Воскресный антидепрессант Любиной: Петербург, туристы и горожане

О том, как живёт Петербург в последние августовские дни, пишет автор портала Tribuna.ee Татьяна ЛЮБИНА.

337

«As the World Falls Down…»* («Когда мир рушится…» — Ред.). Пусть всё не настолько критично, как в песне Дэвида Боуи, но что вы делаете, когда времени в обрез, а нужно сбежать от дел и проблем? Я беру велосипед и уезжаю в соседний парк загорать, отключив телефон. Нежась под ненавязчивыми лучами петербургского солнца, удаётся отрешиться от дел насущных и ни о чём не думать. Пожалуй, процесс наблюдения за белогривыми лошадками — единственный способ для меня поразмышлять о чём-то отстранённом.

В лучах заката. Фото Т. Любиной

 

Приём, проверенный десятилетиями, в этом году дал сбой. Нет, я не разлюбила парки, да и облака по-прежнему навеивают философские мысли. Причина гораздо прозаичнее. Неожиданно обнаружилось, что как будто всё свободное пространство Петербурга заполнено людьми. И вместо самосозерцания я переключилась на наблюдение за ними. А в поведении разных людей много общего: как можно основательнее «пропитаться» солнцем, морским воздухом и хорошим настроением. И заметно большая, чем до изоляции, самодостаточность и погружённость в собственный мир и решаемые проблемы.

Люди стали громче разговаривать, меньше соблюдать общепринятые правила поведения в публичных местах. Ходят по центру тротуара, а не по правой и левой стороне, громко разговаривают. Много случаев телефонных переговоров с включённой громкой связью вне зависимости от того, где это происходит: будь то городская площадь или салон автобуса.

В ожидании приближающихся осенних дождей и ненастья, мамочки и детки облюбовали детские площадки. На набережных нет прохода от велосипедистов, роллеров и бегунов. В скверах и парках массово не работающие в будни или продолжающие работать на удалёнке загорают, прогуливаются или хотя бы перекусывают, проводя на воздухе краткие минуты обеденного перерыва.

Иоанновский мост. Фото Т. Любиной

 

Но особенно оживлённо в центре Петербурга. Казалось бы, границы на замке, но город заполнен людьми, пожалуй, даже основательнее, нежели год назад. Уровень пробок ежедневно бьёт рекорды по количеству дорог, выделенных в навигаторе красным. Чтобы прокатиться на речном трамвайчике, нужно отстоять в очереди. Хочешь попасть на экскурсию в Эрмитаж — записывайся за две недели. Летние террасы заполнены никуда не спешащими людьми, лениво потягивающими ледяное шампанское и апероль в разгар дня.

Петербург переживает бум отечественного туризма. Кругом шум непривычных питерскому уху наречий и говор, который слышишь, путешествуя по Волге, Уралу или Золотому кольцу, но не дома.

Удивительно, но при закрытых границах на улицах всё чаще попадаются автомобили с эстонскими номерами. Как они к нам попадают — неизвестно. Помните: «…На четвёртый день его показывали уже снизу экскурсантам.

― Направо ― замок Тамары, — говорили опытные проводники, — а налево живой человек стоит, а чем живёт и как туда попал, тоже неизвестно.

― И дикий же народ! — удивлялись экскурсанты. Дети гор!» (произведение «Двенадцать стульев» Ильфа и Петрова — Ред.).

Такова наша жизнь в условиях изменившейся реальности. Но Петербург остаётся прекрасным всегда: он был необычен и прекрасен, даже когда его улицы были пустынны в период самоизоляции. Он чуден и сегодня, когда заполнен людьми, которые ловят и наслаждаются последними солнечными, тёплыми, летними питерскими днями. Город улавливает хорошее настроение людей и отвечает им своей любовью.

Надеюсь, что ещё до наступления рождественских праздников на наших улицах зазвучит и иностранная речь…

*Что ты делаешь, когда твой мир рушится и летит в тартарары? Слова короля гоблинов в исполнении бессмертного Дэвида Боуи. Смотришь, как он крутит стеклянные шарики, и понимаешь, насколько завораживает этот мир…

Читайте по теме:

Санкт-Петербург оживает и наполняется туристами — откуда они?

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline