tribuna.ee

Ингерман: Чемодан, аэропорт и так далее

Национальная служба новостей ERR сообщает, что последние девять лет в Эстонии работающих людей меньше тех, кто не работает (дети, неработающие пенсионеры, безработные). Сегодня у нас работает 618 000 человек, а не работает 622 000 человек. В 1991 году (год восстановления независимости) работающих было 800 000, а не работающих 600 000.

Далее приводится комментарий советницы одного из отделов Министерства социальных дел, дескать, эта проблема связана, прежде всего, с демографическими изменениями, в том числе, с уменьшением числа населения и его старением. Капитанша очевидность. Спасибо за разъяснения!

В 1989 году в Эстонии проживало 1 565 662 человек.
В 2001 – 1 366 959. Минус ДВЕСТИ ТЫСЯЧ!
В 2014 – 1 311 870. Минус 55 000 по сравнению с 2001 годом и минус 250 000 по сравнению с 1989-ым.

Вот такие вот демографические изменения. Так в чем проблема? Просто в девяностые больше 10% населения Эстонии сказали: «да гори она синим пламенем» и уехали в основном в Россию. Уж очень им не хотелось попасть в разряд «мигрантов» с последующей переквалификацией в «оккупантов», в одночасье лишенных гражданства и с непонятными перспективами. Среди этих людей были не только военные пенсионеры, но и множество людей работоспособного возраста, которые кардинальным образом изменили свою жизнь и с чадами и домочадцами попрощались с Эстонией. Четко исполнили наказ, превратившийся в государственную политику: «чемодан, вокзал, Россия».

Ну а далее пошел уже другой процесс — активная, работоспособная часть населения поехала туда, где за работу платят больше и где социальной поддержки и гарантий поболе будет, и тут уже представители титульной нации были в большинстве. Они добровольно изобразили флешмоб: «чемодан, аэропорт/порт, Финляндия/Швеция/Норвегия/Ирландия/Великобритания… и так далее».

В последние несколько лет население у нас стало увеличиваться. За счет положительного сальдо эмиграции/иммиграции, оно покрывает естественную убыль населения. Дай бог, чтобы этот процесс оставался таким и дальше. Хотя он не может радовать эстонских националистов — пропорциональное количество «инородцев» опять начинает расти. С помощью оголтелой кампании удалось изгнать пару сотен тысяч, а тут опять тихой сапой проникают. Ясное дело, уже качественно другие, более лояльные. Но все равно, не титульные. Кроме того, я совсем не уверен, что даже самый лояльный итальянец или швед внутренне принимает конституционную цель существования этого государства — обеспечить сохранность эстонской нации (не как нации, но национальности), эстонского языка и культуры на века. А в смешанных семьях дети прекрасно владеют не только эстонским языком, но и языком «инородных» папы или мамы. И гражданство второе в запасе имеется. Большинство людей мыслят другими категориями, им ближе обычные человеческие горести и радости, а не узконациональные.

Что еще хуже. Нынешнее положительное сальдо миграции не решает проблем с рабочей силой. Больше всего нам нужна такая рабочая сила, которая не поедет к нам из «развитых стран» — просто в силу нашего уровня оплаты труда и прочих социальных прелестей. Остаются «неразвитые» со всей «неразвитостью» их самосознания, они ведь могут и потребовать обеспечить своим детям и школы на их родном языке, гады такие.

Еще к нам едут всяческие хитрые товарищи, которые пытаются здесь монетизировать свою оппозиционность российской власти — опусы некоторых их них исправно переводит местная пресса. Сколько из них изучило эстонский язык хотя бы на базовом уровне? Надо исследование провести. У нас тут проживают приживалками и некоторые украинские «националисты», так ведь тоже — общность с Эстонией только contra-Россия, а pro-Estonia (реальная) только на словах.

И вот я, человек с полным отсутствием музыкального слуха, прислушиваюсь к тому, что происходит в окружающем меня мире и думаю — а может стоит отдаться течению и тихонько, экономя силы, отгребать в нужном тебе направлении? Реально развивать свою культуру и образование и не гнобить образование на родном языке трети населения? Осознать, что высшее образование на эстонском языке, просто по факту, по целому ряду специальностей уже не актуально и для гимназистов, которые собираются поступать на эти специальности; значительно важнее английский или немецкий языки, а не эстонский. Понять, что искусственный загон множества русскоязычных за кассы магазинов Maxima, на должности официантов или в кассы обслуживания в банках, это не то, что нужно Эстонской Республике. Примарны знания, навыки и умения, но не отличное знание эстонского языка. Сегодня нужны специалисты, а не хорошо говорящие на эстонском языке service-girls and service-boys.

Школа должна давать знания и способность самообучаться, а не только знание эстонского языка. Я утверждаю, что громадный потенциал огромной части населения не использован даже в малой мере в угоду политиканам и зомбированной части титульного населения с тяжелейшим комплексом неполноценности. Тут я вижу возможности для облегчения естественно-исторических последствий, нахождения в клоаке периферийного капитализма.

Ну, помечтали и хватит. Может на следующих выборах за EKRE проголосовать? Пусть сильнее грянет буря!

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.