Краков — польский Париж и город, похожий на Таллинн (путевые заметки, часть 2-я)

Вавельский замок… Слишком известная достопримечательность, чтобы о нём подробно рассказывать. Напомним, что он сослужил городу печальную службу: из-за ремонта в нём в 1596 году Сигизмунд III перевёз свой двор в Варшаву да так там и остался… Заметим только, что два королевских дворца в Варшаве не столь колоритны и шикарны, как Вавель. Но самое время задать вопрос: а какая тайна кроется за названием "Краков"? Предупрежу сразу — на 100% нельзя быть уверенным в разгадке этой тайны. Но о двух возможных версиях мы расскажем.

1 091

Уже восемь веков существуют разные истории о драконе, жившем в пещере Вавельского холма. Наиболее популярная изложена в «Польской хронике» краковского епископа Винцентия Кадлубека (1150 (или 60) — 1223 гг.). Хроника была написана в конце XII — начале XIII веков, оригинал не сохранился — все имеющиеся списки датируются XIV–XV вв. Тем не менее это наиболее подробное и авторитетное изложение истории польских земель от античности до 1202 года. В том числе там рассказывается о решительном и справедливом польском короле Гракхе, или Краке. Он создал сильное государство, воевал с Римом, победил галлов в Паннонии. И было у него два сына. После возвращения из похода он обнаружил, что по соседству с королевским замком в пещере поселился грозный дракон, который успешно поглощал всевозможную скотину, подносимую ему королевскими подданными. Мудрый правитель, дабы его подданные не беднели от аппетитов дракона, приказал своим сыновьям убить его. Сыновья решили перехитрить огнедышащее чудище. Взяли они шкуру скота, напихали в неё серу и положили у пещеры. Дракон, как всегда, проглотил жертву. Сера вспыхнула внутри, и огонь сжёг зверя. Но вместо того, чтобы вернуться вдвоём к отцу победителями, младший брат убил старшего, а отцу сказал, что брат погиб в борьбе с драконом. Ему и досталась вся слава. Только вскоре обман был раскрыт, и королевича изгнали прочь. В своей «Хронике» Кадлубек пишет, что в окрестностях скалы, в которой жил дракон, основали город Гракховию. Некоторые называли его Краковом из-за карканья ворон, слетавшихся к туше побеждённого чудовища.

Сувениры с изображением дракона и Вавельского замка. Фото Д. Пастухова

 

Что ж, а теперь, пожалуй, пришло время познакомить вас с некоторыми кулинарными изысками, которые можно вкусить в многочисленнейших кафешках, ресторанах разного масштаба, кабачках, пивных подвалах и прочих заведениях общепита. Отдельно о ресторанах. Однозвёздочных «Мишленов» в городе достаточно, а любители истинно высокой кухни найдут в районе Казимеж и двухзвёздочный с истинно высокой кухней, коих в Польше совсем немного. Кстати, аналоги традиционной совковой столовки тоже есть и пользуются популярностью у любителей ретро… Не будем обращать внимания на заведения с китайской, тайской, индийской, японской и прочей восточной кухней. Пройдём мимо всевозможных кебабов и других подобных фастфудов. Для изысканного завтрака вполне подойдут обычные польские пекарни-кондитерские, в каждой из которых есть свой уникальный ассортимент булочек, пирожных, рулетов и прочих сладостей, подаваемых к хорошо приготовленному кофе.

А вот если решили пообедать и вы не веган (для них есть свои заведения), то готовьте свой желудок к восприятию многочисленных мясных блюд, вареников (пироги), традиционного польского супчика-журека и, конечно, бигуса. Впрочем, в качестве воспоминания о временах австро-венгерской империи (оккупации) можете получить и целый набор прекрасных шницелей. В популярной пивной C.K. Browar, когда приносят заказанное блюдо, возникает только один вопрос: а как это всё в меня поместится? Но пяток сортов крафтового пива способствуют поглощению мясных изысков!

Дегустационный пивной сет. Фото Алеси Карелиной-Романовой

 

Здесь пьют водку и пиво. Фото Алеси Карелиной-Романовой

 

Моя личная привязанность — это небольшая сеть пивных BaniaLuka. Совершенно минималистический интерьер, при этом — шесть сортов пива, глинтвейн и хороший выбор крепких напитков. А в закусках лидируют традиционные польский бигус и гриль-колбаски. На многочисленных телеэкранах — футбольные матчи, а в зале студенты вперемежку с англоязычными гостями Кракова.

BaniaLuka сближает. Фото Алеси Карелиной-Романовой

 

Что ж, после славно перекуса вполне можно познакомиться и со второй, народной версией «Хроники Драконии». Имя короля дошло до нас в варианте Крак. И вот при нём появился у подножия Вавельского холма яцер, отрыгивающий огонь и выдыхающий дым. Прозвали его селяне драконом, и от рыка его дрожали скалы. Целыми днями зверюга требовала еды. Люди приносили ему свою животинку: коров, волов, овец, баранов. Но скоро этого зверю стало маловато, и он потребовал человеческой крови. Крак, понимая серьёзность проблемы, совещался с прорицателями и жрецами, обещал хорошее вознаграждение тому, кто победит зверя. Находились смельчаки, пробовавшие силы в поединке с чудищем, но все терпели неудачу. Король и сам трижды дрался с ним, но не смог победить зверя. Казалось, что дракон вот-вот завладеет Краковом. Однажды пришёл к королю краковский швец по имени Скуба. Попросил разрешения у Крака побороть дракона не мечом, а обманом. Заинтересовался король, стал расспрашивать, какую хитрость задумал швец. Скуба рассказал что прожорливость зверя может стать для него гибельной. Краку понравилась смелая идея, и он приказал сделать всё как можно быстрее.

Скуба достал овечью шкуру, наполнил её серой и дёгтем и принёс в логово дракона. Когда зверь вылез из пещеры и увидел перед собой вкусную добычу, то по привычке сразу проглотил её. Огонь запылал у него внутри, зверь бросился к Висле и принялся жадно пить, пытаясь потушить огонь. Он пил, пил и стал раздуваться, пока, наконец, не лопнул с громким звуком. Все обрадовались, что зверь был уничтожен. Король устроил пышный пир, где угощали мясом и мёдом. А Скуба стал личным сапожником короля. Так, из уважения к королю, стали это поселение называть Краковом — городом Крака!

Вавель. Фото Алеси Карелиной-Романовой

 

Музыкальные клубы — это совершенно отдельная форма проведения вечернего досуга. Но послеобеденное время, до их открытия, можно посвятить просмотру ещё одного традиционного польского музея старого оружия — «Арсеналу». Расположен он в помещении арсенала — фрагменте сохранившейся крепостной стены возле Флорианских ворот. Прекрасная коллекция оружия (более 700 экспонатов) от времён польско-турецких войн вплоть до наполеоновских войн, в которых поляки принимали участие на стороне французов. Экспозиция позволяет даже далёкому от этой темы человеку воочию убедиться, как со временем совершенствовалось холодное оружие и эволюционировали первые образцы огнестрельного. На выставке представлено не только оружие для использования во время боевых действий, но и образцы статусного оружия. Богато украшенные мечи, шпаги, сабли, пистолеты, охотничьи ружья свидетельствовали о социальном уровне их владельца, о его месте в элите общества, а также демонстрировали мастерство оружейников и художников, их создавших. Жаль, что на эту красоту можно только посмотреть… А так хочется пофехтовать, стрельнуть… О музее современного искусства MOCAK мы уже писали. Он не перестаёт удивлять разнообразием своей экспозиции.

Сокровищница «Арсенала». Фото Алеси Карелиной-Романовой

 

Краков настолько разнообразен, что стоит уделить внимание разным нюансам. Например, его многочисленным мостам через Вислу. Один из них посвящён цирковым артистам, фигуры которых нереально балансируют на тонком тросе!

Мост с циркачами. Фото Алеси Карелиной-Романовой

 

В одном из заведений можно увидеть на стене карту Европы, на которой посетители отмечают булавками то место, откуда они приехали.

Из Эстонии тоже бывают гости. Фото Алеси Карелиной-Романовой

 

Многочисленные парки и скверы не просто ухожены, но и украшены всевозможными скульптурными композициями, а стены окружающих их домов — тематическими муралами, например, стихами о любви.

«Ничто не бывает дважды» — поэтический мурал. Фото Алеси Карелиной-Романовой

 

На набережной под Вавелем установлены необычные солнечные часы с лазерной стрелкой, работающей от солнечных батарей, расположенных по кругу. А на площади Святого Духа расположились уличные часы, показывающие время в разных городах земного шара. Вот и настало время отдохнуть от долгих прогулок…

Солнечные часы на солнечных батареях. Фото Алеси Карелиной-Романовой

 

Аллея с часами на площади Св. Духа. Фото Алеси Карелиной-Романовой

 

О самом популярном Harris Piano Jazz Bar мы уже рассказывали. Приятно, что за прошедшие годы клуб не утратил своей популярности, уровень выступающих музыкантов вырос, а программы стали более насыщенными яркими импровизациями, что так важно в джазе и джаз-роке. В общем, вечерний исторический центр Кракова просто переливается звуками самой разной музыки.

В The Artist cocktailbar мы поначалу заглянули, чтобы посмотреть выставку картин «Простые структуры» Марека Баторского. А тут выяснилось, что вечером можно разглядывать картины под джазовые импровизации на саксофоне самого художника при поддержке его друзей-музыкантов. Вот такой коктейль из музыки и живописи возник в этом уютном баре. Объединение двух достаточно далёких искусств живописи и джаза происходит на высоком эмоциональном уровне. Порой просто ощущаешь, в каком ритме и драйве художник наносил свои мазки, импровизировал в своих композициях. А когда слушаешь его саксофон, то создаётся впечатление, что в некоторые моменты он использует свои картины, как партитуру, как основу для импровизации. Естественно, что мы разговорились с Мареком, художником и саксофонистом.

Играет Марек Баторский с друзьями. Фото Алеси Карелиной-Романовой

 

— Как возникла концепция объединения твоих картин и твоей музыки в пространстве The Artist cocktailbar?

Хозяин этого бара, коллекционер произведений искусства, основал это место с мыслью о джазовых концертах и художественных выставках. Я, когда узнал про это место, сразу стал играть здесь дважды в неделю джазовые стандарты. Я, прежде всего, преподаватель живописи в Краковском университете и хорошо знаю историю польской живописи. Во время моих концертов выяснилось, что жена хозяина профессор искусствоведения, и она предложила мне устроить выставку с концепцией соединения произведений живописи и музыки. «Простые структуры» так называется живописный цикл, и он отражает для меня ту музыку, которую я играю на саксофоне. Это в первую очередь пейзажи. «Коллективная импровизация» это центральная картина, которая висит напротив меня, когда я играю. Это иллюстрация одной из моих любимых джазовых пьес, она вдохновляет нас на импровизации во время нашей игры.

— Как тебе удаётся объединять саксофон и живопись? Что на первом месте?

Так как я преподаватель, то мне нужно постоянно творчески себя реализовывать, и я регулярно устраиваю выставки своих произведений. Поэтому сейчас живопись на первом месте. Так как я родом из маленького городка, где у нас не было возможности учиться музыке, а меня интересовало творчество, то я и занялся живописью. Только потом стал учиться музыке.

— Кто твои кумиры из саксофонистов?

Прежде всего, Джон Колтрейн. Но каждый саксофонист уникален. Это и Стэн Гетц, у которого есть польские корни, и Декстер Гордон. Сейчас, конечно, саксофонисты играют уже другую музыку, а не то, что звучало в Нью-Йорке в 40-е 50-е годы прошлого века, когда они могли импровизировать по 50 минут. Их можно долго перечислять они все играли прекрасную музыку, и я стараюсь её передать своим слушателям. У меня сотни пластинок, я слушаю их и что-то добавляю всё время в свои концерты. В 50-е годы в живописи был популярен абстрактный экспрессионизм, который прекрасно сочетался с джазом тех времён. В моих новых картинах сочетаются пейзажи и звучание живописи цветового поля, как у Марка Ротко.

Картины Марека Баторского. Фото Алеси Карелиной-Романовой

 

— А что для тебя Краков?

Сюда много людей приезжает из разных концов Польши. В Кракове есть что-то мистическое, магическое. У меня есть младший брат Януш, который здесь учился на горного инженера и привозил мне книги из музея в Вавеле. Я и решил сюда приехать, как бы на звук этих книг. А здесь познакомился с живописцами, графиками, музыкантами. Здесь живёшь полноценной творческой жизнью. Краков это польский Париж! Здесь в XIX–XX веках царили импрессионизм, символизм, сецессия… Дух тех времён сохранился в этих стенах.


А вот ещё одно знакомство. Просто на улице мы остановили Барбару женщину в возрасте.

— Что для вас Краков? За что вы его любите?

Я живу здесь с рождения. Мне нравится, что город становится краше. Благодаря деньгам из Евросоюза сейчас происходит много разных ремонтов и реноваций. В моей жизни был момент, когда вслед за мужем я должна была переехать в другой регион Польши, но не смогла. Краков это моя любовь!


И завершить наши путевые заметки предлагаю впечатлениями двенадцатилетнего эстонца Платона Аболымова, сына Сержа Аболымова, по семейным обстоятельствам живущего сейчас в Кракове.

Серж и Платон Аболымовы, Фото из архива С. Аболымова

 

— Как тебе живётся в Кракове?

Мне живётся в Кракове отлично, всё мне нравится. Здесь спокойно и безопасно, чувствуешь себя расслаблено. Я не боюсь ходить по своим делам, например, в театр или на тренировку по боксу, хотя это и довольно далеко от дома. Не боюсь, что хулиганы отберут телефон или нападут на меня, когда я буду один. Я не знаю, как сейчас в Киеве или в Таллинне с этим, но там меня бы родители точно одного не отпустили. А здесь я везде хожу сам в любое время. Мне очень нравится Краков как город здесь красиво, удобно и комфортно.

— Как тебе учится в польской школе, появились ли у тебя там друзья?

Мне нравится моя школа, я учусь в 5-м классе. Дружу со всеми одноклассниками, но с несколькими польскими ребятами особенно близко. Уже свободно говорю по-польски. В моём классе, кроме меня, учатся три украинца и один русский. Остальные поляки. Школа современная, удобная, со спортивными залами и площадками, с современным плавательным бассейном с двумя отделениями, в одном из которых опускается и поднимается дно. В Польше к дисциплине и порядку в школах относятся более требовательно, чем в Украине, где я жил раньше. За этим постоянно следят учителя и родители учеников. Моя школа спортивная, олимпийского резерва. Кроме обычных классов есть спортивные, в которых учатся волейболисты, дзюдоисты и пловцы. Есть также сауны и соляная комната. Я занимаюсь плаваньем, ежедневно — по три часа. В Киеве я начал заниматься плаваньем с первого класса, а здесь продолжаю, но уже на другом уровне. Батя говорит, что я уже как катер. Я первый в своей группе. Кроме того, я два раза в неделю хожу на бокс, и мне очень нравится заниматься им.

— Ты недавно с друзьями ходил в пинбол-музей, как там тебе, понравилось?

— Музей мне очень понравился. Я предполагал, что так будет, поэтому отпраздновал свой день рождения с друзьями из класса именно в нём. Там ведь находятся игровые ретроавтоматы, вот мы и играли там несколько часов. Было отлично и очень весело.

— Тебе нравится заниматься музыкой, играть на гитаре?

— Я ещё до школы начал заниматься на пианино и продолжал вплоть до приезда в Краков. Если честно, то на пианино мне не очень нравится играть, иногда мне кажется это слишком скучным. Да и в Кракове у меня нет дома пианино. Но в одном спектакле нашего детского театра, где я участвую, исполняю фрагмент из токкаты и фуги ре минор Баха. Зато родители мне купили электрогитару и маленький усилитель, чтобы я мог научиться и что-то играть на ней. Но если честно, я не особо сейчас на ней занимаюсь — не всегда есть время, да и люблю поиграть в компьютерные игры.


Вот такие у нас получились путевые заметки из польского города Краков.

(Первую часть публикации о Кракове можно прочесть тут.)

Читайте по теме:

Harris Piano Jazz Bar в Кракове

Музей МОЦАК – центр современного искусства в Кракове

Пётр Давыдов: Гуляш из Освенцима

Комментарии закрыты.

Glastrennwände
blumen verschicken Blumenversand
blumen verschicken Blumenversand
Reinigungsservice Reinigungsservice Berlin
küchenrenovierung küchenfronten renovieren küchenfront erneuern