Воскресный антидепрессант Любиной: Четверть века двум четвёркам

О том, что в Петербурге есть архитекторы, которые умеют деликатно работать в историческом контексте и готовы вписать новые формы в архитектурную классику, на примере Музейного комплекса Государственного Эрмитажа в Главном штабе пишет автор портала Tribuna.ee Татьяна ЛЮБИНА.

228

Петербург остаётся верен себе. Мы выросли, гуляя по гранитным набережным, среди дворцов в стиле классицизма и барокко. Но тем и замечателен любимый город, что в нём всегда есть возможность увлечься чем-то для себя новым и неизведанным. Этой осенью заново открыла для себя Музейный комплекс Государственного Эрмитажа в Главном штабе.

Многие горожане и туристы воспринимают знаменитый Эрмитаж исключительно как Зимний дворец — детище гениального Бартоломео Франческо Растрелли с его пышным елизаветинским барокко и элементами французского рококо в интерьерах и Новый Эрмитаж с его атлантами. Но это до того момента, как попадаешь в восточное крыло здания Главного штаба. Главный штаб, или Здание министерств — одна из вершин русского ампира. Восточному крылу здания было суждено стать продолжением Эрмитажа, вместив его собрание живописи, скульптуры и декоративно-прикладного искусства с конца XIX века до наших дней. Единое перспективное построение объединило бывшие дворы-колодцы в привычную петербургскому глазу анфиладу, ось которой указывает на шпиль Петропавловской крепости.

Город врывается в пространство атриума Главного Штаба. Фото Татьяны Любиной

 

Этот рассказ — об одном из тех, кому принадлежит нынешняя трактовка внутренних пространств Главного штаба — о Никите Игоревиче Явейне.

Никита Явейн выглядит и смотрит, как маститый зодчий. Впечатление это не обманчиво. Фото с выставки, предоставлено «Студией 44»

 

Чтобы охарактеризовать масштаб замыслов этого архитектора, назовём ещё пять проектов, реализованных возглавляемой им архитектурной мастерской «Студия 44» и уже сроднившихся с обликом города: Музей железных дорог России, бизнес-центры на Невском пр., 38 и на Невском пр., 25. Построенное по проекту «Студии 44» здание Академии танца Бориса Эйфмана на Петроградской стороне внесено в «Белую книгу» Всемирного клуба петербуржцев, куда заносятся только выдающиеся архитектурные приобретения города. В проекте Ладожского вокзала Никита Явейн воплотил многие идеи своего отца, крупнейшего теоретика и практика транспортной архитектуры И.Г. Явейна (1903—1980). Игорь Георгиевич рассматривал железнодорожный вокзал как звено единой транспортной системы страны и как узел сопряжения многих видов транспорта («Комплекс семи видов транспорта»). Явейн-отец — автор вокзалов в Курске и Великом Новгороде.

Любовь к игре в «кубики» объединяет Никиту Явейна и генерального директора Государственного Эрмитажа Михаила Пиотровского. Фото предоставлено «Студией 44»

 

Среди новых проектов «Студии 44» — концепция парка «Тучков буян» в Петербурге (совместно с WEST 8, Нидерланды), победившая на международном конкурсе две недели назад. Расположение — в шаговой доступности от городских доминант: Петропавловской крепости, Стрелки Васильевского острова, Эрмитажа, Дворцовой площади, здания Адмиралтейства. Если дело дойдет до строительства, парк украсит обширную территорию между площадью Академика Лихачёва, проспектом Добролюбова, улицей Сперанского и набережной Малой Невы. Символично, что это победа концепции парка была присуждена незадолго до финисажа выставки «Студия 44. Анфилада», приуроченной к 25-летию бюро и развёрнутой в Главном штабе.

Ортогональная сетка привычна для архитектора. На выставке служит для размещения экспонатов. Фото Татьяны Любиной с финисажа выставки

 

Проекты Никиты Явейна — чёткое следование его взглядам. Сторонник современной архитектуры и противник подделок под старину в историческом центре Петербурга, Явейн убеждён, что новые дома в центре необходимы, но их архитектура должна наследовать традиции архитектурной школы Ленинграда и Санкт-Петербурга. Ещё он уверен, что центру Петербурга нужны чёткий регламент строительства и программа сохранения и развития, без которых крупные фрагменты городской среды обречены на физическое и моральное обветшание.

Макеты зданий исторической застройки — необходимое составляющее работы мастера. Фото Татьяны Любиной

 

Оценка работ «Студии 44» — в словах президента Санкт-Петербургского союза архитекторов Олега Сергеевича Романова: «Замечательная выставка, которая показывает, что современная архитектура, воплощённая в работах этой команды, — художественное решение высочайшего уровня. На примере проектов Студии видно, что архитектура — искусство и часть нашей культуры».

Из 200 проектов Явейна и его соавторов реализовано 45. Если отношение к реализованным проектам общеизвестно, то насколько важны для архитектора его нереализованные проекты? Этот вопрос я задала зодчему на выставке «Студии 44» в Эрмитаже:

Никита Явейн через призму оригинальной выставочной конструкции на экспозиции «Студии 44» в Эрмитаже. Предоставлено «Студией 44»

 

«Есть проекты с сильной концепцией и идеологией — я надеюсь, они однажды будут востребованы. У меня часто так бывает, случаются возвращения к ценным идеям из нереализованных проектов. Один из любимых — концепция преобразования части промышленного «серого пояса» Санкт-Петербурга. Думаю, что предложенный студией вариант — единственный жизнеспособный. [Имеется в виду редевелопмент полузаброшенных промзон, естественным образом появлявшихся вокруг исторических районов Петербурга по мере развития города — прим. автора].

Голубое небо в Петербурге бывает не так уж часто. Посетители спроектированных Явейном эрмитажных залов не упускают эти мгновения. Фото предоставлено С. Ярошецким

 

Из концептуальных проектов мы любим проекты для Калининграда — там речь идёт о связности исторической и новой городской ткани. Из петербургских проектов жаль музейно-выставочный комплекс «Оборона и блокада Ленинграда». Думаю, будь он построен, то громко бы прозвучал в мире. [Действующий Блокадный музей в Соляном переулке размещается на 800 кв. м, хотя изначально, до того как был разгромлен и закрыт, попав в жернова «Ленинградского дела», занимал три здания площадью 40 тыс. кв. м. — прим. автора]. Жаль, что не реализован проект Музея науки и техники в Томске. Он должен был быть построен в традициях русского деревянного зодчества, которым так знаменит этот город.

Проект музейно-выставочного комплекса «Оборона и блокада Ленинграда» дорог Явейну, хотя вряд ли будет реализован. Фото Татьяны Любиной

 

Когда-то для загородного кампуса Высшей школы менеджмента СПбГУ (Санкт-Петербургского государственного университета) на базе дворцово-паркового ансамбля «Михайловская дача» мы спроектировали физкультурно-оздоровительный комплекс обтекаемой эллипсовидной формы — очень современной и эргономичной. Но объект, как говорится, «не пошёл». Зато получилось построить нечто подобное в образовательном центре для одарённых детей «Сириус» (г. Сочи)».

Наверное, современникам А.Н. Воронихина или О. Монферрана не верилось в исполнение таких проектов, как Казанский или Исаакиевский соборы. Возможно, поколения после нас увидят вживую те идеи, которые сегодня рождаются в голове Никиты Явейна и его коллег из «Студии 44». Здорово жить в то время, когда на твоих глазах появляются такие объекты.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline