Цингиссер: Я не трус, но я боюсь!

Боюсь в первую очередь за детей, потому как родителей уже нет. Боюсь, ибо понимаю, кто (а главное — куда) нас ведёт.

1 734

Страх — присущее любому нормальному человеку чувство, вытекающее из инстинкта самосохранения. Базовые страхи врождённые — боязнь глубины, темноты, высоты, замкнутого пространства и т. п. Но есть и приобретённые, в основном в детстве, потому как мы все родом из него. Из детства же и многие привычки и паттерны поведения, которые мы неосознанно повторяем в зрелом возрасте.

Ловлю себя на мысли, что чувства, которые у меня вызывает происходящее сегодня, — это упомянутый выше страх и дежавю, потому как страх этот мне хорошо знаком из далёкого уже детства. Привычной для меня выглядит и реакция на этот страх, потому как всё повторяется. Мы наивно полагали, что раз мы пережили 90-е, нам уже ничего не грозит. Ан нет…

Старшее поколение помнит, как под закат Советского Союза было принято «не говорить лишнего», дабы не нажить неприятностей. Неприятности могли быть разные: от выговоров по комсомольской/партийной линии вплоть до исключения, отказ в выезде за границу, проблемы на работе/службе вплоть до увольнения и до лишения свободы включительно. Поэтому на кухнях, среди своих, говорили одно, а публично изображали другое. Экономика катилась в пропасть, а мы продолжали рукоплескать руководству и строить планы на «светлое будущее».

Всё повторяется — за инакомыслие в Эстонской Республике стали вновь наказывать, как за «мыслепреступления» по Оруэллу. Людей снова исключают из партий, творческих союзов и профессиональных объединений, увольняют с работы, даже сажают в тюрьму с пояснением суда, что «свобода выражения мнения не является абсолютной». И всё это, как правило, с подачи или, как принято было раньше говорить, по «сигналу компетентных органов».

Дежавю вызывает не только страх репрессий, но и страх войны. Меня пугает, что политики рассуждают о войне, в том числе ядерной, как о чём-то вполне допустимом и возможном. В СМИ обсуждаются средства защиты, народ запасается топливом и прочим необходимым для автономного выживания. Скупили все электрогенераторы. В магазинах, торгующих оружием, наметился дефицит. Народ покупает тушёнку, крупы, радио на батарейках и т. п.

Особенно страшно оттого, что о войне как о чём-то обыденном на самом высоком уровне разглагольствуют не служившие белобилетники (негодные к строевой или отмазавшиеся от оной) и женщины. Для них война — это некий экшн из голливудского блокбастера, со сказочными вариантами спасения от радиации при помощи йода и прочей ересью. Менее наивные предпочитают свалить от греха подальше, если есть куда…

Как же так получилось, что мы вновь наступаем на те же грабли? Призывы к равенству и толерантности привели к ненависти и фобиям, свобода слова оборачивается цензурой и «глушилками», а в целом демократические ценности — диктатурой. Евросоюз стал Советским Союзом на новый лад. Ну почему, «какую бы партию мы не строили, получается КПСС»? Ведь де-факто при всём кажущемся разнообразии мы имеем вновь однопартийную систему — с неизменной внутренней и внешней политикой, с одной и той же идеологией, независимо от как бы меняющегося состава коалиции.

Может быть потому, что мы сами не меняемся? Потому что действуем по привычным лекалам, как повзрослевшие дети, пережившие детскую травму, тем не менее повторяющие ошибки родителей, что приводит к таким же знакомым, как и неизбежным результатам? Ну невозможно сложить слово «СЧАСТЬЕ», с тупым постоянством используя одни и те же буквы «Ж», «О», «П» и «А»!

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline