От «Трубочистов» до «Джентльменов» — яркие страницы истории КВН по-одесски

История одесского КВН (клуба весёлых и находчивых) на всесоюзной арене началась уже через несколько лет после яркого старта этой игры на Центральном телевидении СССР. Напомним, что эту игру придумали московский врач Альберт Аксельрод, инженер Михаил Яковлев и журналист Сергей Муратов практически на исходе хрущёвской оттепели.

1 183

Хотя одесситы, будучи студентами московских вузов МИСИ и МФТИ, и задавали тон в этих командах, первая сборная одесская команда «Одесские трубочисты» сразу с дебюта стала чемпионом всесоюзного телетурнира КВН 1967 года. Они лидировали в течение трёх лет, а затем оказались повержены напористой, агрессивной и более денежной командой из Баку, возглавляемой Юлием Гусманом. Через два года команда КВН Института народного хозяйства «Деловые люди», возглавляемая Валерием Хаитомпри капитане Юрии Макарове вернула Одессе чемпионские лавры. И надолго. После этого сезона КВН исчез с телеэкранов.

Спустя 14 лет усилиями Андрея Меньшикова — капитана команды МИСИ, Бориса Зильбермана — одесского кавээнщика призыва 1970 года, теперь уже поэта-песенника Б. Салибова, и главного «мотора» этого возрождения — ведущего передач молодёжной редакции ЦТ Александра Маслякова, КВН вновь стал притягивать к телеэкранам миллионы зрителей. А в Одессе во время трансляции игр любимой команды просто пустели улицы. Поэтому была актуальна одесская кавээновская шутка: «Наполеон проиграл битву при Ватерлоо — сделали пирожное, мы проиграем — сделают котлету».

Все эти годы организовывал одесских кавээнщиков отпраздновавший совсем недавно свой 80-летний юбилей Эдуард Аркадьевич Чечельницкий.

Он с 1962 года и по сей день работает в Одесском национальном университете директором студенческого клуба, который сейчас называется Центр культуры и досуга студентов. Сегодня он наш собеседник.

Э. А. Чечельницкий. Фото Алеси Карелиной-Романовой

 

— А вы сами играли в КВН?

— Я сам не играл в КВН, потому что всегда занимался какой-то организацией, администрированием наших команд. Я присутствовал при написании шуток и иногда выходил на сцену. Первые игры КВН в Одессе у нас в университете начались практически в то время, когда возникла эта игра. Был такой случай: мы готовились вместе с командой Медицинского института играть в рамках межгородских соревнований. Я уже был директором студклуба университета и собрал прекрасную компанию студентов, нынче уже большинство из них стало профессорами. Мы написали сценарий, используя миф о троянском коне. Партком, узнав, что мы хотим играть в КВН, попросил у нас сценарий. Нам тогда впервые запретили играть в КВН, а медики использовали этот сценарий и одержали победу. У нас популярными были межфакультетские КВН и КВН «студенты-преподаватели». В 1974 году КВН закрыли в Союзе, а у нас он продолжался всё время.

В 1986 году Андрей Меньшиков и Борис Зильберман — один из одесситов, осевших в Москве, — прислали телеграмму в Одессу с приглашением играть в КВН. Это было связано с тем, что одесская команда была последним чемпионом сезона 1973–74. Я пришёл к ректору и рассказал ему об этом приглашении. Он был достаточно прогрессивный ректор и сразу спросил у меня, буду ли я этим заниматься? Я его предупредил, что нас ожидают поездки, то есть нужны будут деньги. Он согласился. И дело пошло!

Сразу же доцент Игорь Шевченко, Ян Гельман (несмотря на то, что был выпускником Нархоза, всё время тусовался в нашем студклубе) и другие собрали вокруг себя тех, кто хорошо проявил себя на межфакультетских играх. Базовым человеческим компонентом КВН были физики. У нас до сих пор на этом факультете существует клуб «Гамильтониан». Многие члены этого клуба влились и начали быстренько это всё соображать. Уж очень они хотели играть. Я предложил первыми включить в команду Славика Пелюшенко, Хаита-младшего (он был студентом), Шевченко, Гельмана, а потом ещё добавились бывшие актёры студенческого театра «Октябрь». Так как Одесса славилась своим КВН, я пригласил Валерия Хаита (капитана команды-чемпиона СССР), пришёл и драматург Гарик Голубенко. Все загорелись этим делом. Хаит позже пригласил в режиссёры Олега Сташкевича (потом он был секретарём у Михаила Жванецкого).

Никто не помнит, кто первый придумал эту кличку или название «Джентльмены», но она родилась. Может быть потому, что джентльменами когда-то называли гамильтонианцев.

Нас пригласили вместе с другими городами «на заявку». Вот тогда появились трубки и шарфики. Капитаном мы избрали Светослава Пелишенко, но он в это время был на научной конференции в Подмосковье и успел появиться в последний момент. Заявку мы отыграли, а потом ещё записали и разминку с несколькими вузовскими командами. На разминке был интересный момент. Нашему капитану задали вопрос: «Что будет, если в наши дни „надстройка“ опять обрушится на „базис“?» Он ответил: «Как всегда — „прослойку“ придавит, то есть пострадает интеллигенция…» И когда это всё пустили в эфир — произошёл фурор. Нашу заявку признали лучшей. Так началась наша эпопея с этим КВН.

Потом пошли игры. Дважды мы встречались с МХТИ: один раз в начале, а потом в финале. В итоге мы выиграли сезон. После этого нас встречала на вокзале огромная толпа одесситов. КВН тогда был популярен! Его телеверсия была уникальна ещё и тем, что была придумана в СССР. Все остальные молодёжные передачи в основном были какие-то лицензионные.

Ребята, которые тогда составляли костяк команды, были совершенно замечательные люди, в основном физики-математики, несколько филологов. Проблем с учёбой у них не было: они были хорошо начитаны и трудолюбивы. Смысл КВН, а это было время перестройки, заключался в его социальной направленности. Ещё на заявке мы давали шутки, посвящённые Одессе, но с общесоюзным значением. Так и продолжилось… Эти игры нужно просто смотреть…

Обложка журнала «Телевидение и радиовещание». Из архива Э. Чечельницкого

 

— Создавалось впечатление, что в команде было два лидера — Пелишенко и Левинзон.

— Яков Левинзон не был лидером. Поначалу он не был в нашей команде, но хотел играть в КВН. Его привел Гельман, а был он выпускником политеха. Поначалу написали монолог «Зеркало обратного вида». Идея понравилась, Гарик Голубенко написал монолог «Зеркало», который и сделал Яшу знаменитым. Мы потом взяли его на работу в университет. Так что он по праву был в нашей команде.

После победы в 87-м году нас стали приглашать на концерты. В итоге мы объездили весь Советский Союз. Несколько раз выступали и в Таллинне. Популярность была дикая, даже в Израиле и в Штатах выступали.

Я помню, как в Одессе на день города нас охраняла милиция, невозможно было пройти сквозь толпу. Везде нас принимали на ура!

А. Масляков и Я. Левинзон. Фото из архива Э. Чечельницкого

 

— И во что это вылилось?

— Так как Валерий Хаит был опытный кавээнщик, то он почувствовал конъюнктуру и начал раскол команды. Сначала запустил в телеэфир передачу «Клуб одесских джентльменов», в которую включил только некоторых из команды, добавив туда ещё несколько театральных актёров. Одновременно возник театр «Комедиум», под эгидой которого эта группа стала давать концертные выступления. Даже ректора университета возмутила такая ситуация. В итоге два концертных проекта стали мешать друг другу. Поэтому они оставили себе название «Одесские джентльмены» и какое-то время просуществовали на сцене.

— В чём был феномен той команды, что с ходу удалось Союз выиграть?

— Феномен был в самих ребятах. Они не учились играть в КВН, но были хорошо подготовлены и имели определённый опыт. На основе внутриуниверситетских игр у них были определённый набор шуток и стиль подачи этих шуток. Команда была устроена так. По каждому конкурсу работала своя авторская группа, которая и готовила вопросы, ответы, репризы. Потом все собирались вместе и выбирали лучшее. Шутки носили социальный характер и били в точку, хамству не было места. Кто-то придумал «Сеять у нас, а собирать в Канаде» — это по поводу того, что мы тогда хлеб покупали в Канаде.

Вопрос из разминки: «Скажите, где лучше сидеть — на двух стульях или на двух креслах»? — «Это зависит от того, чем вы собираетесь сидеть».

Из подслушанного: «У чиновника: Единственное, чем могу помочь, — это ничем»!; «В военкомате: Все граждане, достигшие мужского пола, призываются в армию»; «На экзамене: Человек, по мнению Горького, звучит гордо!»

— А дальше?

— Дальше были концерты. Нас приглашали всегда. Мы часто выступали в Москве: на юбилее Эльдара Рязанова, участвовали в праздничных «Огоньках», выступали на съездах КПСС и ВЛКСМ. Со съездом партии было интересно: готовясь к короткому выступлению, мы жили в Москве 15 дней в комфортабельных условиях, нас поили и кормили. Все репетиции были в Большом Кремлевском Дворце. Перед выходом на сцену уже во время концерта во Дворце съездов нас завели в Георгиевский зал, а потом ещё показали Грановитую палату. Так охрана съезда заботилась о нас. Любопытный вариант был в Киеве. Мы там тоже участвовали в съезде партии и комсомола. Нас срочно привезли во дворец «Украина» прямо во время съезда. Президиум спустился в зал, а мы вышли на сцену со своим выступлением. Левинзон в своих концертах по сей день рассказывает, как кагэбист сказал: «Когда ты будешь читать монолог, смотри на меня. Если я сделаю жест — надо прекращать». А Яша увлёкся и забыл остановиться. К счастью, никаких репрессий не последовало, так как смеялись все.

И в итоге, после ухода в «профессионалы» Филимонова и Левинзона сотоварищи, костяк первой команды пополнился новыми лицами. Так возникла вторая команда. Мы выиграли сезон 90-го и сыграли первую игру 93-го года, причём выиграли её просто здорово. Но в этот сезон входила команда Баку, и наши ребята писали этой команде шутки. И те стали чемпионами. Мы просто передали бакинцам свои майки лидеров.

— Почему они перестали играть дальше?

— Во-первых, они повзрослели. Во-вторых, возросли расходы. К этому времени многие уже ушли из университета, создали семьи.

— А почему одесский КВН сегодня «не звучит»?

— Сегодня в Украине официально КВН нет. Как-то не произошла нормальная передача эстафеты, традиции… КВН ведь занимаются только «сумасшедшие» люди. У нас была университетская команда «Новая реальность» — чемпион Украины. Участвовала в фестивалях в США, но сумасшедшинки им не хватило. Я их всегда поддерживаю. А сейчас отношения с Россией порваны, нет связи и по линии КВН… И теперь мы на Украине не можем называться КВН. Да и можно заметить, что шутки в КВН у Маслякова бывают смешные, но они неактуальные в социальном смысле.

Мы ведь понимаем, что нужно не просто пошутить «ниже пояса», но и сделать это интеллектуально, этично, в то же самое время точно попасть в цель. Кавээнщик должен быть образованным, умным и хорошо шутить.

— Может быть просто ушла потребность, изменилась социальная среда?

— Нет, социальная среда не изменилась. Поводы для шуток есть всегда. Дело в том, что так как сам КВН перестал быть в Украине, то и студенты обратились к другим типам шоу, вроде «Лиги смеха», а там популярны только юмор, смех над чем угодно. Но ты посмеялся и забыл. Все упростилось. Стендапы я вообще не могу слушать, там же без мата ничего не обходится. А наши шутки актуальны и по сей день.

— Из КВН вышло достаточно много известных людей — вплоть до нынешнего президента Украины Владимира Зеленского.

— Да, из нашей команды тоже вышли. Когда мы перестали играть в КВН, в Москву пригласили Светослава Пелишенко, Яна Гельмана, Игоря Осипова и ещё нескольких человек. Все они вошли в отдел спецпроектов российского телевидения. Анатолий Контуш стал профессором Сорбонны. Евгений Каминский возглавил КВН в США, стал американским Масляковым. Олег Филимонов — известный актёр, а сейчас депутат Одесского горсовета, Светлана Фабрикант была народным депутатом Украины, сейчас вице-губернатор Одещины.

Мы уже давно не играем в КВН, но до сих пор поддерживаем друг друга. Кроме этого, мы создали фонд из остатков заработанных когда-то денег и учредили премию имени Яна Гельмана. Её вручают тем, кто по итогам года сделал для Одессы что-то самое полезное.

Страница журнала «Театральная жизнь». Из архива Э. Чечельницкого

 

— И ещё пара вопросов по истории игр. Трудно ведь объективно оценивать качество шуток.

— Ведь есть реакция зала, непосредственная человеческая реакция: это или смешно, или нет. Конечно, это всё субъективно. Поэтому в жюри старались приглашать тех, кто в состоянии воспринять шутку. Например, было правило трёх смехов, которое использовалось при разминке. «Идеальный вопрос должен: вызывать смех сам по себе; давать возможность небольшого смеха при ответе противника; иметь „правильный“ ответ, вызывающий бурный смех всего зала, переходящий в овацию!»

— А насколько судейство было объективным?

— Я присутствовал при необъективном судействе, когда в полуфинале и финале играла сборная Одессы, в которой капитаном был Валерий Хаит. Мы выиграли у МИСИ полуфинал, а в финале Одесса — Баку выиграла Одесса. Но весь Советский Союз знал, что победили бакинцы. В конкурсе капитанов Юлий Гусман выиграл у Хаита один балл. А после этого был ещё один конкурс, который просто не показали зрителям. Его-то разгромно мы и выиграли.

Потом ещё была одна история у «Джентльменов». Мы принимали участие в Суперфиналах. В 1994 году в Одессе мы выиграли у Новосибирска и были приглашены на Суперфинал в Баку. У нас с бакинцами игра никогда не получалась. Принимали они нас потрясающе. Их премьер-министр прислал за нами в Одессу самолёт. Был приём у Гейдара Алиева. Сразу стало понятно, что мы просто не можем у них выиграть. В итоге не судили те конкурсы, в которых мы выигрывали. Славик просто разбил их капитана, но этого никто из телезрителей не увидел. Игра шла в записи. В телевизионном эфире бакинцы выиграли. Для моральной компенсации они придумали кубок из двух частей: одна им, а вторая — нам. Так постепенно и закончились «Джентльмены»…

Читайте по теме:

Юмор, лирика, философия… Валерий Хаит — человек, которому удалось это объединить

Легенда «Масок-шоу» о гастролях в «сказочной Эстонии»: Люди смеются на одном…

Холодец, селёдка, пиво, водка и чувство юмора — как живут эстонцы на Украине

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline