«Калев»: как легендарный эстонский «богатырь-кондитер» по-норвежски заговорил

Об истории и современности одной из "визитных карточек" Эстонии — кондитерской фабрики "Калев" — на страницах Tribuna.ee рассказывает автор портала Дмитрий ЦЕХАНОВСКИЙ.

1 881

В 2018 году социологи TNS Emor попытались определить самый популярный бренд в Эстонии. 1016 респондентам в возрасте от 15 до 65 лет дали названия 157 торговых марок, среди которых надо было выбрать любимую. Первое место заняла кондитерская фабрика Kalev, опередившая показавший второй результат видеосервис YouTube и ставшую третьей телерадиовещательную компанию ERR. В первую десятку также вошли Selver, Google, Swedbank, Farmi, Telia, Maxima и Facebook.

Популярность марки «Калев» среди жителей Эстонии абсолютно объяснима. Ведь эстонская кондитерская промышленность, которую он представляет, не только считается одной из старейших на территории бывшего Советского Союза, но долгие годы являлась, по сути, визитной карточкой как страны, так и республики в составе СССР. Конфеты и шоколад фабрики «Калев» завоевали популярность не только на всём советском пространстве, но были известны и далеко за его пределами, оставшись востребованными и в независимой Эстонии.

Более двух веков истории

Свою историю Kalev ведёт от открытой в 1805 году на улице Пикк швейцарцем Лоренцом Кавицелем кондитерской. Лишь на один год эстоноземельцев опередили москвичи — в 1804 году в Москве появилась кондитерская бывшего крепостного Степана, который за своё умение делать сладости из абрикосов получил фамилию Абрикосов. Внук родоначальника династии Алексей Иванович Абрикосов создал товарищество «Абрикосов и сыновья», на основе которого затем выросло одно из крупнейших кондитерских предприятий России — Бабаевская фабрика.

Кондитерская же Кавицеля на таллиннской улице Пикк не раз меняла хозяев, а в 1874 году, попав в руки Георга Йоганна Штуде, стала самой известной в Эстонии. Марципановые фигурки и шоколадные конфеты ручной работы быстро стали обретать популярность и за её пределами, а вскоре стали поставляться ко двору его императорского величества в Санкт-Петербург.

Однако не стоит забывать, что в первой половине XX века на территории Эстонии было уже несколько предприятий, которые также имеют право претендовать на право считаться предшественниками «Калева».

Крупнейшее кондитерское предприятие в независимой Эстонии называлось KAWE и принадлежало братьям Карлу и Колла Веллнерам. Ранее они владели фабрикой «Реноме» в Петербурге, но после революции были вынуждены перебраться в Эстонию, открыв в столице фабрику по адресу Мюйривахе, 62. Братья настолько серьёзно взялись за дело, что в 1939 году контролировали примерно 42% эстонского кондитерского рынка, экспортируя при этом почти половину своей продукции в два десятка стран мира. Торговый офис компании Веллнеров был даже в южноафриканском Кейптауне.

К 1940 году, когда Эстония стала частью Советского Союза, на её территории работало два десятка кондитерских фабрик. Наиболее крупными, помимо KAWE, были фабрики Гиновкера (основана в 1906 году), Брандманна (1901) и Клауссона (1920). На четырёх вышеназванных предприятиях к концу 1930-х годов работало более 75% работников эстонской кондитерской промышленности. Конкуренцию крупным производителям составлял и ряд небольших фирм — Riola, Endla, Eelis, Efekt и другие.

До «Красной конфеты» не хватило лишь одного голоса

С приходом советской власти кондитерская отрасль в Эстонии была полностью национализирована и укрупнена. Riola было приказано слиться с Brandmann, эти два предприятия образовали крупную фабрику «Карамель», а затем к ним присоединили и марципаново-шоколадное подразделение Георга Штуде. С другой стороны, в KAWE влили фабрики Efekt, Eelis, Endla, Soliid и паточную фабрику Ermos.

К 1941 году в Эстонии осталось два крупных кондитерских предприятия — «Карамель» и KAWE, которые продолжали свою работу как в годы немецкой оккупации, так и после освобождения Эстонии от фашистов. При этом партийные функционеры, сохранив название KAWE, не заметили настоящую идеологическую диверсию. Фабрика носила название, образованное из  инициалов братьев-капиталистов Веллнеров. Лишь в 1948 году нашёлся бдительный эстонский товарищ, доложивший об этом министру пищевой промышленности СССР, и уже с 1 апреля того же года фабрика была переименована.

Конкурс на новое наименование фабрики проходил в сжатые сроки. В финальную стадию пробились два кандидата. Идеологически выдержанная «Красная конфета» («Punane Kompu») и «Калев» — в честь героя эстонского эпоса. Перевес нынешнего общеизвестного названия составил лишь один голос. Так на экономической карте Эстонии появилось название «Калев».

В 1957 году на Пярнуском шоссе было построено здание фабрики, получившей название «Новый Калев» (Uus Kalev), которая через год была объединена с фабрикой «Карамель». В 1962 году было завершено слияние в кондитерской промышленности Эстонии. «Калев» был объединён с «Новым Калевом», получив общее название «Кондитерская фабрика «Калев» и став пятнадцатой по величине кондитерской фабрикой в Советском Союзе. При этом на Эстонию приходилось около 20% экспорта кондитерской промышленности всего СССР, а по количеству произведённых сладостей на душу населения республика была одной из первых. Кроме того, «Калев» регулярно получал прямые заказы из Кремля, а продукция предприятия часто появлялась на международных выставках, получив на них десятки призов.

В цехах фабрики «Калев» (1970-е годы). Фото предоставлено Дм. Цехановским

 

Фабрикой «Калев» в 1970 году было выпущено более чем в восемь раз больше кондитерской продукции по сравнению с объёмом кондитерской продукции, выпущенной во всей Эстонии до включения её в состав СССР. Увеличение производительности труда было достигнуто за счёт автоматизации производства. В 70-е годы XX века ежегодно выпускалось не менее 37 500 тонн различных кондитерских изделий. На каждого жителя Эстонии приходилось по 25 килограмм продукции «Калева», что намного превышало потребности населения и позволяло вывозить продукцию как в другие регионы СССР, так и за границу.

Слева — фирменный магазин фабрики «Калев». Справа — рекламный буклет «Калева» (1970-е годы). Коллаж предоставлен Дм. Цехановским

 

Ассортимент продукции фабрики «Калев» в советское время составлял более 220 наименований. Было налажено производство таких кондитерских изделий, как карамель, драже, конфеты, ирис, шоколад, вафли, халва, зефир, пастила, мармелад, а в 1976 году впервые в СССР именно здесь была переоборудована на изготовление жевательной резинки линия по производства ирисок. По состоянию на 1979 год, 65 изделий «Калева» получили знак качества СССР.

Вырезки из каталога фабрики «Калев» середины 1970-х годов. Фото предоставлено Дм. Цехановским

 

Тернистый путь эстонской «жвачки» на рынок СССР

История появления в ассортименте фабрики жевательной резинки заслуживает отдельного рассказа. В 1968 году группа разработчиков под руководством Харри Юлиусовича Кийка создала первую советскую жевательную резинку из синтетического каучука, получившую рабочее название «Tiri, aga tõmba», что в переводится на русский язык примерно как «А ну-ка, потяни». Однако проект жёстко раскритиковал курировавший от Академии Наук СССР пищевую отрасль профессор Борис Петровский. Он оценил эстонскую жвачку как «вредную привычку, пропагандирующую буржуазный образ жизни» и стал добиваться её запрета.

В ответ на действия академика, энергичная директриса «Калева» тех лет Эдда Владимировна Маурер, как член комитета советских женщин, вышла на Валентину Терешкову, которая помогла привезти эстонский жевательный продукт на фабрику космонавтов. После этого визита Георгий Гречко высказался, что «жвачка помогает решать проблемы с санацией полости рта в условиях невесомости, а также способствует выравниванию барометрического давления в полости среднего уха и уменьшает сонливость у лётчиков и космонавтов».

Кроме того, 28 января 1974 года Харри Кийк всё-таки получил авторское свидетельство номер 428736 на изобретение «Жевательная резинка» (напомним, что в США она была запатентована в 1869 году), и через два года на «Калеве» всё же появилась первая линия по её производству — вместо ирисок.

Эстонская жвачка. Сверху — произведённая в 1976-79 годах на линии, переделанной после ириса. Снизу — выпущенная на линии, закупленной в 1979 году. Изображение предоставлено Дм. Цехановским

 

В 1979 году, перед Олимпиадой-80, самодельную линию заменили одной из четырёх, закупленных Советским Союзом за границей. Аналогичные линии получили также фабрики в Москве, Ленинграде и Ереване, но поскольку опыт по производству жевательной резинки был только в Таллинне, а темпы ввода линий к Олимпиаде в эксплуатацию были очень быстрыми, то именно эстонская жвачка в дальнейшем заняла большую часть рынка СССР.

От Оливера Крууды до норвежского концерна Orkla

Развал Советского Союза не мог не сказаться на экономическом состоянии фабрики «Калев», которая поставляла кондитерскую продукцию практически во все его уголки. За несколько лет производство сократилось примерно в четыре раза. Учитывая, однако, что немалая часть продукции потреблялась внутри Эстонии, новые хозяева предприятия смогли выстоять в непростые годы.

Долгое время это было одно из немногих крупных эстонских предприятий, принадлежащих местному капиталу.  В 1996 году концерн Kalev вышел на Таллиннскую биржу. Его главным акционером в те дни был эстонский бизнесмен Оливер Крууда. Оборот Kalev Chocolate Factory AS в 2001 году составлял 317,5 миллионов эстонских крон ($22,7 млн), прибыль — 29,9 миллиона эстонских крон ($2,136 млн). При этом примерно 55% продукции шло на экспорт, а остальная, соответсвенно, оставалась в Эстонии.

Оливер Крууда занимался не только пищевой промышленностью, но вкладывался и в другие виды бизнеса. Несколько лет под маркой Kalev.ee работал информационный портал на русском и эстонском языках, но постепенно начали возникать финансовые проблемы. Сначала пришлось закрыть портал, а 2003 год вошёл в историю «Калева» как время, когда предприятие для того, чтобы сэкономить на накладных расходах, покинуло территорию Таллинна. После продажи главного здания, которое располагалось по адресу Пярнуское шоссе, 139, производственные мощности были переведены в находящуюся в 11 километрах от центра столицы Эстонии деревню Лехмья волости Раэ.

Нынешнее здание фабрики «Калев» в пригороде Таллинна и некоторые образцы его продукции. Коллаж предоставлен Дм. Цехановским

 

И всё-таки Оливер Крууда не смог сохранить для Эстонии главную кондитерскую марку страны. К середине 2009 года его задолженность по налогам превысила 7 миллионов крон, и вскоре бизнесмен был вынужден продать свой пакет акций. 27 мая 2010 года акционерное общество Kalev Chocolate Factory стало членом международного норвежского концерна Orkla.

В 2015 году Kalev отметил своё 210-летние. В честь знаменательной даты предприятие подготовило специальную юбилейной серию из пяти наименований продуктов, которая была в продаже около полугода. Изюминкой её стал тёмный шоколад, производство которого на фабрике в последние годы растёт. Также всё более востребованы как в Эстонии, так и за рубежом, жевательные конфеты.

Юбилейный подарочный комплект, выпущенный к 210-летию марки «Калев». Фото предоставлено Дм. Цехановским

 

И всё-таки концерн Orkla полностью выкупил предприятие, которое с 1 февраля 2018 года вошло в концерн Orkla Eesti AS, став, по сути, норвежским. При этом выпуск кондитерской продукции продолжился под торговой маркой Kalev.

Оборот фабрики «Калев» в 2019 году составил 84 073 792 евро. В конце года на ней работало 540 человек, но коронавирусный кризис затронул и её — к началу июля их число сократилось до 493 человек…

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline