Пётр Давыдов: Чтобы память не стала злопамятством – чему могут научить Сурдуличские мученики

«Если Бог будет на первом месте, то всё остальное будет на своём» - в правоте слов блаженного Августина мы убедились в очередной раз, когда друзья-сербы привезли нас в обитель преподобного Прохора Пчиньского, древнейший монастырь на самом юге Сербии. Если свои права на главное место в сердце заявит хоть кто-то или что-то ещё и если человек удовлетворит этому заявлению, о нашем родстве с Христом мы можем забыть напрочь – это мы поняли, когда подошли к иконе святых Сурдуличских мучеников, пострадавших в 1915-1918 и в 1941-1945 годах в этих краях.

1 372

Любое чувство, любая идея, пусть, казалось бы, самая достойная, если она вытесняет Бога, извращается тут же, становится своей противоположностью. Например, национальное достоинство, гордость за свой народ. Как нам рассказали в монастыре, до 27 тысяч православных сербов пострадали здесь за Христа от рук…православных же болгар. Главная их «вина» — «ненастоящие» православные, не болгары, в общем. Мы-то привыкли (хотя как можно к этому привыкнуть?!), что мучители – язычники, безбожники, иноверцы, в случае с сербами – еще и «христианские» усташи-католики. А тут – православные номинально палачи. Убивали детей, женщин, стариков, учителей, торговцев, военных, монахов, священников – всех. Так, в конце октября 1915 года игумена обители святого Прохора Пчиньского Владимира (Протича) вместе с иеромонахом Арсением (Николичем) и священником Иоанном Поповичем болгарские солдаты выволокли из монастыря, отвели в лес, отрезали части тела, облили смолой и ещё дышащих подожгли. Рассказы о страданиях других мучеников на юге и востоке Сербии, где находились болгарские оккупационные войска, также страшны.

После освобождения Сербии, во время между двумя мировыми войнами, останки многих убитых были собраны и похоронены в склепе-часовне рядом со школой для сирот. На заупокойной Литургии молились патриарх Димитрий, король Сербии Александр Караджорджевич, давший приют тысячам беженцев из России, попавшей под власть безбожников, и тысячи переживших нашествие болгар православных.

Но во время Второй мировой войны, когда Болгария вновь оккупировала часть Сербии, любую память о первых жертвах попытались уничтожить: уже в апреле 1941-го часовню осквернили и закрыли, а в 1943-м сравняли с землей. Продолжились и мучения: тысячи сербов из Косово и Метохии, а также из Македонии и восточной части страны вновь были признаны недочеловеками и недоправославными. Кого-то убивали прямо на месте, кого-то под предлогом вывоза на работу в Болгарию собирали в лагерь и расстреливали и т.д. – точно назвать количество убиенных за свое «не такое Православие» сейчас невозможно.

Невозможно, например, по следующей причине: категорическое нежелание болгарских властей открыть доступ в архивы, где указаны не только имена жертв, но и имена палачей. Неудобные требования выставляют сербы. Кроме того, в годы коммунистической власти в Югославии тотальному забвению пытались предать не только факты мученической смерти за Христа собственных предков, но и уничтожить саму эту кровную и духовную связь – кровную с православными предками, духовную – с Богом. И только в начале этого века удалось найти и перезахоронить останки некоторых мучеников. Думается, это нам очень знакомо. С сербами у нас много общего.

Если Бог будет на первом месте, то всё остальное будет на своём…Это точно. Положа руку на сердце: у нас-то самих места правильно распределены? Вот, в том же монастыре преподобного Прохора нам с горечью рассказали, как несколько лет назад одну из обителей должен был оставить «бугарски искушеник», послушник из Болгарии, из-за ненависти некоторых сербских монахов: «Ваши здесь наших убивали – тебе здесь не место!» Такие вот издержки памяти о страданиях, превратившейся в злопамятство. Мощное искушение пережил пришедший каяться «искушеник». Так и вспомнишь ещё одну цитату блаженного Августина: «Если ты страдаешь от несправедливости нехорошего человека — прости его, а то будет два нехороших человека».

…А память святых Сурдуличских мучеников, невинных страдальцев за Христа, Сербская Церковь отмечает 29-го мая – в 2017 году больше тысячи их имен были внесены в диптих.

Почивший Патриарх Павел сказал однажды: «Прославляя сегодня и всегда святых мучеников и исповедников, мы молимся им и нашему Господу: Господи, если страдать, то на пути правды Твоей и истины Твоей. Не допусти страдать из-за неправды нашей или ненависти к кому-то!» Очень разным бывает страдание. Оно может и увести от Христа, а может приблизить к Нему. Смотря на каком месте Бог.

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline