Яна Тоом: С Соловьёвым говорить могу, а вот со Скабеевой…

В дискуссионной передаче «Кто кого?» канала ETV+ обсуждали возможные ограничения вещания российских телеканалов. «Эстония — демократическое общество, и мы не можем ничего запрещать», — озвучила свою позицию евродепутат Яна Тоом.

2 118

В программе также участвовали эксперт по коммуникации Рауль Ребане, медиаэксперт Артур Аукон, юрист и активист Евгений Криштафович.

«Государство пошлёт русскоязычным согражданам и сонегражданам чёткий сигнал: у них нет мозга»

«Почему дискуссия о запрете российских СМИ вспыхнула с новой силой и зерно, брошенное Раулем Ребане, упало на благодатную почву?» спросил у Яны Тоом ведущий передачи Андрей Титов. «Эти темы всегда падают на благодатную почву, ответила Яна. Ребане сильно повезло: мы все участвуем в операции по укреплению его имиджа в качестве медиаэксперта — он, между прочим, зарабатывает этим на жизнь. Другое дело, что тема за эти дни выдохлась. О запрете российских телеканалов не говорит никто, даже Ханно Певкур из Партии реформ. Мы говорим о том, чтобы приказать кабельным фирмам перевести эти телеканалы из основных пакетов в так называемые платные, но, во-первых, эти платные пакеты стоят копейки. Во-вторых, пропагандируемая Ребане идея — вынуть из основных пакетов российские каналы и заместить их финскими в знак благодарности за то, что финны помогли нам восстановиться независимость, — это странная идея. Я напомню только два имени: Ельцин и Горбачёв. Россия тоже имела некоторое отношение к нашей независимости, это не аргумент. Вопрос в том, что кабельное ТВ это рынок. Если государство станет вмешиваться в него по политическим мотивам, мы уже не будем открытой либеральной экономикой, которой нам так нравится быть».

Цензура в демократическом обществе ценностным решением быть не может, считает Яна Тоом: «Запретив российские телеканалы, как предлагает господин Криштафович, государство пошлёт русскоязычным согражданам и сонегражданам чёткий сигнал: у них нет мозга, государство лучше знает, что им смотреть. В результате мы получим недовольство, сопоставимое с 2007 годом, — не в плане уличных беспорядков, а в том плане, что государство опять начинает нас учить, как нам думать и что нам делать. И я очень сомневаюсь, что ETV+ или ETV могут сейчас предложить альтернативу тому же «Вечернему Урганту», хотя это шоу отнюдь не политическое».

В принципе закрыть можно всё, добавила евродепутат, но это будет вода на мельницу российской пропаганды. «Тема, повторю, выдохлась: говорить о платных каналах бессмысленно, о запрете рассуждать нельзя чисто технически думаю, поэтому апологеты запрета и притихли, все понимают, что в интернете можно смотреть всё что душе угодно. Почему мы к этой теме возвращаемся? Это чисто политический момент я понимаю, у реформистов не всё хорошо с рейтингом, вот Ханно Певкуру и надо было что-то сказать. Ну сказал. Но это противоречит идеологии Партии реформ, между прочим, она всегда была за свободный рынок, который сам себя регулирует, а теперь предлагает ударить по его невидимой руке. Нелогично».

Яна Тоом также объяснила, что «регулировать» деятельность иностранных каналов посредством европейской директивы о регулировании аудиовизуальных медиауслуг невозможно, и сделала ремарку насчёт Германии: «Когда в наших СМИ пишут, что Германия закрыла Russia Today по идеологическим соображениям, это неправда. Суть дела в том, что канал RT вещал на территории Германии на основании лицензии, полученной в Сербии, и не удосужился получить германскую лицензию. В конце декабря на это пожаловались, и в январе RT прикрыли. Если он обратится за лицензией, он наверняка её получит. Но даже если нет — нашим ястребам от Германии нужны санкции в отношении не RT, а «Северного потока 2″. А вот его как раз никто не трогает».

«Эстонские собеседники трижды заметали тему финансирования русских СМИ под ковёр»

Андрей Титов спросил также, считает ли Яна Тоом журналистикой такие российские программы, как «60 минут» и шоу Владимира Соловьёва. «Конечно, это пропаганда,  ответила евродепутат. С этим я не спорю. Я спорю с методами, которыми мы хотим с пропагандой бороться. Если запрещать что-то или ограничивать, как предлагают господа Ребане и Криштафович, получится, что мы отказываем аудитории в уме, а это проявление неуважения. Посмотрите на Мониторинг интеграции число зрителей российских телеканалов неуклонно сокращается, а эстонских, в том числе ETV+, растёт».

Яна Тоом уверена, что обсуждать нужно совсем другое: как усилить, причём финансово, русскую журналистику в Эстонии, как сделать так, чтобы она была интересна: «Вас, русских журналистов, очень мало, притока кадров нет, бюджеты смешные. Вчера мы вели дискуссию на ту же тему на канале ETV, я поднимала эту тему трижды и трижды мои эстонские собеседники заметали её под ковёр, потому что эта тема очень неприятная. Вы знаете не хуже меня, что у ETV+ меньше трёх часов собственного вещания в сутки это вообще ни о чём. И вам предлагают конкурировать с российскими телеканалами, где своего контента 10-15 часов в сутки. Не говоря о том, что все русские журналисты работают на нескольких работах — явно не потому, что вы любите работать, а потому что у вас такие зарплаты. Государство занимается не тем: вам надо дать намного больше денег, и ещё нужно готовить кадры на родном русском языке. Потому что так называемые журналисты, которые выходят из системы образования «шестьдесят на сорок», — они вообще «падежов не знают». Вот о чём надо говорить! Меня несколько удивляет то, что действующие и бывшие русские журналисты Эстонии старательно избегают темы финансирования себя и предлагают направить деньги на поддержку «Аль-Джазиры». Мне кажется, вам следовало бы выйти на баррикады и сказать, что в таких условиях информировать и бороться с пропагандой невозможно».

Ведущий продолжил тему российских СМИ: «Если вы согласны, что шоу Соловьёва пропагандистская передача, зачем вы в этом шоу участвуете?» «А вы когда-нибудь смотрели, что я там делаю? парировала Яна Тоом. Вчера в передаче UV Faktor ваш эстонский коллега Урмас Вайно потрудился показать коротенький ролик о том, как я на этом шоу спорю, и мне сказали: «Никто вас там не слышит, вы никого не убедите». Но мы, политики, приходим на ток-шоу разговаривать не с ведущими, а с аудиторией, если нам удается донести что-нибудь до зрителей это хорошо. Аудиторией в 20 миллионов пренебрегать не стоит. Капля точит камень я в это верю. И я знаю, что это так и есть, не понаслышке у меня в России огромная социальная сеть, половина семьи и множество друзей по университету. В стране, где популярны СМИ так называемые «иностранные агенты», такие мессиджи до людей доходят, не беспокойтесь. Кроме того, я хожу только на прямые эфиры и туда, где я могу говорить с людьми. С Соловьёвым я говорить могу, а, скажем, с госпожой Скабеевой из «60 минут», это гораздо труднее. Но и там я иногда бываю, что делать».

«Не надо говорить, что есть прекрасные объективные СМИ Эстонии и плохие необъективные СМИ России»

Евродепутат отметила и то, что люди, вращающиеся в обоих инфополях, русскоязычном и эстоноязычном, испытывают раздражение от неуважения к аудитории, накручивания и пропаганды с обеих сторон. «Давайте честно: мы с Россией в состоянии холодной войны  не только условный Запад, но и Эстония как таковая. В Эстонии СМИ свободны, мы на 15-м месте в индексе свободы прессы прекрасно. Но свободная журналистика и качественная журналистика не синонимы. Когда я вижу в Postimees новость о событиях на украинской границе, и в этой новости шесть анонимных источников и один неанонимный, я как бывший редактор большой газеты и не одной задумываюсь: я бы поставила такое в печать? Нет. Нельзя публиковать новость, в которой шесть анонимов утверждают, что где-то какие-то спецслужбы что-то кому-то слили. Нормальная журналистика так не делает».

Яна Тоом привела и конкретный пример: «Вчера мы с господином Ребане провели час в UV Faktor, передаче канала ETV, дискутируя на ту же тему. Я не молчала и говорила в эфире, думаю, минут пятнадцать. В новости, которая появилась по результатам дискуссии на сайте ERR, Яна Тоом говорит ровно одно предложение: «Проблемы нет, беспокоиться не о чем, российские каналы смотрят всё меньше». Вопрос не в том, что у меня огромное эго, вопрос в том, что всё остальное, что я говорила, не вписывалось в формат, который хотелось видеть инициаторам дискуссии, и мои слова просто не поставили в новость. Мы все отлично понимаем, как это делается. И не надо говорить, что есть прекрасные объективные СМИ Эстонии и плохие необъективные СМИ России».

Полностью передачу «Кто кого?» смотрите здесь.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline