Иванов: Пили, пьём и будем пить!

Фраза в заголовке – это цитата из «Сказки о Тройке» братьев Стругацких. Произносит её в своём монологе малосимпатичный персонаж по имени Клоп-Говорун. Какой именно «напиток» имеет в виду этот представитель вида cimex lektularia, нетрудно догадаться, учитывая его гастрономические предпочтения, вспоминает автор портала Tribuna.ee Вячеслав ИВАНОВ, рассуждая об организуемых в Эстонии антиалкогольных кампаниях и запретах.

582

Самое смешное, что, если не большинство, то весьма значительная часть вида homo sapiens с таким же остервенением повторяют сегодня тот же лозунг в ответ на призывы «В сентябре – не пьём!» со стороны прогрессивной части человечества в лице Эстонского института развития здоровья при поддержке Европейского социального фонда. Ещё более суровую отповедь встречает в этой аудитории решение Таллиннской мэрии, а вслед за ней – и правительства республики о запрете ночной торговли алкоголем.

Мозги пропитые, обыкновенные

Вы знаете, я готов согласиться с теми, кто утверждает, что самыми рьяными борцами за трезвость сегодня являются люди преклонного возраста. Мол, сами-то в молодости навеселились вдосталь, накуролесили, а теперь, когда и кураж пропал, да и здоровье уже не позволяет, ударились в проповедь воздержания…

Было бы ханжеством отвергать подобные упрёки безоговорочно. Однако есть всё-таки кое-какие нюансы, без учёта которых картинка останется плоской и чёрно-белой, хотя жизнь объёмнее и более многоцветна.

Во-первых, следует сравнить условия ТОГДА и ТЕПЕРЬ. Поколения 40-х, 50-х и, отчасти, 70-х годов прошлого века, действительно, как принято выражаться в обиходе, квасили по-чёрному – главным образом из-за того, что большинству людей было просто нечем заняться. Пение хором «Интернационала» прельщало немногих, читать, кроме Устава караульной службы или эпопеи с безумно романтическим названием «Цемент», тоже особо было нечего. Чтобы купить хотя бы «Три мушкетёра», надо было сдать полтонны макулатуры или отстоять три ночи в очереди, с регулярной перекличкой и рисованием номерков химическим карандашом на потной ладошке.

Ту же «Сказку о Тройке», «Скотский хутор» или «Архипелаг ГУЛАГ» при желании, конечно, можно было выпросить на ночь почитать у каких-нибудь знакомых своих знакомых, но за чтение такой литературы вполне реально можно было схлопотать N лет лишения свободы.

Вообще слово «купить» в лексиконе советского человека практически отсутствовало, вместо него в нашем сознании прочно укоренилось понятие «достать». Книги, мясо, бананы, приличные сапоги, мебель, телевизор, магнитофон, дублёнку… Всё это надо было ДОСТАВАТЬ. Откуда? Да оттуда! Я уж не говорю про квартиру или машину. А поехать заграницу, хотя бы в Монголию, это вообще предел мечтаний!

По телевизору сплошь съезды КПСС, пленумы ЦК и концерты Краснознамённых ансамблей. А на Новый год – «Ирония судьбы», и вовсе гимн пьянству со счастливым исходом… Плюс перманентная обязанность что-то горячо одобрять и поддерживать, кого-то гневно осуждать и клеймить позором, за что-то неустанно бороться, испытывая при этом чувство глубокого самоудовлетворения.

Короче: если бы у людей моего поколения имелись хотя бы вполовину такие возможности, как у нынешних, то уверяю вас, пили бы в десятки, если не в сотни раз меньше, чем тогда.

О том, насколько мне самому жаль потраченных на это дело сил, времени, денег и здоровья, говорить не стану, всё равно не поверите. Да и бесполезно уже…

Демократия на марше

Больше всего меня умиляет, когда противники запрета на ночную торговлю алкоголем начинают утверждать, что это недемократично, антигуманно и нарушает права человека. Тут просто само собой напрашивается высказывание, приписываемое Черчиллю: про то, что «демократия отвратительна». И хотя у этой фразы есть продолжение, но в данном контексте оно не пляшет, так что ставим точку.

Какая демократия?! Напиваться, чтобы более свободно и непринуждённо размахивать ножом? Пусть не ножом, а дубиной или пистолетом – какая разница?

В полицейских сводках о трагических происшествиях с летальным исходом или, как минимум, членовредительством разной степени тяжести, на долю сообщений, где не упоминалось бы об алкоголе как обязательном сопровождающем условии, приходится не больше двух-трёх случаев на каждую сотню. Зато соблюдены все права: у одного – напиться и резать, у другого – быть зарезанным. Демократия…

Ещё один убойный аргумент защитников торговли спиртным без ограничений и вовсе больше напоминает шантаж. Дескать, в одном только столичном Старом городе более четырёхсот питейных заведений, где алкоголь продаётся всю ночь. А в каждом – не менее пяти, а то и больше, сотрудников. Вы хотите оставить эти тысячи людей без работы?! Ведь если ресторан (бар, ночной клуб, паб и т.д.) не будет предлагать посетителям огненную воду в ассортименте, то кто к ним пойдёт? И откуда взять выручку – на аренду помещений, на зарплату?

Возражать в данном случае – значит, толочь воду в ступе. Давайте проступим проще. Вернём на улицы и в подворотни сотни наркоторговцев. Пусть легально промышляют своим товаром. Вы представляете, насколько эффективно решится проблема роста доходов у одной части населения и изъятия излишков у другой. А также поступлений в казну: если наркоторговля будет легализована, то её и налогом облагать можно, и даже нужно, всё по закону!

Заодно, глядишь, ещё активнее пойдёт дело с прореживанием рядов чрезмерно расплодившегося населения. Ну, там, передоз, то-сё… И газовые камеры не нужны.

Словом, есть, где дерзновенному уму развернуться!

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline