О Леннарте Мери — флаг НАТО и любовь корячки Юленьки

Сегодня исполняется 92 года со дня рождения первого президента Эстонской Республики после восстановления ей независимости — Леннарта МЕРИ (1929—2006). В связи с этим человеком вспоминается пара интересных эпизодов, пишет эстонский журналист и писатель Андрей БАБИН.

491

В 2004 году меня с фотографом от имени редакции еженедельника «День за Днём» делегировали поздравлять Леннарта Мери с 75-летием. Для поздравлений было отведено время с 11 до 16 часов. Мы приехали без пяти четыре и встали в хвост длиннейшей очереди, за многочисленной делегацией Городского театра. И мы были далеко не последними. Так что поздравления затянулись намного дольше отведённого времени.

Когда вошли внутрь дома, увидели, что большая комната, практически зал, с окном почти во всю стену с видом на море и смежные помещения буквально завалены цветами и подарками — повсюду коробки, пакеты… И это в основном от обычных людей. Хотя видели и публичных. Сийм Каллас, семейство Тарандов… Из неэстонцев в очереди я определил только двух азербайджанцев: в руках у одного из них была книга их писателя Чингиза Акиф оглы Абдуллаева на русском языке «Три цвета крови», которую они собирались подарить юбиляру.

Поздравления имениннику. Фото: facebook.com/ab.biograf

 

Когда дошла моя очередь поздравлять, я вручил большой букет роз, украшенный зеленью, и только успел произнести «Палью ынне», как Мери, сразу поняв, с кем имеет дело, прервал меня. «Спокойно! Вы, главное, будьте спокойны! Да, да, будьте спокойны!» — сказал он по-русски так громко, что все вокруг стали оглядываться. Я даже растерялся: вроде спокоен более или менее.

Оказывается, вот в чём дело. Ведь в этот же день Эстония официально вступила в НАТО, во дворе дома президента взвился натовский флаг. И президент, пользуясь тем, что его поздравляет русский, произнёс небольшую речь о том, что Эстония, вступив в НАТО, никому не угрожает, ясное дело, имея в виду Россию. Как будто с днём рождения поздравить его приехал не сотрудник русскоязычного эстонского издания, а представитель Кремля — выразить протест против вступления Эстонии в НАТО.

Флаг НАТО, иллюстративное фото. Источник: nato.int

 

Между тем я надеялся спросить у него про Юленьку. А из-за этого НАТО не успел. Закончив речь, Мери дал понять, что желает принять следующего поздравляющего. А меня уже поджидала девушка с подносом, чтобы предложить бокал вина на выбор — белого или красного. (Закусок, однако, не предлагали). Так что у него было с Юлей? О ней Мери писал в своей книжке «В поисках потерянной улыбки» — об эстонской молодёжной экспедиции на Камчатку в 1960 году, посвящённой 20-летию установления советской власти в Эстонии, которую Мери возглавлял. На Камчатке, где был два месяца, он познакомился с Юлей. Ходили в кино, сидели у ночного костра… Леннарт восторженно смотрел корякские танцы в исполнении Юли на фоне костра. Тогда же она сказала ему, как по-корякски будет «Я тебя люблю». Вот как: «Хымнан хычи ткогхан-нгоге». Так написал Мери в своей книжке.

Несколько лет назад меня вдруг надоумило проверить: не напутал ли он? Леннарт Мери, как известно, был полиглотом, но этот язык явно непростой… Сейчас в интернете можно найти источники, сообщающие, как выглядит выражение «Я тебя люблю» на разных языках. На корякском — «Гымнан гыччи ылну лыннык». Мало общего с версией Мери.

Тогда я направил на Камчатку пять писем — в посёлок Палану, центр Корякского округа, и во все четыре района. Вопросы задал такие: «Правильно ли написал Мери в своей книжке, и почему в интернете иначе? Как на самом деле «Я тебя люблю по-корякски?» Думал, хоть кто-нибудь да ответит. Ответили почти все, но ответы разные. Пришлось задавать уточняющие вопросы. В общем, целое лингвистическое расследование.

Его итоги таковы. Выбор выражения зависит от того, где проживает корячка, которой вы хотите признаться в любви на её родном языке. Если ваша возлюбленная — береговая корячка, то следует воспользоваться нымыланским диалектом: «Гымнан гытты тыганпуткын». А если тундровая, то надо прибегнуть к чавчуыенскому диалекту: «Гымнан энэлу ткулныги». Есть еще чисто разговорный вариант: «Гымка гыныка тлюпитыткин». Он больше свойственен береговым корякам.

Национальные танцы коряков. Фото: Pixabay

 

Тот вариант, который предлагает интернет, на самом деле переводится как «Я о тебе беспокоюсь». Что касается версии Леннарта Мери, ответ от носителей корякского языка я получил такой: «Это не наш язык».

Вот, оказывается, какой богатый корякский язык, в чём довелось убедиться, благодаря полиглоту Леннарту Мери.

Читайте также:

Борису Ельцину — 90 лет: президент России, которого чтят в Эстонии

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline