Воскресный антидепрессант Любиной: 75 метров над уровнем Невы

О том, как встречать Новый год на высоте 74,5 метра в недостроенном небоскрёбе и что требуется, чтобы при этом ощущать себя, как в пятизвёздочном отеле, пишет автор портала Tribuna.ee Татьяна ЛЮБИНА.

348

Незадолго до 2020 года у нас имелась свобода выбора, в том числе свобода времяпрепровождения, включая то, где и как отмечать новый год. И мы вовсю этим пользовались: уютно устраивались на праздники дома, исчезали в лесах Карелии, улетали под любимую пальму, затерянную в Индийском океане. Но уже и тогда случались разрывы шаблона с неожиданными последствиями. Необычно-экстремальный новый год в моей жизни случился лет так 15 назад, ибо праздник мы провели в недостроенном небоскрёбе. По петербургским меркам как иначе назвать здание высотой 74,5 метра в центре Петербурга? Для сравнения: колокольня Смольного Воскресенского собора ― 50 метров. По семейным обстоятельствам, не желая оставлять одного из членов семьи в одиночестве в новогоднюю ночь, мы и решили встретить Новый Год семьёй на высоте 74,5 метра.

В те далёкие годы я чётко следовала персональным маленьким традициям. Самая женская ― обязательное наличие праздничного макияжа, причёски и нового платья вне зависимости от места, где планировался праздник. В тот год традиции были соблюдены, однако ничего из вышеперечисленного не пригодилось. Идея встретить Новый год высоко над городом в семейном кругу была взята на вооружение, оговорена и одобрена заблаговременно, тем не менее мне и в голову не пришло отменить предновогодние макияж и прическу. Сходила, получила удовольствие от процесса, потратилась ― 31 декабря в уважающих себя салонах двойной тариф на услуги. Вся из себя прекрасная впорхнула в дом. И понеслось, и завертелось…

Сборы на небоскрёб оказались сопоставимы сборам если не на Эверест, то на плато Путорана*. Говорю со знанием дела, ибо в том сказочном месте месяц сплавлялась, ползала, залезала, отмахивалась. Посему знаю, каково это.

Новогодние реалии. Фото из личного архива Татьяны Любиной

 

Праздник ― всегда праздник, даже если проводишь его на стройке. Поэтому накануне я час бродила по супермаркету с деликатесами, выбирая то вкусненькое, что можно есть не разогревая, в холодном виде.

Одну из прошлых жизней я прожила в облике представителя семейства мышиных, поэтому, получив индульгенцию на подготовку праздничного стола, я сосредоточилась на формировании сырной тарелки. Традиционно сырная тарелка — закуска популярная. Причём это не несколько кусочков сыра, выложенные горкой. Сырная тарелка — правильно подобранные твёрдые и мягкие, из козьего, коровьего и овечьего молока, эффектно поданные сыры. Разложенные в такой последовательности, чтобы в процессе дегустации вкус сыров усиливать, а не перебивать. Неотъемлемый ингредиент сырной тарелки ― правильно подобранный аккомпанемент из орешков, мёда, груши, винограда, хамона. Сортов я прикупила не менее десяти. Это больше, чем принято. Я решила, что на холоде небольшой перебор жирной пищи ― то, что необходимо. Подачей, правда, в этот раз довольствовались походной, в пластиковых контейнерах, но нужный состав ― с акцентом на итальянские сыры ― подобрать удалось.

Упаковала покупки бережно ― так, чтобы довезти, поднять, не повредить. Выбирая сервировку, выдержала внутренний диалог. Ибо бабушкин фарфор во время семейных обедов и ужинов ― традиция. Но его сохранность в условиях беготни вверх-вниз вызывала серьёзные опасения. Уж лучше под ливень попасть с нарядной прической и макияжем, чем разбить любимую тарелку дедушки. Поэтому я ограничилась серебряными столовыми приборами и льняными салфетками.

С Рудольфом. Фото из личного архива Татьяны Любиной

 

Шампанское из пластиковых стаканчиков пить ― «а-ля моветон». А на морозе ещё и неудобно ― губы пристывают к пластику. Из горла шампанское вроде удобно, но «а-ля моветон» вдвойне. В этот раз я решила не шокировать пусть и привычную ко многому семью и положила в сумку пластиковые стаканчики. Чокались, правда, мы напитком манерным и вкусным.

Тёплая одежда. Свитеров и шарфов я набрала много. Даже плед прихватила. Платье пришлось заменить на лыжный костюм с начёсом. Красотой он не отличался ― ещё лет десять назад совместить в одном изделии стиль, тепло и чтобы не мёрзнуть, стоя и не двигаясь на месте, были понятия из области несовместимого. Ибо зима в тот год стояла холодная, а на крыше к тому же сдувало. Опыт фотосессии в купальнике в октябре на берегу Финского залива — это одно, хотя тоже холодно, а два часа на высоте почти 75 метров над Невой в январе при минус 20 ― гораздо хуже.

Семья философски наблюдала за моими хлопотами, понимая, что лучше минимизировать вмешательство в процесс сборов и отвести себе роль перевозочного средства. Помните, как у Булгакова: «Сим удостоверяю, что предъявитель сего… провёл упомянутую ночь на балу у сатаны, будучи привлечён туда в качестве перевозочного средства… поставь, Гелла, скобку! В скобке пиши «боров». Подпись — Бегемот».

Вот так и поехала я взбираться ввысь, больше похожая на нарядный матрасик на ножках. Только спустя 10 минут после подъёма о красоте внешней я уже и не помышляла. Причёске быстро пришёл конец: когда мы выходили на крышу, ветер дул такой силы, что для тепла поверх шапки я повязала платок, став похожей на французского солдата времён отступления от Москвы в 1812 году. Так, как солдаты выглядят по версии фильма «Война и мир» Бондарчука-старшего. Тушь размазалась, помада стёрлась, потому что, быстро замёрзнув, я перестала попадать губами на край пластикового стаканчика. И, чтобы живительная влага попадала внутрь, приходилось проделывать несколько комичного вида движений туда-сюда. Но открывающийся вид на прекраснейший город на земле, праздничный салют, семья в сборе заменили минусы плюсами.

Без льва в Петербурге ни шагу. Фото Тараса Лазаренко

 

Кстати, я не соглашусь с теми, кто считает детали и традиции чем-то не заслуживающим внимания, тем, чем можно пренебречь. Или не уделять должного внимания, довольствуясь эмоциями от экзотической обстановки в виде недостроенного небоскрёба, холода и лифта, работающего только до середины подъёма. В моём понимании, чем раньше у людей появляются общие традиции, привычки, тем больше шансов на разрешение возможных конфликтов в случае их появления. Как у нас ― если семейный ужин, то обязательна нарядная сервировка. Плюс важно иметь и использовать индивидуальный наборчик «якорьков» комфорта и спокойствия. Тогда подсознательно формируется мысль, что ситуация под контролем. Например, для меня ― это детали из привычного уютного быта и родной человек рядом. Как та наспех приготовленная сырная тарелка и льняные салфетки на перевёрнутом деревянном ящике, заменившем стол.

Так в беготне, хлопотах, подъёме, салюте как-то незаметно получилось, что то далёкое празднование нового года стало одним из счастливых и запомнившихся.

*Плато Путорана ― поистине фантастическое и прекрасное по своему облику творение природы, расположенное в Заполярном круге на территории Красноярского края. Первое впечатление после попадания туда ― ощущение полной нереальности окружения. Плато Путорана — царство воды, скал, водопадов и дикой природы, рай для любителей экстремальных путешествий, рыбалки и сплава на катамаранах и рафтах. Один из самых труднодоступных и сложных районов для спортивного туризма в России. Здесь существуют места, где никогда не ступала нога человека ― Прим. автора.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline