Вячеслав Иванов: Красный день календаря…

В этот день, ровно сто пять лет назад, вождь мирового полиуретана Владимир Ульянов-Ленин на заседании Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов торжественно провозгласил: «Товарищи, рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой всё время говорили большевики, свершилась!»

521

Употреблённое выше слово «полиуретана» — не ошибка и не опечатка. Это цитирование одного из участников опроса, проведённого пару лет назад, накануне даты 22 апреля (дня рождения Володи Ульянова), социологами на улицах нескольких крупных городов России, результаты которого были показаны по основным телеканалам страны.

Всем респондентам был задан один и тот же вопрос: «Кто такой Ленин?». Процитированный во вводке ответ можно смело считать самым исчерпывающим. А главное — на удивление чисто идеологически выдержанным. Примерно так, с трудом протискивая язык между плохо пригнанными друг к другу звуками малознакомого существительного, произнёс молодой человек слово «пролетариата». Химический термин тоже дался не без труда, но чувствовалось, что он всё-таки ему как-то ближе и понятнее. Ответы остальных участников отличались большей степенью экзотичности. Один молодой человек, например, сообщил, что В. И. Ленин был президентом Российской империи.

…А повод мы всегда найдём

Если строго между нами (только не говорите больше никому, умоляю!), то после того, как я вышел из нежного октябрятского/пионерского возраста, эта дата вообще никогда не ощущалась мной как праздник.

В дальнейшем, вплоть до полной отмены в качестве «красного дня календаря», она была лишь одним из поводов выпить, хряпнуть, поддать (синонимический ряд этого понятия — пожалуй, самый длинный в русском языке), примерно на таком же уровне, как День взятия Бастилии.

На самом деле в данном празднике было что-то натужное — вроде рёва мощных тягачей, таскавших на параде в честь этой даты по Красной площади муляжи баллистических ракет, и следовавших за ними танковых колонн. Хотя кому-то это всё нравилось и нравится до сих пор, а многие вообще жалеют об отмене празднования 7 ноября как очередной годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Бог им судия…

Впрочем, непризнание обсуждаемой даты в качестве именно праздничной ничуть не умаляет её значимости в истории. И не только отдельно взятой страны или народа, а в глобальном масштабе. Но об этом я уже как-то писал, так что не будем повторяться. Важнее другое…

Октябрь — в ноябре, а Сталин — это Ленин. Но сегодня

Россия — в виде Московского ли царства или как Российская империя — всегда доставляла соседям изрядные хлопоты. Всегда в ней видели источник опасности. Подлинной или мнимой — другой вопрос, но видели. Хотя на самом деле в этом смысле она мало чем отличалась от всех других, более-менее великих, государств: от Англии, Франции, Германии, да от тех же Соединённых Штатов, не говоря уже про Китай. Ну, разве что своими размерами. Они-то и заставляли «другие народы и государства, косясь, постораниваться и давать ей дорогу»; они-то и внушали этим другим почти священный трепет и ужас.

Но вот когда империя, раскинувшаяся на три континента, была — волею фактически одного человека — поставлена с ног на уши, вот тогда кончились цветочки и пошли ягодки, одна другой затейливее.

Если империя, созданная Петром Великим по лекалам и эталонам столь любезных его сердцу немецких герцогств, княжеств и королевств, была ещё хоть как-то предсказуема и хоть в чём-то просчитываема, то возникшее вместо неё большевистское государство оказалось в этом смысле её антиподом.

Начать с того, что праздник Великого Октября отмечался в ноябре. А во главе данного государства — люди, которых на самом деле вроде и не существует. Это были не они персонально, а их легендарные образы.

В числе высших должностных лиц, стоявших у истоков советской России и правивших ею первые годы существования страны, абсолютное большинство позиционировалось не собственными именами, данными им при рождении, а партийными кличками: Ленин, Троцкий, Каменев, Зиновьев, Молотов и так далее. То есть как бы Федот, да не тот!

Это можно понять и оправдать, когда речь идёт о революционной работе в условиях строжайшей конспирации. Но когда власть уже завоёвана, удержана и, похоже, укоренилась навсегда — какой смысл пользоваться этими «никами»? Это похоже на создание атакующим самолётом фантомных целей на чужих радарах.

А, может, так и было задумано? Недаром в тридцатые-сороковые годы прошлого века в ходу был партийный лозунг: «Сталин — это Ленин сегодня!».

А кто тогда лежит в Мавзолее?

Каждый мнит себя стратегом…

Новый российский лидер (хотя применительно к главе государства, занимающему этот пост уже без малого четверть века, слово «новый» следует принимать с известной долей условности) успешно продолжает славные традиции советского периода, хотя сам себя сравнивает с царём-реформатором, заложившим краеугольный камень империи.

Правда, затевая новую (уже буквально) «Полтавскую баталию», он, за неимением шведов, принялся крошить коренное население, назидательно подчёркивая, что это именно украинцы и есть агрессоры: не захотели уступить сепаратистам Донбасса и смириться с аннексией Крыма…

Эту тему можно развивать до бесконечности, но не нужно. Куда полезнее взглянуть на ситуацию под другим углом.

В Гоголевской поэме эпизод с птицей-тройкой заканчивается, мы помним, чем. Сегодня «другие народы и государства», тоже косясь и осторожничая, но уже не шибко-то дают ей (хоть птице, хоть Руси, которую она символизирует) дорогу. Даже напротив: пытаются всячески эту дорогу усложнить и затруднить. А всё-таки, помня о непредсказуемости и плохой прогнозируемости путинского режима, стараются избегать чересчур резких слов и действий. Но не все, не все…

Хотя после публикации в New-York Times о том, что Кая Каллас может стать новым генсеком НАТО, становится более-менее понятно, почему она с таким подростковым энтузиазмом бесстрашно сражается с Россией и призывает «другие государства и народы» быть жёстче и решительнее в борьбе против агрессора.

Ну, ведь правда же: до сих пор было не очень понятно, для чего такое рвение проявляет наш(а) премьер-министр на международном уровне, тогда как внутри Эстонии — куча нерешаемых проблем. Думалось: может, так зацепила фраза про цветочек, брошенная в её адрес кем-то из оппозиционных EKREитов в зале заседаний Рийгикогу? Дескать, вот я вам покажу, какой я цветочек!.. Тем более что в британском-то издании её назвали новой железной леди Европы… А ларчик, оказывается, открывался ещё проще.

Честно говоря, мне бы не хотелось видеть на посту генсека НАТО новую Мадлен Олбрайт, особенно на фоне нынешнего лидера Альянса. Хотя за Эстонию, конечно, можно будет погордиться. Но, боюсь, недолго. Потому что есть риск, что возглавив Североатлантическое сообщество, госпожа Каллас по вспыльчивости характера может взять на вооружение (извините за каламбур!) любимый ленинский лозунг: «Главное — ввязаться в драку, а там видно будет…».

Впрочем, чему тут удивляться. Один из предшественников Каи Каллас на её сегодняшнем посту, а ныне заместитель председателя Европейского Союза Андрус Ансип, как известно, был не просто членом КПСС (как и её отец, впрочем), а весьма заметным партийным функционером в райкоме партии студенческой столицы Эстонии. И даже отличился при разгоне в 1988 году протестной акции тартуской интеллигенции. Хотя и пил в это время чай у тёщи…

Да в сегодняшних властных структурах осталось ещё немало daamid ja härrad*, которые во времена óны бережно хранили у сердца краснокожие книжицы с профилем того самого вождя на обложке.

Так что с праздником вас, дорогие господа-товарищи!

* Дам и господ (эст.)

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Читайте по теме:

Ленин-150: в меховом образе, с топором и мышеловками

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline