Мир — хижинам, бабло — дворцам! или От провинциала слышу! — 2

Откровенная роскошь и полнейшая бедность, кладбище "братков" и великолепные санатории, раскрывшиеся в коронавирусную эпоху — об этих особенностях города Нарва-Йыэсуу во втором материале из серии очерков об эстонской провинции пишет автор Tribuna.ee Вячеслав ИВАНОВ.

1 475

Вообще архитектурный облик Усть-Нарвы (Нарва-Йыэсуу) представляет собой любопытную смесь откровенной роскоши и если не полнейшей нищеты, то как минимум скромной и аккуратной бедности. Если учесть ещё отдельные вкрапления советского стандартного модернизма и локальные зоны мрачного запустения на грани руин, то получится некая самобытная эклектика, характерная именно и только для этого городка. Ну, как классицизм для Петербурга или готика для Старого Таллинна.

Частный дом в Нарва-Йыэсуу. Фото Родиона Денисова

Причём здешняя роскошь носит тоже особый характер. Она не шибает в нос и в другие органы чувств. Рядом с нею архитектурно-геральдический бред больного воображения «новых русских» или не менее «новых эстонцев», страдающих одновременно манией величия и шизофреническим синдромом, выглядит как кукольные постройки в подражание заставке диснеевских мультиков. Самая наглядная иллюстрация этих нуворишеских шедевров — знаменитая Дуракова деревня в окрестностях Табасалу.

Престижно и для жизни, и для похорон…

Усть-нарвские дворцы и замки носят на себе печать тщательно продуманного, спланированного и реализованного замысла настоящих мастеров современного зодчества, которое имеет тройное целевое назначение. Во-первых, максимально разумное помещение капитала в престижную и качественную недвижимость. Во-вторых, наглядная, но без навязчивости, демонстрация надёжного финансового положения владельца. И, в-третьих, обеспечение этому самому владельцу (или владельцам) максимального комфорта.

Ещё одно существенное отличие здешних застроек такого типа от всего, что мне приходилось видеть, включая Пирита, Меривялья и Виймси, — это площадь участков под каждой застройкой.

Практически все частные дома, расположенные на территории перечисленных населённых пунктов, при всех их архитектурных достоинствах и отличиях, за редкими исключениями, стоят настолько близко друг к другу, что существенно страдает один из главных для такого жилья критериев — приватность. Усть-Нарва в этом смысле позволяет себе жить размашисто…

Бывший дом купца Лаврецова. Фото Родиона Денисова

Мимоходом — так, между прочим, заметим, что абсолютное большинство воздвигнутых здесь за последние десятилетия недвижимых капиталовложений обязаны своим возникновением тем самым «лихим девяностым», о которых считается хорошим тоном время от времени сокрушаться. Но не стоит забывать, что фактически вся экономика Эстонии, да и вообще стран бывшего СССР, возникла в результате тогдашнего передела собственности. А уж насколько успешно эти страны сумели воспользоваться возможностями, открывшимися в тот период, — это разговор отдельный.

Поэтому не удивительно, что старожилы здешних мест, если вы обратитесь к ним с разговорами на эту тему, охотно расскажут вам историю практически любого тутошнего «замка Броуди», не без определённой гордости отмечая: «Вот это — дом главного бандита, а вот тот — это его брата, они тут оба и похоронены». Уточним: кладбище в Усть-Нарве по праву считается самым престижным в этих краях. Такие надгробия не на каждом столичном погосте встретишь…

Граница закрыта, санатории — открыты

Нынешнее лето, из-за пандемии, для Усть-Нарвы необычно. Не только для неё, разумеется, но здесь воздействие COVID-19 ощущается как-то совсем уж наособицу. С одной стороны, на улицах городка как-то непривычно для этого сезона пустынно и тихо. Честно скажу, лично нас эта тишина и пустота более чем устраивает, но аборигены чувствуют себя не совсем в своей тарелке: ведь большинство особняков и квартир в наиболее престижных многоквартирных домах либо принадлежат россиянам, либо, традиционно много лет подряд, сдаются в аренду одним и тем же гостям из-за реки Наровы.

Беседка в парке Нарва-Йыэсуу. Фото Родиона Денисова

Сегодня по причине вируса граница закрыта, и потому означенное жильё пустует. А поскольку в большинстве своём речь идёт не просто о гостях, но ещё и о людях знаменитых — звёздах шоу-бизнеса или спорта, известных писателях, художниках или интеллектуалах от науки, — то их отсутствие негативно влияет не только на городской или чей-то семейный бюджет, но и, в изрядной степени, на духовную жизнь города.

Правда, при этом большинство особняков выглядят хоть и безлюдными, но отнюдь не заброшенными. Стало быть, у их владельцев есть возможность платить кому-то из здешних жителей за то, чтобы те поддерживали порядок в домах и на участках. А_ значит, всё-таки многие усть-наровцы внакладе, по крайней мере, финансово, не остаются…

А вот к несомненным, как ни парадоксально, плюсам пандемии следует отнести неожиданный даже для многих здешних специалистов, хотя и желанный ими же, всплеск интереса к расположенным в Усть-Нарве здравницам. И если в конце апреля — начале мая на этом фронте царило неопределённое затишье, то уже в начале июня стало очевидно: все места в здешних санаториях и спа-отелях зарезервированы до конца сезона, который здесь продолжается до середины осени.

Один из отелей Нарва-Йыэсуу. Фото Родиона Денисова

 

А поскольку рассчитывать на открытие границ Эстонии в обозримом будущем, при достаточно долгосрочном прогнозировании времени отпусков, было практически невозможно, то для внутреннего оздоровительного туризма старый, но малоизвестный эстонскому населению, курорт оказался настоящей Меккой. Вот уж воистину, не было бы счастья…

И ничего удивительного, что мы, покидая в один их жарких дней здешний пляж и проходя мимо группы молодых людей, оживлённо болтавших по-эстонски, своими ушами услышали, как один из  них, махнув рукой в сторону моря, произнёс: «Parem kui Pärnus!». На что другой, после короткой паузы, ответил, стремясь сохранить объективность и справедливость оценок: «Aga vesi on seal soojem»*…

Спа-отель в Нарва-Йыэсуу. Фото Родиона Денисова

Что, конечно, правда, но будем и мы до конца объективны и справедливы: в Пярну, чтобы замочить самое дорогое, что есть у каждого из нас, придётся брести по воде с полкилометра, так, что, возвращаясь, забудешь, куда и зачем ходил. Тогда как в Нарва-Йыэсуу для этой же цели достаточно пройти метров сто. Ну, может, в абсолютных цифрах я и неточен, но пропорции «в сопоставимых ценах» — именно этого порядка…

В общем, если так дела пойдут и впредь, то, хочется верить, лет через пять-десять в бюджете Усть-Нарвы найдутся средства и для того, чтобы возродить к новой жизни главную местную культурно-историческую достопримечательность — курзал. А заодно либо вернуть в оборот, либо вовсе избавиться от то и дело попадающихся во время прогулок по прекрасному сосновому бору заброшенных, хотя и частично неплохо сохранившихся, строений таинственного назначения.

Здание Курзала в Нарва-Йыэсуу. Фото Родиона Денисова

…А в следующий раз мы посетим окрестности Нарва-Йыэсуу (да не обидятся жители Нарвы и Силламяэ на это определение, слегка уничижительное для их родных городов).

* «Лучше, чем в Пярну!» и «Но вода там теплее» в переводе с эстонского языка

Первый «провинциальный» очерк читайте по этой ссылке.

 

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline