Блогер из Румынии в Таллинне: Меня поразил Балтийский вокзал

Что объединяет Эстонию и Румынию, как живёт русскоязычная диаспора в Румынии и что смотрят там на Рождество по телевидению — об этом и многом другом рассказал в интервью автору портала Tribuna.ee живущий в столице Эстонии блогер Юлиус РОУ.

2 694

Юлиус Роу ведёт канал на YouTube, посвящённый путешествиям. Ему 30 лет, он переехал из Румынии в Эстонию пять лет назад и это было спонтанное решение. Его канал — исключительно хобби, потому что ему интересно показывать определённые вещи, которые он видит своими глазами. В преддверии Нового года Роу побеседовал с автором портала Tribuna.ee Максимом Осетровым.

— Откуда пришла идея заняться каналом?

— Было несколько факторов. Во-первых — эмоции и впечатления, которые я получил, переехав в Эстонию. Эта страна очень сильно отличается от Румынии и других стран, где я жил, при этом в положительную сторону. И мне хотелось об этом рассказать и показать своим друзьям и родственникам. В какой-то момент один знакомый предложил мне выкладывать видео на YouTube. Сначала я проигнорировал такую идею. Но позже, когда захотел поехать то ли в Вильянди, то ли в Пыльва, идея начала воплощаться в жизнь: я начал искать информацию о городе, чтобы знать — от каких точек отталкиваться и что посмотреть. Во-вторых, я заметил, что люди не знают об Эстонии ничего, кроме стереотипов. И тогда появились первые попытки снимать без лица и закадрового голоса. С этого всё и началось.

— Когда ты приехал в Эстонию, что тебя поразило в первую очередь?

— Первое, что меня поразило, — это насколько Балтийский вокзал в 2015 году не отличался от Павелецкого вокзала в Москве. Я приехал поездом именно из Москвы. И когда вышел на Балтийском вокзале, то увидел старое советское здание и старый рынок. На нём были крытые лотки и люди, торгующие прямо на земле. Тут же было огромное количество русской речи, половина народа была в неадекватном состоянии. В тот день была ноябрьская серая погода, и у меня не было никакого ощущения, что я попал в Европу. Это действительно меня поразило, мне захотелось всем рассказать об этом. Сейчас вокзал очень сильно изменился, и я сожалею, что не смог всё заснять.

Есть ли у Эстонии и Румынии что-нибудь общее?

Эстонию и Румынию объединяют Европейский союз и европейские идеи. В остальном всё очень сильно отличается. Румыния — страна социалистического лагеря. Естественно, в Румынии социализм начался позже, чем в Швеции и Франции. Аллеи, проспекты, классические здания, панельные дома и хрущёвки. Это всё есть. Нечто похожее можно увидеть в Копли, однако в плане ментальности страны совершенно разные. И мне очень сложно представить большую общину румын или молдаван, живущих с эстонцами в каком-то едином государстве.

— А ты сам по национальности румын?

— Я не могу ответить на этот вопрос точно, потому что у меня смешанная семья из румын и украинцев. У меня есть также немного русской крови, поэтому мой родной язык русский, и даже немного казахской. Я избегаю этого вопроса. И когда спрашивают про национальность, то просто говорю, что по гражданству румын. Это самый простой способ избежать спекуляций.

— Как часто ты ездишь в Румынию к родным или друзьям?

— Раньше у меня был план ездить каждый год, но коронавирус всё изменил. Если человек постоянно переезжает и меняет работу, то теряется круг общения. Сейчас вся моя жизнь связана с Эстонией.

— Когда у тебя проявилась склонность к путешествиям?

— Настоящая любовь к путешествиям у меня началась в Эстонии. Это был поворотный пункт. Я предпочитал спокойный образ жизни и был типичным примером домоседа. Всё изменилось, когда я буквально за два часа решил, что ухожу с работы и переезжаю на какое-то время в Москву. Это было спонтанное решение: просто хотелось выйти из зоны комфорта. И, переехав в первый раз, я решил, что это круто и интересно. Однако желание путешествовать и изучать что-то большее появилось именно в Эстонии. Когда я приехал, то просто очень долго гулял по Таллинну. Потом я начал искать возможность выезжать за его пределы. Дальше произошла та история, связанная с Вильянди. Хотя я так и не поехал в ту поездку, но начал снимать.

— Какой год ты считаешь началом своей творческой деятельности?

— Осознанное понимание того, что и как я буду делать, пришло ко мне в марте 2020 года. У меня было большое количество попыток переосмысления, поэтому самое популярное видео вышло до того, как я определился, что буду снимать. Потому что есть темы, которые меня волнуют, но их вряд ли стоит преподносить зрителю. По той простой причине, что я не считаю себя компетентным в определённых сферах. А если рассказывать про путешествия или про какие-то взгляды и впечатления, то это наиболее честный контент.

— В одном из своих видео ты говорил, что, в отличие от Эстонии, в Румынии нет системы хуторов. А что есть?

— Хутор — северное понятие, так как в Румынии люди живут сплочённо. Там деревня представляет ту же самую единицу, что и в Молдове, Украине или России. Это именно деревня, потому что там обитают люди, которые живут на земле и за её счёт уже много лет. Такое распространено из-за того, что семьи обычно большие и люди знают друг друга. В Румынии есть такое понятие, как коммуна. Это распространённое явление на романском пространстве. В Италии и Испании то же самое потому, что деревни обычно вырастали от двух или трёх больших семей. Всё сильно отличается от эстонского образа жизни и мышления.

— Какое ещё наследие пребывания в социалистическом лагере есть в Румынии?

— Наиболее явным наследием пребывания Румынии в социалистическом лагере являются экономическая и социальная неразвитость. И именно вступление в Евросоюз дало толчок к огромному количеству реформ. Общаясь с друзьями и знакомыми, я узнаю, что румынская полиция действует эффективней. В то же время в Эстонии нужно ждать ответа несколько месяцев. Хотя уровень преступности, безопасности и спокойствия в обществе гораздо ниже. Здесь есть заслуга населения и в меньшей степени государства. Однако на политические проблемы тут реагируют быстрее.

— Тебе интересней всего снимать блоги о путешествиях, а ты никогда не думал снимать блоги на другую тему? Например, на тему кино или книг?

 — Я не собираюсь снимать исключительно про путешествия. У меня достаточно большое количество проектов для YouTube. Вопрос лишь в том, что в марте произошла ситуация локдауна, которая очень сильно изменила планы. Поэтому проводить проекты из раздела «Работа в Эстонии» стало гораздо сложнее. На данный момент я решил сократить свой круг общения. И большинство запланированных роликов будут выпускаться в формате «говорящей головы».

— Если бы ты снимал видео про кино или книги, то про что бы ты в первую очередь рассказал?

— Я бы рассказал о 5-6 книгах, которые на меня повлияли, либо что-то об эстонской литературе для широкого круга. В своей школе я учился на русском языке, но русскую литературу там не особо читали, несмотря на то, что большая часть класса была русскоязычной. Объёмную часть литературы я читал на русском языке и из-за этого пропустил большое количество румынской классики. Но времени её читать нет, а сейчас я склоняюсь к чтению эстонской классики. Кстати, у нас тоже 12-классная система обучения. Хотя считаю, что для большинства легче отучиться 9 классов и получить специальность, потому что, чтобы пойти на высшее, нужно определиться с тем, чего ты хочешь. Такое характерно для моего поколения. Мы взрослели в конце 1990-х и в начале 2000-х. Сейчас люди развиваются быстрее: есть доступ к информации. У нас даже не было калькуляторов. Это была большая проблема, потому что люди не были способны к математике. Я был гуманитарием, и у меня была способность к истории и географии. Языки не завлекали меня, хотя склонность была. Сейчас я владею русским, английским и румынским языками. Эстонский всё еще продолжаю изучать потому, что этот язык совершенно новый для меня.

— В школе у тебя также был русскоязычный круг общения?

— Сейчас в Румынии живёт около 100 тысяч русских. Я жил в городе Яссы. Город находится на территории румынской Молдовы — это самый восточный уезд Румынии. В школе мой круг общения был в основном русскоязычным. И когда я пошёл на первую работу и оканчивал школу, тогда у меня появился румыноязычный круг общения. Я встречался с девушкой, и она была румыноязычной. Она понимала по-русски, но именно так началось моё активное использование румынского языка. Вначале ей казалось, что у меня очень плохой румынский, потому что очень сильно чувствовался акцент. В ходе общения я подтянул язык, хотя и сейчас у меня есть проблемы. Я иногда с трудом вспоминаю какие-то слова, и любой румыноязычный человек поймет, что это не мой родной язык, или заметит, что я давно на нём не разговаривал.

— Насколько мне известно, в Румынии смотрят фильмы без дубляжа с субтитрами?

— Это обычная тема для Европейского союза. Вопрос дубляжа относится скорее к размеру страны, если есть рынок. Всё зависит от аудитории. В Эстонии люди знают английский гораздо лучше, чем в Румынии, поэтому можно смотреть в оригинале и не терять в понимании. Оригинальная игра актёров, на мой взгляд всегда интереснее. Если бы мы могли слушать «Одиссею» в оригинальном голосе на древнегреческом, то, наверно, звучало бы лучше.

— Какие фильмы повлияли на тебя больше всего?

— На моё творчество больше всего повлияли фильмы документального жанра. Именно поэтому в своем ролике о Ласнамяэ я взял интервью у создателей документального фильма «Анкета». Идея этого ролика появилась давно, но коронавирус помешал съёмкам. Количество моей аудитории показывает, что контент нужно развивать. Я не вижу себя в качестве оператора, звукорежиссёра, в роли хорошего редактора или сценариста. Для меня мастер на все руки — это человек, который умеет много, не умея ничего.

— Скоро нас ждут рождественские праздники. Скажи, а в Румынии Рождество внесено в календарь?

— У нас практически всё то же самое. Только названия на румынский манер. Рождество, естественно, внесено в календарь: в декабре традиционно празднуют католическое, но на востоке страны, а также в Молдове, в равной мере празднуют православное. Но это скорее дань вере, традициям. Для меня Новый год праздник большего масштаба, чем Рождество. Я человек неверующий. Мне нравятся исключительно традиции — это то, что соединяет прошлые поколения (нас и будущее), поэтому это хорошо. Мне без разницы, когда Рождество — в декабре или в январе. Всё красиво и создает настроение. У меня день рождения в эти же числа, и получается огромный праздник.

— У русских есть традиция смотреть перед Новым годом фильм «Ирония судьбы, или с лёгким паром». А что смотрят в Румынии?

— Я не люблю проводить новогодние праздники за просмотром фильмов, поэтому не знаю о том, какие фильмы принято смотреть в Румынии на эти праздники. У меня нет такой традиции. В своё время моё поколение смотрело «Один дома», а родители смотрели то, что показывали по телевизору. Большая часть каналов была на румынском языке, но телевизор был настроен на русские каналы, и там, естественно, показывали такие фильмы, как «Москва слезам не верит» и «Ирония судьбы». Зато мне очень нравится рождественская суета, но я не праздную ни Рождество, ни Новый год. Я также не придаю значения подаркам, потому что не сторонник праздников. Для меня это нормально. Мне нравится, что я свободен от рамок.

— Какое самое запоминающееся Рождество или Новый год были в твоей жизни?

— Сейчас я с удовольствием вспоминаю любой Новый год, когда мне было 10-12 лет. Я учился в русской школе и на русском языке. Это был конец 90-х и начало нулевых. И традиции того времени очень сильно отличаются от тех, что сейчас. Они было ближе к тому, как это было в Украине или в России. Я вспоминаю, как вся семья собиралась за столом. На празднике у нас всегда были типичные постсоветские блюда. Из традиционных блюд у нас всегда было мясо. Родители у меня потрясающе готовят. Получалась такая смесь традиционных и советских блюд. Это не ностальгия, а хорошее тёплое воспоминание. И если брать Эстонию, то самое запоминающееся событие было, когда я не собирался праздновать. Я сидел дома, смотрел сериал и единственное, что меня раздражало — это то, что за окном запускали фейерверки, но друзья предложили поехать в Старый город. Я ещё на разу не праздновал там Новый год, поэтому согласился. Мы сели в машину, поехали и заглохли посередине Мустамяэ теэ. Этот Новый год мы встретили под Макса Коржа. В итоге мы дотолкали машину в Старый город, доехали до Ласнамяэ и потом вернулись. И это был такой спонтанный Новый год. Хочу заметить, что с громкой музыкой в машине в Румынии в основном ездят цыгане: они большие любители всего яркого, блестящего и громкого.

— Какие у тебя планы на этот Новый год, что ты собираешься делать в следующем году?

 — Я мог бы снимать видео чаще и на более интересные темы, но не хочу просто рассказывать темы. У меня есть желание преподнести материал более красиво с визуальной точки зрения. Не имеет смысла делать одно и то же.

— Как часто ты смотришь видео про книги или фильмы?

— Я не смотрю киноблогеров и отзывы на кино, потому что оперирую только своим мнением и вкусами. Есть режиссёры, которые и не нравятся, а есть направления жанров, которые я смотрю. Направления могут быть достаточно разными. Я также не смотрю киновселенные и обхожу стороной фэнтези, за исключением «Властелина колец». Более того, я считаю, что лучше читать книги, чем смотреть про них видео. Я просто прихожу в книжный магазин, листаю книги, и если есть что-то подходящее, покупаю. Существует большое количество классики, и если ты поставишь цель читать по две книги в месяц, то это достаточно сложно. Для меня одна книга в месяц — достижение. Если ты попытаешься прочитать всю классику, то у тебя просто не хватит времени даже на новинки. Самая классная книга, которую я прочитал за последнее время — «1984». Я прочитал её год назад, когда мне было 29 лет. Это была лучшая книга 2019 года. Книгой 2018 года для меня был роман «Бог ненавидит нас всех». Эти книги очень сильно отличаются. Я считаю, что в литературе нужно этого придерживаться!

— Кого ты смотришь на YouTube?

— Я смотрю совершенно разные вещи. Мне очень нравится всё — от документальных проектов до контента для смеха. Я смотрю на YouTube вещи, которые я бы не стал делать и показывать сам. Это огромный список. Мне нравится смотреть передачи «Настоящего времени». Дудь для меня слишком простой и слишком скучный. Но у него хорошие собеседники (не все). Некоторые из них просто хайповые и медийные. На мой взгляд, именно его доступ к хорошим собеседникам гарантирует ему популярность. Все размышления — это размышления его оппонентов. Эстонские СМИ я читаю скорее с точки зрения выжимки новостей. Меня интересуют решения на уровне государства и города. Если интересна урбанистика, советую посмотреть ролики Гершмана. У Варламова я смотрю один ролик из 20. С точки зрения популяризации идей урбанизма и современного городского пространства он хорош. Но есть люди, которые делают это лучше, а он делает шоу. По поводу других блогеров: я смотрю такие каналы, как «Wkad Pictures», «Книжный Underground», «Ламповая вата», канал Руслана Усачева и т. д. Я много на что подписан, но всё же мало что из этого я смотрю! Если ты будешь читать или смотреть что-то одно, то будешь хуже социализироваться. Нужно выходить за пределы социальной группы!

Читайте по теме:

Эстонский видеоблогер — о «ватниках», «застойных» центристах и России

«Ведьмак» или «Игры престолов» — блогер из Таллинна приоткрыл книжные тайны

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline