Мнение: Жителям Эстонии снова могут «подкинуть» президента

В Эстонии выборы президента фактически монополизировала далеко не самая популярная партия Isamaa, и в итоге приходящий на пост главы государства человек озабочен судьбой Сил обороны и силовых структур, но не всего населения, пишет политический обозреватель Хейки Вейдебаум и задаёт вопрос: "А не пора ли народу Эстонии самому выбирать себе президента?"

1 960

Нынешний президент Эстонии Керсти Кальюлайд может стать генеральным секретарём Организации экономического сотрудничества и развития (OECD), что в свою очередь наводит на мысль о выборах президента Эстонии осенью 2021 года. И уже сейчас в среде политиков всё громче звучит мнение, что на этих выборах президента Эстонии решающую роль может сыграть партия Isamaa («Отечество»), пишет в своём письме изданию Õhtuleht политический обозреватель, ныне член Эстонской консервативной народной партии (EKRE) Хейки Вейдебаум. Так случалось, отмечает он, со многими прошлыми президентами, и в итоге государство снова рискует получить главу, который ратует в первую очередь за военные и силовые структуры, но у которого отсутствует, к сожалению, более широкая «площадь покрытия» в народной среде.

Рюйтель — исключение из правил

Уже первого президента восстановившей независимость Эстониии Леннарта Мери в 1992 году выдвинула на должность партия, объясняет Вейдебаум, сейчас носящая название Isamaa, так как в то время представители этой партии занимали ведущие места на государственных должностях (в том числе в силовых структурах и Силах обороны). «Исамаалийтчики» играли первую скрипку и в международном общении с основными странами-партнёрами Эстонии — Великобританией и США.

Эту конструкцию в 2001 году разрушил неожиданный выбор на пост президента Арнольда Рюйтеля (сейчас Рюйтель занимает пост почётного председателя EKRE — Ред.). Безусловно, это стало своеобразным несчастным случаем для Isamaa и приближённых, но затем, на целое десятилетие (2006 — 2016 годы), когда президентом был Тоомас Хендрик Ильвес, ситуация была вновь взята ими под контроль.

Проблема, подчёркивает Вейдебаум, состоит в том, что в 2016 году в Эстонии всячески пытались избежать того, что произошло в 2001 году: президент должен был быть «своим» для Isamaa, Общества эстонских студентов (EÜS), силовых структур и, конечно, для основных союзников. Осенью 2016 года Коллегия выборщиков не поддержала кандидатуру Сийма Калласа (Партия реформ — Ред.), была выдвинута кандидатура Юри Луйка (нынешний министр обороны от Isamaa — Ред.), но против были Центристская партия Эстонии и EKRE. В итоге был найден компромисс, и должность получила Керсти Кальюлайд. Но стоит напомнить, что и Кальюлайд была членом партии Isamaa с 2001 по 2004 годы.

Арнольд Рюйтель и Керсти Кальюлайд на Молодёжном празднике песни. Фото: facebook.com/KerstiKaljulaid

 

«Особенно дурное послевкусие оставил тот факт, как за считанные дни до первого рабочего дня Керсти Кальюлайд были сняты подозрения в присвоении средств с её сводного брата, нынешнего социал-демократа Раймонда Кальюлайда», — пишет политический обозреватель, отмечая, что иной возможности для формирования нормального имиджа в глазах эстонского народа и международной общественности и быть не могло (избежали варианта «сестра — президент, брат — на скамье подсудимых»).

Также Вейдебаум отмечает и ещё одного близкого Керсти Кальюлайд — а именно её супруга Георгия-Рене Максимовского: СМИ публиковали информацию, что у него был доступ к государственной тайне, а это значит, считает Вейдебаум, что таким человеком можно манипулировать — ведь каждый контакт с иностранцем можно трактовать не в пользу того, кто имел доступ к гостайне. Таким образом и Керсти Кальюлайд можно держать в узде — как с помощью сводного брата, так и мужа.

Георгий-Рене Максимовский и Керсти Кальюлайд. Фото: facebook.com/KerstiKaljulaid

 

Не то чтобы Керсти Кальюлайд пытылась перейти определённые границы, но какая-то гарантия повиновения важна, уверен Вейдебаум. В то же время, по его словам, прозрачная биография как у Хелле Мери, так и у Ингрид Рюйтель, да и у первой жены Тоомаса Хендрика Ильвеса — Эвелин. И ближайшие родственники президента должны быть свободны, полагает Вейдебаум, от всяческих подозрений в криминале.

«Также мы знаем, что Кальюлайд, к примеру, серьёзно заботится о судьбе ЛГБТ-сообщества, но до сих пор мы не знаем, что считают в Кадриорге (резиденции президента — Ред.) о скандале с банком Danske, саге с допингом, о новых деталях трагедии с паромом «Эстония», открывшихся в Швеции. Помните ли вы, чтобы Кальюлайд хоть раз ставила вопрос о некомпетентности прокуратуры и подобных структур, хотя причин, связанных с проваленными уголовными делами, нашлось бы с лихвой?»

Вейдебаум резюмирует, что этот текст — не нападки на Isamaa, однако выборы президента в Эстонии, очевидно, стали монополией одной партии, поддержка которой по стране при этом находится, в среднем, на уровне 5%:

«Поэтому я высказал поддержку центристу Яанусу Карилайду и члену EKRE Урмасу Эспенбергу в том, чтобы они снова начали внесение в законодательство Эстонии пункта о всенародных выборах президента».

О том, как в настоящее время проходят выборы президента Эстонии, можно прочесть по этой ссылке.

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline