел, ванна, она сама и её вещи.

Правда, эти самые вещи валялись там, где она их скинула: учитывая обилие кресел и диванов, «эльбрусы» из одежды высились по всему дому. Поэтому я впопыхах хватала охапку нарядов и запихивала их в первый попавшийся шкаф или комод. Я волновалась: вдруг Тамаре Фёдоровне (так звали маму-директора) придёт в голову мысль полюбоваться стопками сложенных свитеров и простыней — они же сразу огромным комом вывалятся на пол! Но мама была в таком шоке от чистой квартиры, внезапно показавшейся полупустой, что до шкафов дело не дошло.

При этом ей было сказано, что убирала дочь, которая наконец-то осознала глубину своего падения. Мама довольно кивала, но, как я поняла сильно позднее, нам не поверила.

Постепенно я из разряда гостей превратилась практически в обитателя этого дома: едва кончался рабочий день, я бросала недоделанные отчёты и бежала к Анжелике, благо жила она недалеко. Тараканова не просто радовалась, она каждый раз подчёркивала, как сильно меня ждёт. Учитывая, что к моему приходу на столе дымилась тарелка свежесваренного супа, не верить ей было невозможно.

Супами меня удивить было сложно: я жила с бабулей, которая каждое утро провожала меня плотным завтраком (такие порции больше подходят здоровенным мужикам, отправляющихся на страду) и встречала таким же плотным ужином. Объяснять, что я столько не ем, а на работе достойная столовая, было бесполезно.

К бабушке родители переселили меня ещё до института. Все мои доводы, что мне пора пожить самостоятельно, а к бабуле я могу приходить, если сниму квартиру неподалёку, разбивались о железобетонное «нет». Мало того, словно понимая, что однажды я могу разозлиться и просто не прийти ночевать, каждый раз, когда я задерживалась, бабушка начинала охать и мне названивать.

Кто знает, как сложилась бы моя дальнейшая жизнь, не вмешайся Анжелика. Её участие меня сильно встряхнуло, заставив резко повзрослеть. Однажды она приехала к нам в гости. Гостей бабуля любила, но как женщина из народа излишней доверчивостью не страдала. Однако глядя, как Анжелика скользит по нашей кухне, по-свойски обсуждая рецепты приготовления пирожков и харчо, а моя приветливая бабуля с удовольствием ей что-то советует, я подивилась той лёгкости, с которой подруга умудряется сойтись с совершенно незнакомым человеком.

Потом меня попросили принести из гостиной праздничные тарелки. За те несколько минут, пока меня не было, фея умудрилась получить у бабушки разрешение на то, чтобы я уехала к ней в гости на пару-тройку дней! Надо ли уточнять, что я с радостью ухватилась за эту идею.

Потом было много чего — пребывание у Таракановой, жизнь в коммунальной квартире, переезд в собственное гнездо. Но это было позже. А пока, едва переселившись, я узнала самый охраняемый секрет моей удивительной подруги. Его звали Иван, но Анжелика всегда называла его «Угль».

Продолжение следует…

Комментарии закрыты.

Glastrennwände
blumen verschicken Blumenversand
blumen verschicken Blumenversand
Reinigungsservice Reinigungsservice Berlin
küchenrenovierung küchenfronten renovieren küchenfront erneuern