Воскресный антидепрессант Любиной: «Химия и жизнь» или дюшес?

Помните в далеком детстве вкусовые ощущения лимонада из стеклянной бутылки? Какими разными они бывают в зависимости от настроения? Речь о том, что на одно и то же событие мы смотрим через призму настроения и конкретного восприятия мира в данный момент времени. Об этом в своей постоянной рубрике пишет автор портала Tribuna.ee Татьяна ЛЮБИНА.

433

Приведу конкретный пример, когда все как раз прошло на ура. Четыре дня назад в компании близких друзей мы поехали на прогулку в усадьбу Марьино*. Кто не знает, Марьино — вотчина великих и могущественных графов Строгановых и князей Голицыных (60 км от Петербурга).

В отличие от привычных для нас, петербуржцев, дворцов и усадеб — имение якобы принадлежит частному лицу, которое и занимается восстановлением комплекса. Возможно, кто-то серьезно раздумывает, куда поехать в выходные, поэтому стоит дочитать до конца. Философия философией, а прогулки прогулками.

Усадьба Марьино. Фото из архива Татьяны Любиной

Оговорюсь: про место, куда мы едем, я не читала ничего. Поэтому восприятие зависело, в первую очередь, от того самого настроения.

Итак…

В Марьино разбит парк, посреди которого стоит усадьба. Парк понравился, что называется, от слова «совсем». Тут есть все сопутствующие атрибуты – роскошные цветники, пруды, китайское озерцо, огромные прожорливые карпы, скальные композиции и мостик с грифонами. Виды восхитительные и для тех, кто хочет погулять, и для желающих пофотографироваться. Но будь к тому моменту настроение менее позитивным, я бы придралась ко всему. Дождь идет, китайская конструкция уж слишком китайская, вода у карпов в пруду мутная, кувшинки не рядом с карпами, поэтому приходится крутиться, чтобы на все посмотреть.

Еще там функционирует ферма со страусами, козами, козлами, курами и лошадьми. Животные общительные, привычно кормятся с рук, нахально расталкивая сородичей. Разумеется, кроме страусов, которых, как говорится, пугать нельзя, ибо пол твердый. Тут тоже все прошло мило: и козлик какой беленький, хотя и дерзкий. Представляете, что могло быть при ажитации? Козел наглый, всех расталкивает, от него дурно пахнет. Страусы хмурые, гуси шумные…. Ну, и так далее.

Общительный козлик на ферме. Фото из архива Татьяны Любиной

Кормя живность, набрели на каретно-санный сарай. Ой, туда имеет смысл зайти, вне зависимости от настроения: чтобы вспомнить, как некомфортно было перемещаться людям 200 лет назад – жарко, холодно, со всех сторон дует.

А теперь о квинтэссенции определения качества настроения и разности восприятия: усадьба. Дам определение одной безэмоциональной фразой: дорого, богато, вид из окон на парк фантастический.

А вот собственные противоречивые ощущения передам двумя фразами:

  1. Искренне порадовалась, что с нами на экскурсию в дом не пошел друг-историк. Сославшись на отсутствие интереса, он остался пить кофе на улице, погрузившись в недра всемогущего интернета. Это нас спасло, т.к. разнимать носителя (пусть и в прошлом) голубого берета (кто знает, тот поймет, о чем это я) и экскурсовода, пусть и спортивного вида молодого человека, одетого в костюм под стать эпохе века 19-го, ну, совсем уж не хотелось. Ибо соответствие повествования экскурсовода и историческая достоверность не всегда и не во всем совпадали.
Главный зал усадьбы. Фото из архива Ларисы Лубневской

2. В покоях я себя ощущала… Нет, не владычицей морской. Я ощущала себя актрисой, блуждающей среди декораций к эпическому фильму. Все как будто восстановлено с опорой на историческую правду. Но у меня почему-то возникало ощущение, что это больше современная интерпретация. Помните, сериал «Бедная Настя», отснятый в 2004 году? Говорят, рейтинги зашкаливали. И персонажи исторические, и актеры на загляденье, наряды и прически — глаз не оторвать… Но ведь даже без очков видно, что лубок. И, как лубку и полагается, и эффектный, яркий, да еще и с живыми попугаями. Птицы классные. Пока мы не зашли в зал с их клетками, кричали на все голоса, кого-то передразнивая. Мы зашли, и живность притихла, начав демонстративно таскать миски по клеткам.

Один из залов усадьбы. Фото из архива Татьяны Любиной

Что понравилось, так это полная свобода действий. Нет, посуду бить никто не предлагал, но в усадьбе нет ни одной перегораживающей проход веревочки. Везде разрешено ходить, можно присесть, отдохнуть и попозировать. С нами даже в карты сыграли и на рояле помузицировали.

Таких статуэток в усадьбе очень много. Фото из архива Ларисы Лубневской

Было ли комфортно перемещаться по сочетанию мебельного ломбарда и китайско-японского антикварного магазина? Это я к тому, что в коридорах, на лестницах, на столах в изобилии стояли какие-то статуэтки (не всегда старинные), вазы со страусиными перьями. Да, было весело и задорно. Ибо настроение было соответствующим. Включала ли мозг во время экскурсии? В этот раз даже не собиралась. Не дернулась ни разу, даже когда нашей шумной компании рассказывали о принадлежности хозяев к массонскому ордену, значению интимных комнат посреди анфилады, китайскому фарфору в японском зале. А зачем? Жизнь прекрасна, люди стараются, чтобы мы остались довольны.

Подвальные помещения активно используются под современные цели. Фото из архива Татьяны Любиной

В общем, удовольствие я получила. И от усадьбы, и от компании, и от поездки. И все благодаря соответствующему благодушному настрою. Ну, и лучше пусть так будет отреставрировано либо отремонтировано, нежели стоять в руинах, как заброшенная церковь посреди парка. Поясню: единственное невосстановленное здание в усадьбе — заброшенная Троицкая церковь. Причин, почему она не отреставрирована, хотя стиль неоготика не так часто встречается в наших местах, я не нашла.

Усадьбу, как и полагается, охраняют львы. Фото из архива Татьяны Любиной

*История усадьбы Марьино берет свое начало в 1726 году, когда Мария Яковлевна Строганова, супруга крупного промышленника и землевладельца Григория Дмитриевича Строганова, унаследовав после смерти мужа эти земли, решается на постройку усадебного имения. Собственно, именно в ее честь и получила усадьба свое название. Переходя по наследству от одного Строганова к другому, в 1817 году имение переходит в собственность графини Софьи Владимировны Строгановой. С этого момента и начинается расцвет усадьбы Марьино. Новая владелица велела построить помпезный дворец и разбить парк в английском стиле.

Для выполнения заказа Софьей Владимировной был приглашен профессор Императорской академии художеств Андрей Никифорович Воронихин (выходец из крепостных крестьян графа Строганова), главным творение которого остается Казанский собор в Санкт-Петербурге. Воронихиным был создан первый проект дворца и заложены основы системы прудов и плотин. К сожалению, смерть не позволила именитому архитектору завершить начатое. Путь, начатый Воронихиным, продолжили не менее знаменитые архитекторы: И.Ф.Колодин, Х. Мейер, А. Менелас, П.С. Садовников. Устройством сада руководил англичанин Пигам.

После окончания строительства Марьино превратилось в один из самых роскошных усадебных ансамблей в окрестностях Санкт-Петербурга. Усадьбу Марьино любили посещать многие венценосные и великокняжеские особы, включая всех российских императоров. – взято на просторах интернета. – прим.автора.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline