Вячеслав Иванов: Каллас, да не та…

Министр образования и науки Кристина Каллас (партия Eesti 200) на днях выступила со знаковым откровением: из-за ошибки в расчётах при составлении стратегии госбюджета для проведения реформы школьного перехода на эстонский язык обучения денег на следующий год может не хватить. И кто бы мог подумать?!

2 046

По словам госпожи министра, которые в виде бережно сохраняемой цитаты по цепочке передают друг другу «Актуальная камера» и порталы rus.err и Delfi, для означенной реформы на данный момент запланирован 41 миллион евро ежегодно в течение четырёх лет. Однако уже на следующий год денег не хватит – считает однофамилица нынешнего премьер-министра. Разъяснения, которыми сопровождается эта трагическая новость, звучат вполне в унисон общей минорной тональности, однако как раз ясности-то и не добавляют. Скорее даже наоборот…

Для чего нужны ресурсы?

Да вот – не угодно ли: «Ресурсы в основном нужны для того, чтобы выплатить стипендии студентам и выплачивать зарплату учителям, мы пока не можем сказать, сколько нам реально нужно дополнительных средств, поскольку мы пока не знаем, сколько учителей будут получать зарплату, но около 27 миллионов. Эта та сумма, которую нам нужно дополнительно получить для бюджета следующего года», – сказала Каллас.

Кристина Каллас. Фото: European Union

 

«Не исключено, – констатирует портал rus.err, что и 27 миллионов может не хватить, поскольку зарплаты учителей будут расти». Но при этом издание пытается внести некоторую нотку оптимизма цитатой из другого министра – внутренних дел (?!) Лаури Ляэнеметса (СДПЭ): «Переход на эстоноязычное образование в приоритете [для нынешней коалиции], и мы должны найти на это деньги. Но тут вопрос в том, идёт ли речь о расходах на несколько лет вперёд, или о разовых расходах. В случае разовых расходов финансы найти будет легче».

Отнесём некоторую сбивчивость формулировок и путанность «в показаниях свидетелей» на счёт волнения и общего огорчения от неприятного финансово-политического открытия. А может, вообще всё следует списать на сложности перевода?

Тем не менее, всё-таки желательно было бы понять: откуда взялись эти 27 миллионов? Кто и из какой формулы их вывел? Они идут вместо сорока одного миллиона, упоминавшегося ранее, или плюс к нему?

И почему, собственно, «в случае разовых расходов финансы найти будет легче», чем когда речь идёт «о расходах на несколько лет вперёд»? Типа на «разовые расходы» можно всегда найти своего Пруунсильда, так что ли?

Из-за ошибки в расчётах…

Хотя на самом деле все эти вопросы носят не то, чтобы второстепенный, а я бы вообще сказал – риторический характер. Главная фраза в заупокойном монологе главы Минобраза: «составление стратегии госбюджета для проведения реформы школьного перехода на эстонский язык обучения». Как-то не очень понятно, где имение, а где наводнение?

Самой фразе предшествуют ключевые слова: «ошибка в расчётах». Кто ошибся? Когда? И уж не злоумышленно ли?

Вообще в этих формулировках все слова – лишние. Потому что изначально, ещё только при оповещении о намерениях гальванизировать проблему перехода всех школ и гимназий на эстонский язык обучения, было ясно, что денег для достижения этой благой цели понадобится не в разы – на порядок(дки) больше, чем оптимистично докладывали инициаторы. И взять эти деньги практически неоткуда. О чём многажды говорилось разными экспертами, включая абсолютно лояльных.

Собственно, это было понятно ещё тридцать лет назад, когда вообще возникла тема всевобуча на государственном языке (и, кстати, обучения не только детей, но и взрослых, самому государственному языку – тоже).

Тогда, к вящему удовлетворению, возобладал здравый смысл. Было по факту решено не пороть горячку и решать вопрос постепенно. Как говорится – по мере поступления проблем. Это был как раз тот случай, когда ироническая поговорка о добром хозяине, который рубит собаке хвост по частям, приобретала буквальное, и вполне позитивное, значение.

Правда, под шумок тогда всё-таки удалось пустить в расход высшее образование на русском языке – сначала в государственных (общественно-правовых), а затем и в частных вузах. Наследие учёного с мировым именем, давшего жизнь понятию «Тартуская школа семиотики» Юрия Михайловича Лотмана, было размазано так называемой университетской реформой до состояния фактической невидимости.

Однако преподавание в основной школе и гимназии на родном языке для русскоязычных учащихся тогда удалось сохранить. И не вина, а беда (точнее даже – горе) преподавателей и администраторов этого сегмента, не говоря уже про самих школьников, что у политического руководства страны за все последующие десятилетия не нашлось ни воли, ни реальных, а не умозрительных ресурсов, чтобы адекватным образом решить проблему.

Зато у нынешнего правительства Каи Каллас хватило адреналина, чтобы воспользоваться знаменитой ленинской формулой: «Главное – ввязаться в драку, а там посмотрим!». Ввязаться – ввязались: обнародованы сроки окончательного решения вопроса о повсеместном эстоноязычном образовании. Назад дороги нет.

Коалиционное правительство состоит из Партии реформ, Социал-демократической партии и Eesti 200. Фото: Vabariigi Valitsus

 

Теперь начали смотреть. Оказывается, денег и в самом деле может не хватить… Здесь очень удачно совпали два фактора. Во-первых, пост министра образования занимает представитель хоть и коалиционной партии, но не реформист. А во-вторых, фамилия у министра – такая же, как и у председателя правительства. Как говорится, Федот – да не тот…

Связи глубокие, знаковые

Уже неоднократно было замечено, что нынешняя коалиция сложилась как-то особо удачно для Партии реформ. Факторов, служащих тому подтверждением, много, но главные среди них – два. И оба связаны с партией Eesti 200.

Первый – её чисто формальное различие в названии с ведущим (старшим!) партнёром, при фактически полной идентичности программных и ценностных установок обеих политических сил, что обеспечивает стабильный баланс интересов и, как следствие, устойчивость коалиции. При этом ориентация третьего партнёра уже принципиального значения не имеет; и даже чем более явны отличия – тем пикантнее ситуация, тем нагляднее торжество либеральной демократии…

Второй фактор – вообще чистое везенье, но тем он ценней: полная идентичность фамилий и гендерной принадлежности лидеров обеих партий. Правда, формально Eesti 200 возглавляет Лаури Хуссар, но все ведь знают, что матерью-основательницей партии является Кристина Каллас (даже инициал такой же, как у Каи!).

Рассматриваемая в данном тексте ситуация наглядно иллюстрирует удобство такого совпадения. Для сторонников кавалерийского наскока, которые недовольны сомнениями по поводу финансирования школьно/языковой реформы, отмазка реформистов железобетонная: ребята, это не мы сомневаемся! Это другая Каллас!

А для колеблющихся или не особо вникающих в суть проблемы: ну, вы же слышали – Каллас считает, что ошибочка вкралась, надо доработать!.. Мы к диалогу готовы!
При этом не особо педалируют детали – какая именно Каллас имеется в виду.
…В общем, у бабочек – всё точно так же!..

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Читайте по теме:

Эстоноязычное образование в Таллинне — реформисты начинают действовать

Чаплыгин: Кавалерийская атака на образование

Сохранение школ в сельских регионах — вопрос государственной важности

Кылварт: Вся эстонская школьная система находится под угрозой

Комментарии закрыты.

Glastrennwände
blumen verschicken Blumenversand
blumen verschicken Blumenversand
Reinigungsservice Reinigungsservice Berlin
küchenrenovierung küchenfronten renovieren küchenfront erneuern