Воскресный антидепрессант Любиной: Серая в яблоках, или Как научиться верховой езде за один раз

О вере в свои возможности и скрытые таланты и здоровом авантюризме пишет автор портала Tribuna.ee Татьяна ЛЮБИНА.

257

Жизненная круговерть временами препятствует обнаружению и развитию скрытых врождённых талантов. А жаль, ведь наличие пары-тройки хобби делает жизнь красочнее и богаче на эмоции.

Здорово, конечно, когда новый опыт получаешь осознанно. Но спонтанность тоже бывает полезной. Поделюсь одним эпизодом. Как я за один раз научилась верховой езде. Жила я тогда с родителями, ходила в университет и вела упорядоченную жизнь без приключений. Но была у меня подружка по курсам английского языка. Она писала романы и обожала верховую езду. Будучи прекрасной рассказчицей, Иришка столь красочно описывала верховые прогулки, что однажды я не выдержала и робко попросила взять меня покататься.

Подружка радостно ухватилась за эту идею, и мы договорились на ближайшие выходные. Приближался мой очередной день рождения, и я рассудила, что верховая прогулка по окрестностям Петергофа станет запоминающимся подарком мне от меня.

В переговорном процессе мы по неопытности упустили разную трактовку слова «прогулка». Перед моими глазами представала картина степенного, словно в кино, перемещения лошади по гравийным дорожкам парка. Подружка же под прогулкой понимала, когда лошади сломя голову носятся везде, где это возможно. Что, собственно говоря, и произошло. Двух взбалмошных девиц не смутило отсутствие у новичка в моём лице даже минимальных навыков верховой езды.

День рождения у меня зимой, поэтому и дебютная прогулка была намечена на солнечное зимнее утро, с 25-градусным морозом, голубым небом и искрящимся хрустящим снегом. Сказка «Морозко» в современных реалиях.

Подозревать, что прогулка будет не столь неспешной, как я себе представляла, я начала после вводного инструктажа. Из уст опытной спортсменки это выглядело следующим образом: «Лошадь — с тебя ростом, но первый раз подсадят. Дальше — сама. После этого твоей главной задачей будет крепко держать повод, чтобы не случилось. Если ты на скаку не удержишься, не кричи, а держи повод. Будешь падать — всё равно его не выпускай из рук. Потому что за лошадь, бегающую по парку без наездника, попадёт владельцу конюшни».

Сорбонна (так звали лошадь) оказалась крупным представителем знаменитых на весь мир орловских рысаков. Серая, в яблоках, с длинной лебединой манерно изогнутой шеей и маленькой головой с умными глазами. Первые минуты в седле были сравнимы с комфортным мягким креслом, которое вдруг подняли на высоту 160 сантиметров и понесли. Медленно раскачиваясь из стороны в сторону, я вспомнила выданные рекомендации и на всякий случай крепко вцепилась в поводья. Как выяснилось, сделала я это весьма вовремя.

То ли медленно тащиться вместе со мной ей показалось скучным, то ли подружкой двигало желание в первый же раз дать новичку почувствовать прелести полёта, но минут через десять темп движения дивана резко переменился, и лошадь пошла рысью. Для тех, кто не в курсе: орловский рысак и назван рысаком за свою уникальную манеру передвигаться этой самой рысью. До них этого свойства не было ни у одной из пород. Комфорт резко испарился, лошадь начала как бы переваливаться с ноги на ногу, и это в режиме возрастания скорости, посреди глухого парка. Ещё от летящих в глаза веток приходилось уворачиваться.

Стремясь вернуть ощущение прежнего удобства, я интуитивно начала приспосабливаться к новому типу аллюра. Для этого пришлось вспомнить, что в ногах полно мышц, пружиня ими по ходу движения лошади. Только я было выдохнула, решив, что страшное уже позади, как аллюр вновь переменился. Лошадь подружки резко ускорилась, и Сорбонна понеслась ей вслед. Был ли это просто галоп или карьер по заснеженному парку, я не знаю. Но резко стало страшно, после чего я ослабила присогнутые напряжённые ноги и начала плавно, но неумолимо сваливаться вбок. Лошадь, при этом, продолжала нестись вперёд.

Единственное, о чём я помнила в эти минуты, что нужно держать повод. Это-то меня и спасло. Умная лошадка почувствовала смещение центра тяжести, краем глаза обнаружила у своего бока нечто, напоминающее большой мешок, и начала притормаживать. Таким образом, я на всём ходу свалилась с лошади, не выпуская поводьев, которые, как казалось, уже приросли к руке, поднялась на ноги и опять села. На сей раз я плюхнулась под мордой ошалевшего животного, которое резко тормозило всеми четырьмя ногами.

Обернувшись на несвязные возгласы сзади, подружка застала чудную картину: меланхолично застывшую Сорбонну с вытаращенными глазами, спокойную, как танк, и почти не запыхавшуюся. И меня — с такими же огромными, но напуганными глазами, сидящую под лошадью и не выпускающую из рук повод.

Невозмутимо слезая со своего коня, подружка весело, хотя и не без ехидства заметила: «Вот видишь, как важно не выпускать из рук повод».

Так я научилась верховой езде, решив с первого раза основной вопрос — я перестала бояться. Пока я училась в институте, практически все субботы были посвящены паркам Петергофа, верховой езде и верной Сорбонне. Не буду углубляться в особенности скачек у рысаков, скажу лишь, руководствуясь 15-летним опытом, что, приноровившись к многообразию аллюров серой в яблоках лошади, в дальнейшем для прогулок я выбирала рысаков к удивлению инструкторов и владельцев конюшен.

Татьяна Любина и её вороной. Фото из личного архива

 

Сей пример — как раз о том, что определённая доля авантюризма или доверия судьбе, внешним обстоятельствам облегчают жизнь, её украшают, делая насыщенной и красочной. Мне это помогает и сейчас. Чего и вам желаю.

Красочной и насыщенной жизни всем нам!

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline