Воскресный антидепрессант Любиной: Фотографии не в то время

О том, как фотографироваться на пляже в октябре и почему в плюс 36 нужно носить белый брючный костюм, пишет автор портала Tribuna.ee Татьяна ЛЮБИНА.

445

Приключения можно найти всегда, везде и во всём. Как и скуку ‒ но это удел людей ленивых, не желающих пользоваться воображением и смекалкой. Разумеется, с шилом в попе надо родиться. Но учиться этим самым шилом управлять приходится уже в течение жизни. Не спорю, результаты бывают разные. Но, если прилагать старания, то профессионализм по поиску приключений на все части тела растёт. Как выясняется, из любого события влёгкую делается пусть маленькое, но приключение. В этот раз в приключение трансформировалось такое, казалось бы, ответственное мероприятие, как фотосессия.

На неё я созрела неделю назад. Вернее, хотела я пофотографироваться с профессионалом давно, но никак было не собраться. Да и не понимала, какой фотограф составит моё счастье в этот раз. Помог случай: знакомая по соцсетям похвасталась фотографиями. У барышни нестандартная внешность и нелюбовь к тщательно выполненному макияжу, а тут она выглядела настолько нежно, трогательно и стильно, что я решила: «Ух! Хочу!»

Так я познакомилась со своей тёзкой tanyagorodwork. Таня, что называется, «три в одном»: фотограф, визажист и парикмахер. Что важно, потому что в этот раз моя голова не болела от выбора макияжа и причёски. Новая знакомая оперативно соорудила у меня на голове локоны, нарисовала лицо, одобрительно хмыкнула, мельком взглянув на беленький костюмчик, в котором предстояло фиксировать меня красивую. Собравшись, мы выдвинулись в сторону Летнего сада. Образ требовал туфель, поэтому мне нехотя пришлось убрать во вместительную авоську со сменной одеждой любимые «конверсы» и взгромоздиться на 15-сантиметровые каблуки. Разом вспомнились давно забытые ощущения. Как в любимой сказке: «Высоко сижу, далеко гляжу». Ходить по гравийным дорожкам на тонюсеньких карандашиках, воткнутых в пятки, то ещё удовольствие. Особенно если при этом надо делать жизнерадостный безмятежный вид и вставать на цыпочки, чтобы погружение в землю было менее стремительным

Оглядели вокруг мы много, ибо за время, пока я изображала из себя цаплю, Татьяна сделала 300 снимков. Сильно умных фотографий, правда, не вышло. Несмотря на брючный костюм. Уж больно много мы болтали и смеялись. Обсудили историю строительства и реконструкции Летнего сада, музыкальные пристрастия, приход в профессию, проблему нехватки гардероба, отношение к жизни, сну, противоположному полу, каблукам, шампанскому, соцсетям и планам на жизнь. Я трещала без умолку, Таня внимала и параллельно щёлкала объективом. Давно в моём окружении не было столь качественных и надёжных «благодарных ушей». Татьяне пришлось пойти на этот шаг, чтобы добиться эмоций на моей физиономии. В противном случае я стояла, как 93-я мраморная скульптура Летнего сада, с той разницей, что статуи обнажены или прикрыты листочками, мне же приходилось в 36-градусной жаре терпеть на себе длинные брюки и пиджак.

Фото Тани Город

 

А потом я для себя сделала вывод, что мне недостаточно стильных нарядных фотографий, сделанных в спокойной, умиротворяющей обстановке. Моей персоне нужны фотографии, на которых проглядывает характер, у которых есть предыстория. О создании которых потом можно рассказывать хотя бы четверть часа. В общем даже жара не позволила мне отказаться от моей отвратительной привычки думать. А дурацкой, потому что ещё в Экклезиасте говорилось: «Во многом знании — много печали». Просто фотографироваться неинтересно. Либо умного собеседника подавай, либо экстремальные условия фотосъёмки. Хотя, согласитесь, получить помимо красивых фоточек ещё и дополнительные познания без дополнительных временных затрат или обзавестись новым перспективным знакомством… Разве это плохо?..

Разглядывая себя красивую и якобы совсем не изнывающую от жары в белоснежном костюме, я вспомнила другую фотосессию. В тот раз я замёрзла до состояния «зуб на зуб не попадает». Началось с того, что я захотела пляжные фотографии на фоне Финского залива. В апреле мы встретились с фотографом, обговорили детали и разошлись. Закончилась весна, прошло лето. В конце сентября я радостно позвонила другу-фотографу с заявлением, что готова, и в следующие выходные мы снимаемся. Тарас опешил, на всякий случай уточнив, не поменялась ли концепция съёмки в связи с другим временем года. На что я оптимистично сообщила, что концепция остаётся пляжной, октябрь в этом году вполне себе тёплый, а купаться в заливе я и до этого не предполагала.

Во что вылилась наша фотосъёмка, можно увидеть на фотографии. Я обожаю её по сей день, даже распечатала в формате метр тридцать на что-то и повесила на стену. На фотографии посреди воды стоит кресло, в котором восседаю счастливая я с бокалом вина и всем видом демонстрирую удовольствие от природы, погоды и жизни.

Жизнь прекрасна. Особенно в октябре. Фото Тараса Лазаренко

 

Заранее предполагая, что мне не раз захочется поделиться событиями того дня, я попросила фотографа сделать снимок, демонстрирующий мой вид до пляжного. На нём я также гордо восседаю на береговой кромке с видом на залив с той лишь разницей, что на мне надеты три куртки, штаны с начёсом и зимние кроссовки на толстенной подошве.

Морально я настроилась к тому, что придётся раздеваться при плюс пять, подготовила такую одежду, которую можно было относительно легко и оперативно с себя стянуть. Но, разумеется, события в тот день развивались не по плану. Совсем. Октябрь всё-таки. Вместо ожидаемого штиля на заливе разгулялся нешуточный ветер. Для антуража нам понадобилось кресло, но персонал категорически отказался разрешать выносить мебель за пределы отеля. Чтобы на час стать счастливыми обладателями стула, пришлось оставить в залог общероссийский паспорт. Потом нам понадобился бокал. Пустой в ресторане также не дали, даже за деньги. Пришлось заказать 300 мл любимого мальбека, а потом переживать, чтобы бокал не опрокинулся и не разбился.

Как назло в тот день, помимо ветра, похолодало, поэтому изображать из себя загорающую на ветру нимфу оказалось сложновато. Усугублял проблему пресловутый естественный свет. Из-за его переменчивости Тарас постоянно перемещал кресло. Я подходила, садилась, потом отбегала на берег, чтобы снять одежду и зимнюю обувь. Обратно кралась по собственным же следам, ибо в концепции снимка было заложено «одиночество на фоне тишины и восходящего солнца». Следы стада слоников по периметру в этот план не укладывались. К концу третьего круга я начала раздеваться и одеваться со скоростью бывалого солдата. Одной рукой натягивала или стягивала походные штаны, а другой придерживала бокал с драгоценным вином.

Жизнь прекрасна. На самом деле было так. Фото Тараса Лазаренко

 

Что тут скажешь. Глядя на результат обеих съёмок, я довольна и собой, и минувшими событиями, и фотографами. Хотя что мешало костюмную фотосессию провести двумя днями позже, когда столбик термометра опустился до плюс 25, а пляжную — месяцем раньше, хотя бы в плюс 15? Для себя я на этот вопрос ответила: то самое отсутствие воспоминаний, которые так украшают нашу жизнь.

Читайте по теме фотографии:

Лучшие снимки Таллинна получат призы

Эстонцы и родственные народы — в редких фотографиях

На престижном фотоконкурсе жюри впечатлил эстонский глухарь

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline