Harris Piano Jazz Bar в Кракове

Определенная часть шоу-бизнеса, особенно в его блюз-джаз сфере, традиционно происходит  в небольших по размеру, как правило, подвальных помещениях. Там обычно зрители сидят близко друг от друга и расстояние до сцены совершенно минимальное. Так что зрители принимают самое непосредственное участие в концерте, эмоционально поддерживая исполнителя. А исполнителям некуда спрятаться за звук или эпатаж, и приходится совершенно искренне выкладываться в своем исполнении. В этом есть определенный шарм. Жаль только одного, что чаще всего истинные шедевры импровизационного музицирования достаются немногочисленным зрителям.

284

Уже более 20 лет одним из лучших музыкальных клубов Кракова, города известного своими джазовыми традициями, признается Harris Piano Jazz BAR. В 2015 году The Guardian признал, что этот клуб входит в десятку лучших джаз-клубов Европы. Здесь играют традиционный джаз, свинг, современный джаз, блюз, фанк, бибоп. Много внимания уделяют молодым польским исполнителям. Заезжают и европейские звезды джаза. Даже  архитектура этого пространства утверждает, что здесь комфортно играть джаз.

Крохотная сцена, всего сантиметров на 40 возвышающаяся над основным залом, на 50 низеньких стульчиков, расставленных очень близко другу к другу вместе с крохотными столиками. Звуковая аппаратура и видеопроектор достойного уровня, хотя в усилении особой необходимости и нет: комбиков вполне достаточно, но для баланса голоса и инструментов это полезно. О том, как им удается содержать этот клуб,  я расспросил одного из хозяев-руководителей Якуба Адамчика.  

Валерий Романов и Якуб Адамчик. Фото Алеси Карелиной-Романовой

— Как у тебя все это началось?

— Я с детства был среди краковских джазменов. Мой отец – известный джазовый музыкант — контрабасист Казимир Адамчик. Поэтому я с малых лет впитал в себя всю эту джаз-атмосферу, проникся этим духом. С другой стороны, я начинал как официант, повар, бармен. Здесь работал еще в 2004 году. После этого эмигрировал в Голландию и поработал там. Когда я вернулся, а мой брат закончил свое образование, мы решили создать свой бизнес. Тут появилась информация, что предыдущие владельцы решили продать этот клуб и нас это заинтересовало. Ведь еще мой отец иногда здесь участвовал в джэм-сейшенах.

Harris был одним из первых джаз-клубов Кракова. В 1996 году это было просто  Piano Bar, в котором стояло пианино. Тогда еще не было концертов. Через год рестораторы  Ela Gawron и Mirek Gawryluk  решили проводить здесь концерты. Их интересовало создать культовое место, а не успех в бизнесе. Но со временем изменилась ситуация на рынке, возникла конкуренция и им уже стало трудно содержать клуб тут появились мы.

В общем, все у нас получилось, и мы занялись клубом. Большую часть концертных программ формирует мой брат, а я, кроме гастрономической части клуба, сам иногда играю на перкуссии и продюсирую некоторые группы и концерты.

Фото Алеси Карелиной-Романовой

— Как по твоему мнению, что сейчас происходит с польским джазом?

— Я считаю, что во всей Европе, а не только в Польше, джаз на подъеме. Все больше людей им интересуется. Пару лет назад нам было трудно заманивать людей в клуб. Многие считали, что джаз это очень узкое определение. А сейчас многие узнали, что сюда входит и соул, и фанк, и блюз… думаю, что даже среди музыкантов нет таких, кто любит весь этот джаз, но и мало людей, которые не интересуются хотя бы каким-то джазовым сегментом. Эта музыка, она находится над временем. И нам приятно, что мы встречаем известных музыкантов, которые раньше начинали в нашем клубе, приходя на сейшены. Теперь они стали звездами, но соглашаются у нас сыграть за минимальный гонорар потому, что просто любят нас. Музыканты с удовольствием играют у нас потому, что здесь происходят совершенно другие концерты, чем в больших залах. Здесь они у себя дома среди своих.

Фото Алеси Карелиной-Романовой

— А трудно ли руководить джаз-клубом?

— Трудно. Очень много всяких нюансов. Прежде всего, мы не зарабатываем на самой музыке. Зарабатываем мы на гастрономии. Мы продаем билеты. Необходимо организовать концерт, рекламировать его, оплатить авторские права и прочие расходы. Гораздо легче бы было заниматься люля-кебабами и это дало бы больше денег. Но я не хочу ходить на работу в закусочную. Мне нравится заниматься джаз-клубом.

— В Кракове довольно много мест, где играют джаз. Вы конкурируете или сотрудничаете между собой?

— Мы скорее сотрудничаем. Наше сообщество достаточно закрытое. В основном круг музыкантов один и тот же, зрители тоже одни и те же, не взирая на то, что они ходят по разным местам. Конкурировать не имеет никакого смысла. Мы все пьем из одного источника. Краков — большой город, в нем много туристов и есть потребность в этой музыкальной культуре.

Фото Алеси Карелиной-Романовой

— Что самое приятное в твоей работе?

— Это когда я захожу вечером в клуб и вижу приятных людей. И происходит концерт, и все довольны. Самое приятное, когда гости всем довольны и едой в том числе. Для меня это такая вишенка на торте. А в течение дня с понедельника до пятницы – это бюрократия, бумаги, сотрудники, уборки, организация переписки – вся эта офисная работа, которую нужно делать и она просто в пустую забирает время. Я люблю видеть результат своей работы, а он возникает вечером во время концерта.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline