Вячеслав Иванов: Нам бы триста учителей за дверью…

Министр образования и науки Тынис Лукас (Isamaa) в минувший вторник встретился в Йыхви с руководителями местных самоуправлений Ида-Вирумаа и представителями образовательных учреждений региона.

1 054

Свой нынешний пост господин Лукас занимает уже в третий раз. Главным итогом его предыдущего пребывания в этом кресле (1999–2002; 2007–2011 гг.) стало окончательное решение вопроса о высшем образовании на русском языке, выразившееся в ликвидации трёх последних частных вузов с неправильным языком обучения. В государственных вузах эта тема была закрыта гораздо раньше: своя рука — владыка. Теперь настал черёд всех остальных ступеней образования, включая дошкольную.

Автомобиль может быть любого цвета…

В предварявшем эту встречу сообщении пресс-службы Министерства образования и науки министр Лукас поделился с общественностью метким наблюдением, которое заключается в том, что потребности местных самоуправлений и школ в переходе на обучение на эстонском языке могут быть самыми разными.

Смысл фразы — почти прямая калька знаменитого афоризма основателя американского автопрома Генри Форда, которого как-то спросили, каким, по его мнению, должен быть цвет автомобиля. На что магнат ответил: «Цвет автомобиля может быть любым при условии, что он чёрный». Потребности в переходе могут быть самыми разными, при условии, что сам переход неизбежен, как осень после лета.

Собственно, спичи министра, произнесённые им до и во время поездки, представляют собой собрание перлов словесности и отличаются особой глубиной и свежестью мысли. Надо только внимательно вчитываться.

«Я хотел провести встречу с главами самоуправлений Ида-Вирумаа, потому что этот регион играет важную роль в переходе к полноценному образованию на эстонском языке, а также имеет свои особенности. Преподаватели являются ключевыми участниками процесса изучения эстонского языка. Каждый руководитель школы и местное самоуправление должны иметь представление о ситуации и в сотрудничестве с государством составить собственный план действий на уровне школы и самоуправления по переходу к преподаванию на эстонском языке». И так далее.

Хотелось было выделить какие-то особые места курсивом, но это невозможно, — всё сказанное достойно быть выбитым в граните или отлитым в бронзе. На этом фоне обещание повысить на тридцать процентов стартовое пособие для учителей, готовых приехать в добровольную ссылку на Дальний Восток Эстонской Республики, а также в полтора раза — зарплаты некоторым категориям «ссыльнопоселенцев», выглядит даже как-то избыточно. Уже сам факт признания преподавателей «ключевыми участниками процесса изучения эстонского языка» должен наполнить их сердца гордостью и служить мощным стимулом, зовущим на подвиг во имя Перехода!

Использовать время с умом…

Ещё одним стимулом для волонтёров должен, по мнению министра, служить тот факт, что переход к преподаванию на эстонском языке будет происходить постепенно. А это означает, что и потребность в преподавателях, которые смогут вести уроки на эстонском, будет возрастать постепенно.

«У нас есть почти два года на первоначальную подготовку, и работа будет продолжаться, чтобы к 2030 году наши школы перешли на обучение на эстонском языке. Давайте использовать время с умом, и государство готово к сотрудничеству», — заявил Тынис Лукас.

Тынис Лукас. Фото: Jürgen Randma, Stenbocki maja

 

Правда, он тактично не стал напоминать собравшимся, что у участников процесса было почти тридцать два года и для первоначальной подготовки, и для использования времени с умом, и для проявления государством своей готовности к сотрудничеству.

Более того: уже повышались и размеры стартового пособия, и зарплаты здешним учителям, и предпринимались многие другие шаги (включая льготные жилищные кредиты и представление муниципальных квартир), призванные соблазнить выпускников таллиннских и тартуских вузов, желающих нести государственный язык в дебри Ида-Вирумаа. Но как-то не складывается благостная картинка.

А как она может сложиться? В регионе, по признанию всех участников встречи с министром (и это признание уже давно ни для кого не открытие Америки), очень остро стоит проблема с учителями, у которых к тому же достаточно низкий уровень владения эстонским языком (выделено автором).

Откровением тоже не первой свежести стало высказанное господином Лукасом сообщение: «Конечно, у нас не стоит за дверью 300 учителей, которые готовы всё бросить и переехать в Ида-Вирумаа».

В качестве одной из мер создания такой «очереди за дверью» вице-мэр Кохтла-Ярве по вопросам образования и культуры Кристийне Агу назвала, в частности, объявление многими школами конкурсов на должности учителей. Кто будет участвовать в таких конкурсах, если, как уже отмечалось, даже среди имеющихся учителей-предметников преобладают специалисты, слабо владеющие эстонским языком?

Госпожа Агу утешает: «Мы стараемся привлекать специалистов. В городе сейчас ведётся работа над стратегией образования. Думаю, что принятие этой программы поможет привлечь специалистов из другого города». Чем таким особенным отличается эта программа от десятков предыдущих документов подобного рода? Об убедительных аргументах не сообщается.

Судя по информации, опубликованной республиканскими СМИ, инициаторы и исполнители «масштабного и амбициозного начинания», как назвала в «Учительской газете» переход на эстоноязычное обучение канцлер Министерства образования и науки Кристи Винтер-Немвальтс, особые надежды возлагают на местные высшие учебные заведения Ида-Вирумаа, которые готовы помочь школам в подготовке учителей-предметников.

…Дискутировать на эту тему можно до бесконечности. Хотя на самом деле похоже, что особого смысла в такой дискуссии нет. Решение по масштабному и амбициозному уже принято, и все разговоры, скорее всего, играют роль фигового (ставьте ударение, где вам больше нравится) листка, кое-как прикрывающего явно волюнтаристский характер этого решения.

Потому что если бы оно было продиктовано именно стремлением получить как можно больше пользы для эстонского государства, то полный переход всех ступеней образования на эстонский язык обучения, по сути, — лишь эвфемизм полной же ликвидации образования на русском языке. Что не может отвечать подлинным интересам Эстонии — и как государства, и как гражданского общества.

Если бы речь шла о создании субсидируемой государством системы русскоязычного образования, которой у нас до сих пор не было, тогда, конечно, законным был бы вопрос: а почему именно на русском? В Эстонии проживают десятки тысяч представителей других этносов, имеющих не меньшее право на то, чтобы их дети обучались на родном языке за счёт государства, которому эти люди исправно платят налоги.

Но ликвидировать уже имеющуюся, и неплохо действующую, систему как минимум нерационально. Её наличие, на самом деле, является одним из конкурентных преимуществ Эстонии на международном рынке труда. Русский язык, каким бы ни был исход путинской войны, никуда не денется. И наличие достаточно многочисленной социальной группы интеллектуалов, владеющих, наряду с другими европейскими языками, ещё и русским — на профессиональном уровне! — это неразменный золотой запас, которым нынешняя коалиция намерена распорядиться, как неандерталец, колющий орехи квантовым компьютером.

…Одна надежда: что этот проект постигнет такая же участь, как и предшествовавшие ему программы полного и бесповоротного Перехода. Ну, разве что вдруг за дверью образуется триста учителей. Но это ведь — только для Ида-Вирумаа. А для всей Эстонии их нужно не менее трёх-пяти тысяч, и не через пять-семь лет, а уже вчера. Где взять такие волшебные двери?

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Читайте по теме:

Нарва готовится учиться на эстонском — учителя пока не готовы

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline