Вячеслав Иванов: На чьей стороне будет генерал Мороз?

В истории есть такие даты, которые не принято отмечать широко. Одна из них приходится ровно на сегодняшний день: 30 ноября 1939 года Советский Союз напал на Финляндскую Республику.

501

По внешним признакам эта война, вошедшая в историю под «ником» Зимняя и закончившаяся спустя 105 дней подписанием 13 марта 1940 года Московского мирного договора, согласно которому к СССР отходили 11 процентов территории Финляндии, включая второй по величине город страны — Выборг, может считаться вполне успешной.

Привет от Пирра!

Однако этот успех обошёлся Советскому Союзу дороже, чем рассчитывал величайший полководец всех времён и народов. В международном плане — исключением СССР из Лиги Наций (тогдашний прообраз ООН) как государства-агрессора. В военном отношении — людскими потерями, которые в шесть раз превысили потери финнов.

Статистические данные разных советских источников расходятся в оценках этих потерь порой в разы, что неудивительно для страны победившего социализма. Наибольшего доверия, пожалуй, заслуживают в этом отношении сведения российского государственного военного архива, который располагает подтверждённой базой данных о 167 976 убитых на этой войне или пропавших без вести. Что касается Финляндии, то её безвозвратные потери, по опубликованным в 90-е годы и не оспариваемым официальной российской стороной данным, — это 26 662 финских военнослужащих.

И это при изначальном почти двукратном превосходстве Красной армии в людской силе, трёхкратном — в количестве орудий и миномётов, четырёхкратном — в самолётах и двадцатитрёхкратном (!) — в танках…

Не были достигнуты и стратегические планы руководства первого в мире государства рабочих и крестьян: передвинуть дальше на запад государственную границу СССР как потенциальную линию фронта в неизбежной будущей войне, чтобы надёжнее защитить от врага Ленинград. Как известно, немецко-финские войска вышли к пригородам Колыбели трёх русских революций уже через два с половиной месяца после нападения Германии на СССР. И только нечеловеческим (слово «героическим» в данном случае истинного положения дел не отражает) напряжением сил защитников Северной столицы, в том числе — если не в первую очередь — рядовых жителей города, удалось избежать взятия Ленинграда войсками Вермахта и его полного уничтожения, как того требовал Гитлер. И итоги Зимней войны здесь никакой заслуживающей внимания роли не сыграли…

Так что «Пирровой» победу СССР в марте 1940 года официальные историографы Советского Союза не называли просто потому, что за это можно было в лучшем случае схлопотать двадцать пять лет лагерей «без права переписки». Да и в сегодняшней России за такую трактовку по головке не погладят.

«Народ, как солому, в огонь»

Оно, может, и не стоило бы того, чтобы вспоминать сегодня опыт Зимней войны 1939/1940, если бы не пугающее сходство отдельных черт прошлого и настоящего. К счастью, только отдельных, но тем не менее…

Нынешняя война в сердце Европы, затеянная очередным российским лидером нации, никоим образом не планировалась в заведомой перспективе стать Зимней. Максимум — весенней, ну уж совсем запредельно — летней. Но карты, в том числе и военные, легли так, как они легли.

Слава Богу, имеются отличия, и даже принципиальные. Самое главное — это затянувшиеся сроки военной спецоперации. Что уже внушает некоторый оптимизм.

Второе: финской армии, в отличие от украинских ВС, в ходе Зимней войны-1 ни разу не удалось вернуть под свой полный контроль занятые Красной армией населённые пункты.

Что касается сходств, то они заключаются главным образом в той щедрости, с которой командование ВС РФ бросает в бой всё новые и новые силы, не считаясь с людскими потерями. У Украины таких ресурсов нет…

Собственно, для российской власти вообще и для армейского командования в частности человеческий ресурс некогда не был предметом особой заботы. Хрестоматийное суворовское «Воюй не числом, а умением!», по сути, примером одного князя Италийского графа Суворова-Рымникского и ограничивается. Ну, разве что, ещё князя Михаила Илларионовича Кутузова, сдавшего Наполеону Москву, но сохранившего русскую армию.

В остальных случаях чаще всего срабатывал принцип «бабы новых нарожают». Недаром писатель-фронтовик, демобилизованный в 1945 году в звании старшего сержанта, кавалер многих боевых и трудовых наград, лауреат нескольких Государственных премий СССР и России, Герой Социалистического труда Виктор Астафьев писал в 1987 году: «Советская военщина — самая оголтелая, самая трусливая, самая подлая, самая тупая из всех, какие были до неё на свете. Это она „победила“ 1:10! Это она бросала наш народ, как солому, в огонь <…> Сколько потеряли народа в войну-то? <…> Страшно называть истинную цифру, правда? Если назвать, то вместо парадного картуза надо надевать схиму, становиться в День Победы на колени посреди России и просить у своего народа прощение за бездарно „выигранную“ войну, в которой врага завалили трупами, утопили в русской крови»…

Хорошо бы в виде фарса…

Впрочем, когда пришлось сдать Херсон, куда 3 марта текущего года Россия «вернулась навсегда!», командование РФ вспомнило о человеколюбии. Выступая с объяснением этого шага, министр обороны РФ Сергей Шойгу, мрачно глядя в нацеленные на него телекамеры, с безнадёжностью в голосе произнёс: «Планируя операцию [по отступлению на левый берег Днепра, — Ред.], наши военные делают всё, чтобы сохранить жизни российских военных и гражданского населения». А до сдачи Херсона на таких сантиментах можно было не сильно заморачиваться…

Эту мантру Сергея Кужугетовича затем на разные лады повторяли все ведущие (точнее — ведомые) спикеры российской пропагандистской машины, пытаясь сохранить хорошую мину при плохой игре.

…И ещё одна неприятная ассоциация возникает при сравнении двух Зимних войн. За всё время кампании-1939 военную помощь финнам оказывали тринадцать иностранных государств, в том числе Англия, Франция, Швеция, Дания, Италия, Бельгия, США, Эстония.

Всего за время войны в Финляндию было поставлено 350 самолётов, 500 орудий, более 6 тысяч пулемётов, около 100 тысяч винтовок и другое вооружение, а также 650 тысяч ручных гранат, 2,5 миллиона снарядов и 160 миллионов патронов. (Данные из портала Wikipedia, — Авт.)

Тот же портал, ссылаясь на финские источники, называет число волонтёров из других стран, которые прибыли в Финляндию для участия в войне против СССР: двенадцать тысяч.

И всё это — втуне…

Особо подчеркнём: всякое сравнение не обязательно является повторением фактов и событий «один в один». Хотя на некоторые размышления они наводят.

…После более чем сдержанной реакции руководства Польши, США и НАТО по поводу падения на польскую территорию двух ракет российского производства, выпущенных, скорее всего, силами ПВО Украины, Россия объявила об усилении своей, общей с Белоруссией, системы противовоздушной и противоракетной обороны. Где теперь ожидать падения подобных «предметов»? А главное — кто с абсолютной уверенностью возьмётся определить, с чьей стороны они будут пущены? И — что ещё главнее — сумеет ли наша новая железная леди Европы, в случае чего (тьфу-тьфу-тьфу!), отреагировать на подобный случай столь же хладнокровно, как лидеры перечисленных в начале этого абзаца институций?

Вот в чём вопрос…

Философу Георгу Гегелю принадлежит афоризм: «История повторяется дважды — один раз в виде трагедии, второй раз в виде фарса». Назвать фатально грядущую Зимнюю войну-2 фарсом не рискнёт, я думаю, даже самый циничный эксперт-пропагандист, неважно — из какого лагеря.

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Читайте по теме:

Вячеслав Иванов: Украина как новый Израиль?

Как добиться мира в Украине — Илон Маск «поспорил» с украинскими властями

Хаависто: Развязанная Россией война в Украине может длиться годами, эскалация маловероятна

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline